Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Записки бывшего подполковника КГБ: "Русский национализм", "РАУ-Корпорация", Дмитрий Рогозин и другие

Один из авторов книги "КГБ играет в шахматы" и бывший сотрудник Комитета госбезопасности СССР Владимир Попов недавно завершил работу над своими мемуарами. В книге "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ" он рассказывает о становлении режима российского президента Владимира Путина, его соратниках, о своей работе в комитете и ключевых событиях, к которым имели отношение советские спецслужбы. Ранее книга не издавалась. С согласия автора издание "ГОРДОН" эксклюзивно публикует главы из нее. В этой части Попов пишет о научно-исследовательской организации "РАУ-Корпорация" и ее ключевых фигурах – Дмитрии Рогозине, Андрее Жукове и Валерии Вдовенко.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Здание КГБ СССР на Лубянке в Москве
Здание КГБ СССР на Лубянке в Москве
Фото: RIA Novosti archive / Wikipedia.org
Владимир ПОПОВ

Андрей Жуков

В числе тех, кто создавал РАУ (Российско-американский университет) и позже стал первым вице-президентом "РАУ-Корпорации", был Андрей Жуков.

Жуков родился в Ленинграде в 1948 году. В 1971 году окончил физический факультет МГУ. Затем принят на службу в КГБ, зачислен в Первое главное управление (внешняя разведка). В 1987 году с должности начальника отдела ПГУ КГБ СССР переведен на должность офицера действующего резерва КГБ СССР в международный отдел ЦК КПСС, где работал под прикрытием должности консультанта. В 1990 году перешел на работу в только что созданный Российско-американский университет (позднее преобразованный в "РАУ-Корпорацию"), в котором последовательно занимал должности сначала вице-президента, затем заместителя председателя совета директоров "РАУ-Корпорации". Доктор исторических наук, старший научный сотрудник, академик Российской академии естественных наук (РАЕН). С декабря 2003 года – депутат, член Государственной думы РФ 4-го созыва.


Фото: eurasian-defence.ru
Андрей Жуков. Фото: eurasian-defence.ru


Жуков был одним из первых офицеров внешней разведки, направленных в аппарат ЦК КПСС по указанию первого заместителя председателя КГБ СССР генерала армии Филиппа Бобкова. Как и его коллега по внешней разведке Леонид Веселовский, Жуков, по воле Бобкова ставший сотрудником управления делами ЦК КПСС, был призван обеспечить вывод огромных сумм, которыми располагала партия, в структуры, контролируемые КГБ. Целью этой операции было создание материальной базы для установления в стране режима, подконтрольного госбезопасности, взамен политически обанкротившегося режима КПСС.

Определен был Жуков в международный отдел ЦК КПСС на должность консультанта, которая являлась прикрытием его функций офицера действующего резерва. Отдел этот был преемником исполкома Коминтерна, упраздненного Сталиным в 1943 году из-за обвинений союзников по антигитлеровской коалиции в том, что Коминтерн вовлечен в подрывную деятельности против демократических стран.

Международный отдел ЦК КПСС являлся центром по выработке международной политики партии, в котором вырабатывалась стратегия по финансовой и материальной помощи коммунистическим партиям и близкими им по идеологии политическим движениям и группам зарубежных стран. Кроме прямой финансовой помощи, которая осуществлялась посредством резидентур советской разведки (ПГУ КГБ СССР), в зарубежных странах создавались так называемые фирмы друзей, имевшие широкий круг преференций при осуществлении торговли с СССР и в силу льготных условий получавшие сверхприбыли, используемые затем для скрытого финансирования просоветских партий и организаций.

В результате гибельной для КПСС перестройки к концу 1980-х годов возникла реальная угроза существовавшему в стране режиму. Тогда руководство КПСС в срочном порядке стало разрабатывать меры по выводу денег на случай изменения политического режима в стране. Огромные финансовые потоки, направляемые офицерами КГБ СССР Жуковым и Веселовским, устремились по указанию Бобкова в структуры, спешно им создаваемые. Одной из таких структур был "Молодежный коммерческий банк", позднее сменивший название на "Финист-банк". Александр Щербаков, с 1989-го по 1993 год являвшийся председателем правления АКБ "Финист-банк", в интервью сайту Bancir.ru 12 апреля 2010 года вспоминает: "Помню, как осенью 1991 года пришли к нам следователи специальной бригады Генеральной прокуратуры "деньги партии" искать. У нас действительно лежал депозит управления делами ЦК КПСС. Мы тогда ответили гостям: "Давайте решение суда о законном правопреемнике, все немедленно исполним"... В результате ряд банков деньги по команде перечислили на указанный счет, а вот мы и еще целый ряд банков не стали этого делать... А на депозитном счете у нас продолжало лежать 275 млн тех, советских, рублей. Все в итого так и осталось, законного правопреемника по сей день не нашлось".

Внешне продолжая действовать в интересах партии, КГБ целенаправленно создавал финансовую и материальную базу для собственного националистического подполья. Основным учредителем Российско-американского университета как раз и явился "Финист-банк", в который заблаговременно были направлены партийные деньги, так партии и не отданные, а ушедшие сначала в РАУ, затем в "РАУ-Корпорацию", где офицер КГБ Жуков служил офицером действующего резерва КГБ на руководящих должностях, являясь членом глубоко законспирированной группы офицеров и генералов КГБ СССР, возглавляемой Питоврановым, Бобковым, Ивановым, выводившей из страны рубли, валюту и алмазы. Газета "Коммерсантъ" в статье "Алмазы потянули на 11 лет" писала:

"Мосгорсуд вынес приговор по нашумевшему делу о контрабанде алмазов в Израиль на 25 млн ам. долларов, в которой подозревали экс-консультанта международного отдела ЦК КПСС, а ныне депутата Госдумы из фракции "Родина" Андрея Жукова. Его ближайших партнеров по алмазному бизнесу – заместителей гендиректора (генеральным директором был сам Жуков. – примеч. В. Попова) фирмы "Аурум плюс" Аркадия Мирзаева и Татьяну Кузьмину суд приговорил к 11 годам лишения свободы. Из обвинительного заключения и приговора суда следовало, что Мирзаев и Кузьмина являлись членами израильско-российского преступного сообщества, в составе которого они контрабандным путем переправили в Израиль 33 748 каратов алмазов на 25 млн ам. долларов, были причастны к незаконному обороту драгоценных камней на 35 млн ам. долларов и отмыванию 49 млн рублей. Во время суда не были названы организаторы преступного сообщества, однако... из материалов уголовного дела следует, что одним из них был в прошлом офицер внешней разведки, ставший впоследствии депутатом Госдумы и членом ее комитета по международным делам Андрей Жуков. Началом расследования послужил факт задержания одной из партий контрабанды весом 7,2 кг 28 марта 2003 года при таможенном досмотре на железнодорожной станции Брянск-1".

Сотрудники "РАУ-Корпорации"

Еще одним неординарным сотрудником "РАУ-Корпорации" был Валерий Захарович Вдовенко. Публично он неоднократно заявлял, что его отец Захарий в течение ряда лет являлся помощником одного из заместителей председателя КГБ СССР. Сам же Валерий в 1978 году был принят на службу в оперативно-техническое управление КГБ, затем служил в Первом главном управлении (ПГУ) КГБ, а в 1990 году по линии ЦК КПСС и КГБ был направлен в "РАУ-Корпорацию".

Впрочем, список чекистов, внесших существенный вклад в деятельность "РАУ-Корпорации", не исчерпывается Алексеем Подберезкиным, Дмитрием Рогозиным, Андреем Жуковым и Валерием Вдовенко. В этой структуре служил также уже упоминавшийся нами Алексей Большов.

Большов родился в 1955 году. В 1978 году окончил МАИ. В 1980 году – Высшее специальное учебное заведение КГБ СССР в Минске. С 1980-го по 1991 год проходил службу в 7-м отделе 5-го управления КГБ СССР и управлении "З" ("Защита конституционного строя") КГБ СССР. После коллапса СССР и упразднения КГБ работал в Российско-американском университете и его преемнике "РАУ-Корпорации", в которой являлся членом правления. Кроме того, Большов являлся заместителем председателя центрального совета ВОПД "Духовное наследие", а также директором центра "Защита".

Секрет быстрой "раскрутки" и успешной деятельности РАУ и "РАУ-Корпорации" был прост. Филипп Бобков, в бытность свою первым заместителем председателя КГБ СССР, внедрив в аппарат ЦК КПСС офицеров действующего резерва Веселовского и Жукова, организовал через них вывод денег партии в различные структуры, внешне никак с КПСС не связанные. Одной из них и стал РАУ, вскоре трансформированный в "РАУ-Корпорацию". 3 мая 1993 года, год спустя после создания "РАУ-Корпорации", Подберезкин и Жуков рассказали о своем бизнесе газете "Коммерсантъ":

"АО закрытого типа "РАУ-Корпорация" зарегистрировано в апреле 1992 года. Учредители – Российско-американский университет (РАУ), гуманитарно-просветительское общество "Априори" и торгово-посредническая компания "Нива". Уставный капитал – 3 млн рублей. В штате около 400 сотрудников, среди которых два академика и более ста докторов и кандидатов наук. Основные направления деятельности – экономический и политический консалтинг, издательское дело. Оборот за I квартал 1993 года – 200 млн рублей".

Поразительные успехи для вновь созданной корпорации, в особенности с учетом положения дел в экономике России в начале 1990-х годов, когда страну захлестнул кризис неплатежей. Однако гэбэшный консалтинг "РАУ-Корпорации" очевидно проблем с финансированием не испытывал.

Кроме сотрудников КГБ, в корпорации работали (числились) номенклатурные работники компартии. Современник вспоминает:

"Была на очередном круглом столе "Левое движение и выборы 2007–2008", проводимом Партией социальной справедливости. Впервые за достаточно долгое время увидела старого друга [Алексея] Подберезкина, возглавляющего партию и партийный список... Алексей Иванович, возглавлявший мутную контору под названием "РАУ-Корпорация"… после тотального разгрома 1991 года был работодателем для очень многих функционеров КПСС, в отношении которых де-факто действовал люстрационный принцип. Подберезкин был единственным, кто отважился трудоустроить [Геннадия] Зюганова (в трудовой книжке Зюганова после 1991 года первая запись – "РАУ-Корпорация")... Что такое была эта "РАУ-Корпорация" и на чем она делала деньги, полагаю, никто, кроме самого Подберезкина, не подозревает – контора выпускала толстенные нечитабельные фолианты на тему народно-патриотической идеологии, а также справочную литературу на политологические темы".

Октябрь 2007 года, Kolobok1973 / LiveJournal

Дмитрий Рогозин

Во время службы в "Комитете молодежных организаций" (КМО) Рогозин, как и его наставник Алексей Подберезкин, был завербован в качестве агента госбезопасности. Он охотно пошел на негласное сотрудничество с КГБ, так как мечтал о деятельности разведчика. Рогозин подробно описывает в своих воспоминаниях, как именно и почему его не взяли в разведку. В разведку его не взяли. Но это не помешало ему стать завербованным агентом:

"На четвертом курсе меня попытались завербовать в КГБ. Позвонили домой, пообещали интересную работу и предложили встретиться на следующий день у метро "Парк культуры". Я согласился. Честно говоря, я мечтал работать в разведке и просто еле сдерживал переполнявшую меня радость. Будущая жизнь рисовалась мне полной приключений и подвигов. Я был готов согласиться даже на нелегальную работу, тем более что благодаря моей южнорусской внешности, карим глазам, крупному носу, широким скулам и темно-русой шевелюре я мог бы сойти и за испанца, и за серба, и за араба, и за кавказца, и, как шутила моя жена, даже за гигантского японца. В общем, в чертах моего лица как в зеркале отразились все освободительные походы русской имперской армии.

Вскоре меня и мою молодую супругу Татьяну – студентку филологического факультета МГУ, родившую мне на третьем курсе сына, пригласили в какой-то медицинский центр КГБ для прохождения осмотра и проведения различных психологических тестов. Я предупредил своего вербовщика, что сразу после четвертого курса меня отправят на полугодовую стажировку на Кубу. Я жаждал получить хоть какое-нибудь задание по линии внешнеполитической разведки СССР, стать "нашим человеком в Гаване" и, наконец, принести своей Родине пользу. Однако все вышло иначе. В Гаване про меня забыли вовсе. Но, оказавшись на Острове свободы, я старался зря времени не терять. Изучая практику работы американских спецслужб, сумевших обеспечить эффективное вещание своей радиостанции на Кубу, я собрал интереснейший материал и подготовил на его основе дипломную работу на тему "Психологическая война США против Кубы". Там же, в Гаване, я написал еще одну дипломную работу – об оборонной политике Франции – "Парадоксы президента Миттерана".

Военной проблематикой я серьезно увлекся в годы учебы в университете. Добился допуска в так называемое специальное хранилище библиотеки иностранной литературы, где мог читать вырезки из французских газет, и, несмотря на то, что был вынужден ехать в Гавану на стажировку, изменить своему выбору мировой истории войн и конфликтов не решился. В Москву я вернулся в феврале [19]86-го с черной огромной бородой, двумя дипломными работами и нетерпеливым желанием узнать, когда же мне выходить на службу в органах государственной безопасности.

"Органы" на мои звонки долго не отвечали. Наконец, я дозвонился до своего старого знакомого-кадровика, который, как ни в чем не бывало, сообщил мне пренеприятнейшую новость. Оказывается, очередной генсек Юрий Андропов перед своей смертью завещал детей и зятьев сотрудников Первого главного управления КГБ СССР (внешняя разведка) на работу в то же самое управление не брать и подписал соответствующий приказ о "борьбе с кумовством". Для меня эта новость была как гром средь ясного неба. Мой тесть Геннадий Николаевич Серебряков в то время действительно работал на американском направлении в том самом управлении КГБ и имел звание полковника, поэтому доступ в "контору" мне был перекрыт железобетонно. Мечта рушилась на глазах. Защитив обе дипломные работы на отлично, сдав государственные экзамены и получив диплом с отличием об окончании престижного высшего учебного заведения, я оказался на улице без всякого распределения и перспективы".

Д. Рогозин. "Ястребы мира"

В годы молодости Рогозин учился на международном факультете МГУ, который курировался 3-м отделом 5-го управления КГБ. С той поры Рогозин тесными узами связан с нынешними российскими, в прошлом советскими органами государственной безопасности. Приобщил его к тайной деятельности в качестве агента спецслужб начальник 1-го отделения 3-го отдела 5-го управления КГБ подполковник Владимир Масленников, бывший сам в прошлом агентом КГБ и перешедший на работу в КГБ с должности декана филологического факультета МГУ. При поддержке КГБ Рогозин уже во время учебы в МГУ стал корреспондентом-стажером в главной редакции информации Центрального телевидения Гостелерадио СССР, куратором которой был старший оперуполномоченный 3-го отделения 1-го отдела 5-го управления КГБ СССР майор Владимир Торопыни.

Положительно зарекомендовав себя в качестве агента КГБ, Рогозин был принят на работу в КМО, сменив недавно переведенного из него в ИМЭМО Подберезкина. В КМО Рогозину было поручено руководить сектором международных организаций, благодаря чему КГБ имел возможность четко контролировать данный канал международного обмена.


Дмитрий Рогозин. Фото: roscosmos.ru
Дмитрий Рогозин. Фото: roscosmos.ru


По несколько раз в месяц Рогозин выезжал за границу. Кроме того, он занимался организацией крупных международных форумов. В 1989 году он организовывал выезд советской молодежной делегации во Францию на Всемирную молодежную встречу "Париж-89", приуроченную к 200-летию Великой французской революции. При формировании состава делегации Рогозин, следуя указаниям кураторов из 5-го управления КГБ, насыщал ее агентурой и сотрудниками госбезопасности.

Вслед за Подберезкиным Рогозин оказался на службе в созданной на деньги КПСС и подконтрольной КГБ СССР "РАУ-Корпорации", став ее первым вице-президентом. Работал он там с 1990-го по 1994 год. Одновременно в 1993 году Рогозин организовал народно-патриотическое движение "Конгресс русских общин" (КРО), во главе которого оставался до 2002 года.

Оседлав становившийся год от года все более популярный в России "русский национализм", стараниями РАУ и прочих подконтрольных спецслужбам структур Рогозин набирал политический вес, став в конце концов вице-премьером и лидером партии "Родина. КРО". Так стараниями советско-российских органов госбезопасности был взращен еще один амбициозный политический деятель, прицеливающийся на кресло главы российского государства.

Евгений Примаков

В связи с отставкой Бориса Ельцина, объявленной им 31 декабря 1999 года, по решению Совета Федерации на 26 марта 2000 года были назначены досрочные выборы президента Российской Федерации. Им предшествовали выборы в российский парламент – Государственную думу. В связи с этим патронируемая Бобковым "Медиа-Мост" и прежде всего принадлежащий ей телеканал НТВ развернули активную пропагандистскую кампанию в поддержку блока "Отечество – вся Россия" (ОВР) в противовес прокремлевскому блоку "Отечество".


Евгений Примаков. Фото: U.S. Department of Defense / wikipedia.org
Евгений Примаков. Фото: U.S. Department of Defense / Wikipedia.org


Лидерами блока ОВР были мэр Москвы Юрий Лужков и отправленный президентом Ельциным в отставку в мае 1999 года теперь уже бывший премьер-министр Евгений Примаков, бывший директор СВР, являвшийся одним из самых популярных политиков страны. Ожидаемая победа ОВР на думских декабря 1999 года выборах могла обеспечить ее лидерам победу в президентской гонке.

Лужков и Примаков были хорошо знакомы Бобкову. С московским мэром в дружеских отношениях был креатура Бобкова Гусинский. С самим Примаковым Бобков имел многолетнюю агентурную связь.

Молодой арабист Евгений Примаков в 1956 году был принят на работу в Главное управление радиовещания на зарубежные страны на должность редактора арабской редакции и с той поры прочно связал свою жизнь с органами госбезопасности. В возрасте 26 лет он возглавил арабскую редакцию, в которой работало 70 специалистов. Хорошо знал Примакова и первый заместитель ПГУ КГБ СССР генерал Борис Сергеевич Иванов, по заданию которого Примаков во время командировки на Ближний Восток в качестве корреспондента газеты "Правда" осуществлял регулярные контакты с лидером курдских повстанцев Мустафой Барзани.

Историческое отступление о Мустафе Барзани

В 1945 году советское руководство бойкотировало вывод группировки советских войск из Ирана, где войска участников антигитлеровской коалиции -- Англии, США и СССР -- находились, по взаимному соглашению, с августа 1941 года в рамках операции "Согласие". Целью временной оккупации Ирана являлось предотвращение опасности захвата иранских нефтяных полей войсками гитлеровской Германии, а также обеспечение безопасности так называемого южного коридора, по которому проходил транспортный путь поставок в СССР военного снаряжения, направляемого союзниками по программе ленд-лиза. Войска Великобритании оккупировали южный Иран, советские войска заняли территорию северного Ирана. В конце 1942 года США также разместили в южной части Ирана свои воинские подразделения, обеспечивавшие транспортировку грузов в СССР. Странами-союзниками и правительством Ирана был определен срок вывода союзнических войск: не позднее, чем через шесть месяцев после победы над Германией.

19 мая 1945 года иранское правительство обратилось к руководству Англии, США и СССР с просьбой о досрочном выводе войск этих стран с территории Ирана. Просьба была мотивирована капитуляцией Германии. Руководители Англии и США согласились удовлетворить просьбу иранского правительства и 31 мая проинформировали об этом Сталина. Однако советское руководство хранило молчание.

22 января 1946 года на территории Ирана, в районе Мехабад, населенном преимущественно курдами, так называемом Мукринском Курдистане, где в 1941 году располагались советские войска, была провозглашена "Курдская народная республика", более известная как "Мехабадская республика", просуществовавшая до ноября 1946 года. За провозглашением этой республики стояли советские спецслужбы, нелегально поставлявшие курдам оружие. В числе советников Мустафы Барзани – военного лидера племени барзан и "Мехабадской республики" – находился уже упоминавшийся нами сотрудник советской нелегальной разведки Александр Киселев.


Мустафа Барзани. Фото: KRG Poland / Twitter.com
Мустафа Барзани. Фото: KRG Poland / Twitter.com


После вывода советских войск из Ирана "Мехабадская республика" пала. С остатками своей армии Барзани пробился на территорию Советского Союза, где он и ушедшие с ним курды проживали в эмиграции, причем сам Барзани поступил на учебу в Военную академию им. Фрунзе.

14 июля 1958 года в Ираке произошла революция. Руководство СССР, традиционно уделявшее Ближнему Востоку серьезное внимание, не преминуло воспользоваться этой ситуацией. В целях укрепления позиций Советского Союза в этом регионе решено было в очередной раз использовать курдов, стремящихся обрести собственную государственность. В начале 1959 года от советских берегов отплыл пассажирский теплоход "Грузия", на борту которого находились бывшие воины армии Барзани и члены их семей. Направлялись они в Ирак. В качестве пассажирского помощника капитана корабля судно сопровождал офицер советской военной контрразведки Александр Викторович Киселев. По прибытии курдов в Ирак президентом страны в их честь был устроен прием, на котором Киселев был представлен курдскому лидеру Мустафе Барзани. Именно после этой операции по возвращении в СССР Киселев был зачислен в нелегальную разведку – управление "C".

Добиваясь от властей Ирака курдской автономии, Барзани активно готовился к вооруженному сопротивлению, закупая на предоставляемые Советским Союзам деньги оружие и военное снаряжение. В сентябре 1961 года на территории Курдистана начались вооруженные выступления против властей Ирака, получившие название "Сентябрьское восстание". С началом восстания Барзани срочно потребовалась военная помощь, которая и была незамедлительно предоставлена ему советским руководством. На морском сухогрузном корабле через Средиземное море были доставлены несколько сотен ящиков с оружием. В открытом море их скрытно перегрузили на курдские рыболовецкие суда, после чего груз оказался на территории Сирии. Оттуда оружие последовало на автомобилях, перевозящих улов рыбаков, в Ирак. От начала до конца контроль за операцией по доставке оружия восставшим курдам осуществлял офицер советской нелегальной разведки Александр Киселев, причем по прибытии в Ирак, используя прикрытие корреспондента ТАСС, Киселев выполнял функции связника Барзани с советской разведкой.

Контакты с лидером курдских повстанцев Мустафой Барзани были далеко не единственным заданием, выполняемым Примаковым в интересах советской внешней разведки.

В 1970 году Примаков получил назначение на должность заместителя директора Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО), который курировался 1-м отделением 1-го отдела 5-го управления КГБ СССР.

Предыдущая часть опубликована 6 мая. Следующая выйдет 20 мая.

Все опубликованные части книги Владимира Попова "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ" можно прочитать здесь.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook


 
 

Публикации

 
все публикации