Клуб читателей
ГОРДОН
 
Сергей Пархоменко

Российский журналист и радиоведущий, председатель правления Фонда увековечения памяти жертв политических репрессий "Последний адрес".

ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Задача "Останньої адреси" – не развешивать железки, а собрать людей, которым важна ценность человеческой жизни

Этот материал можно прочитать и на украинском языке

5 мая в Киеве был запущен проект "Остання адреса".

Мы очень давно к этому шли. Этому предшествовала очень большая работа, которую ведут наши друзья в Украине. Мы очень давно были на связи, старались их консультировать, делились своим опытом.

Мы – я имею в виду всю рабочую команду российского "Последнего адреса" – наблюдали за этим с очень большим нетерпением. Это действительно важнейший момент, когда движение становится международным. Есть еще один проект, который тоже очень близок к завершению, – в Чехии. Думаю, в течение ближайших нескольких недель там тоже откроются первые таблички тамошнего проекта Poslední adresa.

Для нас это очень большая радость и очень большая гордость. Это редчайший, а может быть, – как ни трагично – и уникальный случай, когда два гражданских движения по одному принципу, с общими мыслями и идеями делают свою работу по две стороны линии фронта. К сожалению, мы должны признать, что мы сегодня разделены линией фронта. Настоящего фронта. И это очень трудно – делать какое-то общее дело здесь и там одновременно.

В России на сегодняшний день установлено более 500 мемориальных знаков в 33 населенных пунктах. Москва, Петербург, большие и маленькие города, села. Собрано более 2000 заявок, и с ними тоже идет работа, в нескольких десятках городов есть инициативные группы.

Этот проект устроен таким образом, что за каждым мемориальным знаком есть живой человек, который присылает заявку. Он пишет: "Я хочу установить табличку", указывает имя репрессированного и адрес, по которому тот жил. Дальше требуется довольно большая подготовительная работа, поскольку эти сведения должны быть проверены в архивах, должно быть получено подтверждение, что действительно такой человек был, с ним произошло то-то и то-то, в такие даты, в этом доме... И потом только эту табличку можно заказать и изготовить.

Я знаю, что в работе сейчас штук 15 таких заявок в нескольких городах, в том числе в Харькове, Одессе, Херсоне, Житомире... Думаю, в ближайшие недели там тоже будут открываться такие мемориальные знаки.

При запуске проекта нам пришлось столкнуться с проблемами психологического характера. Были разные люди, которые писали нам и говорили, что хотели бы этим заниматься. Это было и в Киеве, и в других городах. Все очень непросто. И отношение к этому у людей разное: мы понимаем, что в этих ужасных военных условиях накопилось много недоверия, ожесточения, подозрительности. Я бы сказал так: совсем не самые первые люди, которые хотели этим заниматься, довели дело до открытия. И я очень рад, что в результате создалась эта группа в Киеве.

Она состоит из очень молодых людей, это важно. Обратите внимание: и Дмитрий Белобров, и Анна Фурман, которые там работают, – они люди очень молодые. И если вы смотрите на фотографии и видео первых церемоний, видите на них, в основном, молодых людей. Хотя и не только: вот, например, очень большую помощь – и моральную, и организационную – оказал нам очень известный в Украине общественный деятель по имени Евгений Захаров, глава Харьковской правозащитной группы. Он один из старейших правозащитников в Украине, историк, писатель. Его помощь нам тоже была очень дорога и ценна. Но в целом я рад, что молодых людей в проекте особенно много. И когда, в частности, я год назад приезжал в Харьков, чтобы там выступить публично и рассказать о проекте, собралось очень много молодых людей, была очень оживленная и доброжелательная дискуссия.

Работа над первыми мемориальными знаками в Украине прошла легче, чем в России, потому что, например, в Украине открыты архивы, а в России – закрыты. И в Украине была очень хорошая реакция и жильцов этих домов, и объединений жильцов, которые там есть. Это очень важная часть: дом должен был согласен. Ведутся переговоры с людьми, которые живут в этом доме, владеют там квартирами. Эти переговоры прошли быстро и легко. Люди очень быстро включались в разговор, понимали, в чем смысл этого проекта, и были рады, что могут самим своим согласием принять в этом участие. Серьезных организационных проблем не было.

Наши украинские друзья взяли тот же принцип финансирования, который применялся в России. Заявитель вносит свой небольшой взнос, который заведомо меньше, чем общие расходы на установку таблички. Вопрос не только в стоимости ее физического изготовления, есть еще и "стоимость инфраструктуры": есть сайт, который требует денег, есть люди, которые занимаются архивными поисками, переговорами с домами и так далее. Поэтому в целом расходы на установку одной таблички существенно больше. В Украине взнос, который просят сделать заявителя, составляет 1000 грн.

Но есть люди, которые поддерживают это, делают благотворительные взносы. Есть доноры, готовые поддержать проект. Они есть в России (частные лица и благотворительные фонды, в частности, фонд Ельцина и фонд Прохорова), в Украине будет точно так же. Я не знаю, будут ли наши друзья устраивать большую краудфандинговую кампанию в интернете, но мы в свое время это делали, нам это очень помогло: на эти деньги мы построили сайт, сделали несколько первых командировок по городам России. Я думаю, что было бы целесообразно сделать то же самое в Украине.

Проекту "Остання адреса" нужна помощь в двух главных направлениях. Первое: проект живет тогда, когда люди хотят устанавливать такие знаки и подают заявки. Чем больше заявок, тем лучше. Второе: мы убедились в России, убедились в этом и наши друзья в Украине, что нельзя работать удаленно, дистанционно. Нельзя в России сделать все из Москвы, а в Украине – из Киева. Нужны инициативные группы на местах.

Такие люди уже есть в Харькове, Одессе. Для того, чтобы в каком-то городе появилась хотя бы одна табличка, на месте должен быть человек, который будет этим заниматься. Пойдет в архив, выяснит какие-то важные данные, посетит этот дом, договорится с жильцами, уточнит адрес. Прошло много лет, улицы переименованы, дома перенумерованы... Довольно часто приходится целую поисковую работу проделать, чтобы точно выяснить, где сегодня этот дом, по какому адресу он теперь расположен.

Нужны люди. Обычно говорят: "Нужны деньги"... Конечно, никакая организация не может работать совсем бесплатно, хотя в данном случае все-таки большая часть работы делается на волонтерской основе. Но главное: нужны люди, которые будут в этом участвовать. Поскольку основная задача этого проекта и в России, и в Украине, и где бы еще он ни появлялся, не в том, чтобы развешивать железки по стенкам, а в том, чтобы собирать вокруг этой идеи людей. Людей, для которых идея ценности человеческой жизни важна, для которых важно думать об этом, спорить об этом, рассказывать об этом собственным детям, отстаивать право человека на жизнь.

Вот это – самое главное. Это проект, который собирает людей вокруг общей идеи, общих ценностей. Так это выглядит в России, и мы очень надеемся, что так это будет выглядеть и в Украине.

Источник: "ГОРДОН"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
27 апреля, 2017 23.35
 
 
 
 

Свежие блоги