Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Быстряков: Майдан – это не народное движение, а разборки Левочкина с Клюевым, кто ближе к телу Януковича

Можно ли было избежать войны на Донбассе, почему украинское правительство не препятствовало аннексии Крыма, оправдались ли надежды Майдана и нужно ли запрещать российским артистам въезд на территорию Украины, рассказал в авторской программе Дмитрия Гордона на канале "112 Украина" композитор Владимир Быстряков. А также кого из мировых знаменитостей и советских маршалов он целовал и какая у него разница в возрасте с женой и тещей. Издание "ГОРДОН" эксклюзивно публикует текстовую версию интервью.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Владимир Быстряков: Мы сейчас живем в таком царстве абсурда, которого я не помню за всю мою жизнь
Владимир Быстряков: Мы сейчас живем в таком царстве абсурда, которого я не помню за всю мою жизнь
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Дмитрий ГОРДОН
Основатель проекта
Целоваться с Лайзой Миннелли было гораздо приятнее, чем с маршалом Буденным

– Володя, добрый вечер.

– Добрый вечер.

– Очень рад вас видеть. Я вас уважаю, люблю, на ваших песнях прошло мое детство ‒ это незабываемо. Как человек, целовавший в свое время самого маршала Буденного, вы уже и сами стали раритетом. Почему и при каких обстоятельствах вы целовали Буденного? Что это было?

– Это было празднование 300-летия воссоединения Украины с Россией, 1954 год. Я был полухулиган-полупионер...

– …вундеркинд…

– …да, стоял у истоков фарцовки. И вот, значит, поскольку я был в первом классе, меня отобрали в числе других вручать цветы партийно-правительственной делегации, которая приехала из Москвы. И я умудрился за два дня до этого (смеется) скатиться с Владимирской горки, с какой-то кручи, и ободрать себе все колени. Понятно, что какой пионер Володя Быстряков теперь будет вручать цветы? Бабушка колдовала над ними два дня, и в результате они каким-то чудом зажили. И я, значит, пошел. У меня даже снимок где-то есть: я иду с цветами в шеренге детей. Смотрю: такие серые габардиновые плащи. А тогда наши партийные функционеры одевались примерно так, как сейчас одеваются в Северной Корее или в Китае – во все одинаковое, чтобы не выделяться. И среди них я вижу такие знакомые усы, маршальские звезды и думаю: "О, дядя Буденный!". Я, значит, сразу к нему. Но не только я его увидел, но и какие-то сорванцы, которые стояли со мной. Я их так локтями растолкал. Это были мои первые попытки прорываться в жизни, потому что потом мне пришлось часто расталкивать людей локтями. И я подошел к Буденному, вручил цветы, а он взял и поставил меня рядом на трибуне. Тогда было так принято. Мы начали смотреть парад, и как сейчас помню, мне хотелось как-то отличиться, и я решил его поцеловать. И, с одной стороны, целовать чужого дядю вроде как-то неудобно, он же не свой, а с другой – отметиться надо, чтоб было дома чем похвастать. А там уже готовилась поляна. Мы жили в коммунальной квартире, соседи знали...

– Что это был за район?

– Это начало Десятинной улицы, сейчас  как раз напротив МИД.

– Вы хорошо жили…

– Очень хорошо. Я там родился. У нас в коммуналке стояли диктовые (фанерные) перегородки, через которые было все слышно. И я, значит, сказал: "Можно я вас поцелую, дядя Буденный?". Или Семен Михайлович, я не помню. Он спросил: "А за что?". Я ответил: "А за все!". Я его поцеловал, и мне сразу стало неинтересно (улыбается), потому что уже было чем дома похвастаться. И потом, спустя много лет, я решил разыскать эти кадры, подумал, что где-то же они должны храниться.

– И кадры сохранились?

– Конечно! Я поехал в архив Пшеничного и начал просматривать журналы того времени: нет, нет, нет, нет... И потом даже не я, а монтажер говорит: "Да вот же вы!". Она меня узнала через столько лет! Я смотрю: да, действительно Буденный держит меня на руках, которые касались...

– …порубали немало беляков, да?

– Да (смеется), которые щекотали свои усы, усы Сталина, Ленина и так далее. Значит, такой вот был случай с Буденным. Так что сейчас, когда я выступаю где-нибудь на концертах, спрашиваю аудиторию: "Знакомы ли вы с человеком, который в свое время целовался с Лайзой Миннелли, маршалом Советского Союза Семеном Михайловичем Буденным и был в гостях у Джины Лоллобриджиды?". И весь зал отвечает, что такого человека, конечно, нет. А я говорю, что есть, и он перед вами (улыбается)...

– …дети, это я…

– …да, дети, это я.

– С кем было лучше целоваться: с маршалом Буденным или с Лайзой Миннелли?

– С Лайзой Миннелли лучше. Это была интересная история. Ира Дерюгина с подачи Кобзона пригласила меня в ресторан, такой маленький, назывался "Селена". Как сейчас помню, он был оцеплен автоматчиками, потому что у Кобзона тогда были очень большие проблемы. Жена его заболела в то время...

– …это был 1995 год…

– …да, когда его не пускали в Штаты. И вот автоматчики оцепили кафе "Селена".

– В Москве?

– Да. И после совершенно шикарного концерта, буквально у входа, я встретил Лайзу Миннелли. Ира подвела меня к ней и представила как композитора из Киева. А у меня была песня "Хай, Америка" в исполнении Таи Повалий, и диск с этой композицией я презентовал Миннелли. Она меня поцеловала, я поцеловал ее в ответ (улыбается)

– …потом она опять поцеловала?

– Нет (смеется), я ей потом сказал…

…хватит…

 …что у нас есть обычай. А у меня шикарный английский  со словарем и домофоном, что называется, знаешь? Так вот я на своем английском с домофоном сказал ей, что у нас есть обычай целоваться три раза…

– …"Поцелуй меня, потом – я тебя, потом вместе мы расцелуемся"…

– …да (смеется). А я тогда еще был женат на Регине, у нее в тот момент подкосились колени, потому что она увидела, как напряглась вся эта охрана…


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– …она понимала, что вас уводят…

– …не уводят, нет, но я целовался, как говорится, просто беспардонно с западной звездой. Я обожал Лайзу Миннелли. Недавно я просматривал концерт Джуди Гарленд, в котором участвовала и Лайза, у них очень похожие голоса, практически один в один. Но Миннелли поярче что ли, у нее какой-то наркотический блеск глаз. И я до сих пор помню: когда она на меня посмотрела, я понял, что она меня всю жизнь ждала. Меня, идиота (смеется)

– …она это тоже поняла, наверняка...

– …нет, было такое ощущение. Она обладает магией воздействия на человека. Так что с ней целоваться было гораздо приятнее, чем с Семеном Михайловичем.

Кому-то нужно, чтобы страна сегодня была разругана, а общество ‒ развалено

– Мы сегодня будем говорить и об искусстве, и о политике. Я знаю, что Майдан 20132014 года вы не приняли, о чем неоднократно говорили. Почему?

– Нет, что такое принял или не принял? (Смеется). Я на этом Майдане бывал, наверное, чаще, чем ты, скажу тебе честно, правда, на Грушевского. Мне было интересно, потому что такой открытый протест народа случился впервые. Я понимал, конечно, что есть там и режиссеры, и звукорежиссеры, и троица, которая "стриптизила" на основной сцене Майдана. Я был на Грушевского, и там стояли немного другие люди. Было много честных, много таких, которым некуда было уходить с Майдана, потому что, понятно, их бы всех повязали поодиночке, и много обиженных. У кого-то отняли бизнес, "отжали", как говорится, Виктор Федорович со своими. У кого-то родственника мажор задавил, кто-то проиграл суд, потому что судью "подмазали". Было много людей из Крыма. Я познакомился с ребятами из Феодосии, Севастополя. Они мне рассказали: "Нас на трибуну не пускают. Там – тільки українською мовою". Я ответил: "Ребята, ну вот так вот, понимаете?" (Пожимает плечами). "Мы приехали за справедливостью",  сказали они. Собственно говоря, начинался Майдан, как мне кажется, без вмешательства американцев.

– То есть изначально это было народное движение?  

– Позже я понял, что нет. Это были разборки Левочкина, по-моему, с Клюевым – кто был ближе к телу. И потом, Виктор Федорович так всем надоел, уже начал "отжимать" у своих. Понимаешь, в чем дело? Все эти разговоры о политике мне немножко напоминают человека, у которого в кармане десятка долларов (не тысяч, а просто десятка), и он приходит в казино в Монте-Карло, садится за стол, где на кон ставят десятки тысяч долларов, и начинает со своей десяткой...

– …нельзя садиться не за свой стол…

– …вот и я о том же. Я даже на Facebook написал: "Ребята, что мы ломаем копья? Что мы спорим до хрипоты? Что мы множим ненависть друг к другу? Ведь это кому-то надо". А действительно кому-то нужно, чтобы страна сегодня была разругана, а общество  развалено. А там, где развалено общество, там разваливается и страна. Какая может быть консолидация?!

– Володя, но если говорить о Майдане, вот за что абсолютно бескорыстно вышел я? Меня американцы, Левочкин или Клюев туда не выводили, как и моих друзей. Мы хотели в Европу. Янукович сказал: "Ребята, идем в Европу". А потом вдруг, за несколько дней до саммита в Вильнюсе, заявил: "А мы уже не идем в Европу, идем в Россию". И лично меня это "подорвало", потому что мне хотелось в Европу, а не в Россию.

– Дима, прости, но я не верю…

– …я вам клянусь, это правда…

– …потому что это слишком наивно. Тебя до этого не пускали в Европу? Ты никуда не ездил?

– Нет, я за европейские ценности. Я хочу, чтобы...

– …какие ценности?

– Я скажу, какие…

– ...давай.

– …уважение к отдельно взятой личности, социальная защита, образование, здравоохранение. Мало? Чистые улицы…

– Ну это, так сказать, на одной чаше весов. А на другой – наша непроходимая, непреодолимая, непобедимая коррупция, которая перетягивает все. Стремление власти воровать, понимаешь? Это же все есть. Все эти европейские ценности... И потом, они там очень разные. Гей-ценности, например, которых я не понимаю.

– Вам что, не нравятся гей-парады что ли?

– Гей-парады не нравятся.

– Чего, Володя?

– Не знаю почему.

– Вас не тянет поучаствовать в гей-параде?

– Не тянет. Я человек, так сказать, традиционной ориентации.

– И вам это еще не надоело?..

– ...нет.

– ...традиционная ориентация…

– Понимаешь, в чем дело? Я тебе скажу: я человек верующий. Я не соблюдаю посты, не хожу в церковь, но знаю, что содомия – один из грехов Господних. Это моя точка зрения. 


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Но вы же работаете в сфере искусства, у вас наверняка очень много друзей и знакомых...

– Да, у меня есть друзья-геи, но они не ходят на парады и не стремятся навязать мне свои ценности, понимаешь? Но я хочу сказать другое: в Дании, например, существует совершенно отвратный обычай массово убивать дельфинов. И если ты этого не сделал, ты не считаешься взрослым человеком, мужчиной…

– …в Испании тоже коррида...

– Я был, кстати, на последней корриде ХХ века в Испании. Там интересно: первый ярус занимают испанцы, а второй  иностранцы. И на первом ярусе творится черт знает что, просто бардак: кричат, орут, подушки бросают. А на втором  иностранцы сидят просто в ужасе: как можно убивать животных?!

У нас ходят ребята со свастикой, зигуют и так далее. Напоминает эпоху Гитлера, но тот перед войной обеспечил народу достойное проживание

– Понятно. Но тем не менее российские апологеты "русского мира" предпочитают ездить лечиться в Европу или Америку; детей учить в Европе или Америке; бабки, наворованные в России и Украине, хранить в Европе или в Америке; пользоваться благами западной цивилизации и при этом говорить: "Какой прекрасный "русский мир!". Вы не находите в этом отвратного цинизма? 

– Я нахожу в этом совершенно точную копию нашего общества и наших правителей. То же самое...

– Так куда нам идти?

– …дети учатся там же  в Европе, бабки выводятся не меньше, чем из России…

– Так куда нам идти? Туда, куда мы отправляем своих детей и бабки? Или в загнивающий "русский мир"?

– Понимаешь, Дима, я тебе скажу вот такую вещь: мы находимся под боком у очень сильной, экономически развитой страны. И мы пытались не считаться с ней, больше того, хамить очень долгое время. Эта полоса началась с Ющенко и пошла дальше. Это опасная вещь, с одной стороны, понимаешь? А с другой  мы отказались от целого ряда преференций, которые нам давало сотрудничество с Россией. Мы начали пилить свои заводы, потому что они были экономически связаны с Российской Федерацией. У нас "Мотор Сич" работал совместно с Россией. Теперь уже нет, она нашла себе, так сказать, замену. "Антонов"  то же самое. И таких заводов масса по Украине. Мы распилили всю нашу промышленность и продолжаем банкротить страну. И это видно! Чем это можно оправдать, я даже не знаю. Мы сейчас живем в таком царстве абсурда, которого я не помню за всю мою жизнь. Мы жили в царстве абсурда...

– …советском...

– …при большевиках, да. Там нас учили любить дедушку Ленина, рассказывали, что у нас самое счастливое детство и так далее, и тому подобное. Я понимал, что это, так сказать, немножко не соответствует истине. Я видел, как в 1968-м вводили войска в Чехословакию, как в 1956-м давили Венгрию.

– А вам это не нравилось?

– Мне это очень не нравилось! Очень не нравилось! Я все это воспринимал как свои личные потери. Я переживал Афганистан, в 79-м он был, по-моему…

– …1979 год, декабрь…

– …да. Почему туда поперлись? Потому что нами руководили старики, которые ни черта не смыслили  все эти брежневы, сусловы и так далее. Но мы из одного абсурда попали в другой. У нас, вместо того чтобы поднимать уровень жизни, поднимают уровень патриотизма на голодный желудок. У нас ходят ребята со свастикой, зигуют и так далее. Напоминает эпоху Гитлера, но тот перед войной обеспечил народу достойное проживание. 

– Можно я вас спрошу как умного человека?

– Давай.

– Вы понимаете, что те, кто зигует и ходит с портретами Гитлера, делают так по заданию России в рамках гибридной войны? Вы осознаете это?

– Все может быть. Сейчас настолько все запутано...

– …то есть вы не можете этого отрицать?

– Я не могу понять такой вещи: почему здесь закручивается спираль абсурда? Почему у нас, например, запрещают русскоязычные книги? Почему нельзя пойти посмотреть фильм на русском языке? И вообще нельзя фильмы смотреть? Почему, допустим, Машкова не пустили сниматься в Одессу? Почему множатся ряды врагов? Почему люди не могут относиться к чужому мнению спокойно?

– Хорошо, я задам вопрос: как вы думаете (вот я знаю ответ), умный человек, который любит свою страну и понимает, что она состоит из разных людей  кто-то посвятил свою молодость изучению классиков марксизма-ленинизма, кто-то говорит по-русски, кто-то по-мадьярски, кто-то по-украински. И чтобы ее сшить, чтобы она была едина, нужно пойти на компромисс и дать возможность каждому: хочешь по-мадьярски говорить пожалуйста, изучай украинский, но говори по-мадьярски и так далее. Вы понимаете, что люди, которые делают все вразрез этой идеологии, они и есть враги Украины и засланы сюда из России в рамках гибридной войны? Они работают по заданию России, вот вы это понимаете?

– А, ну получается, что Украинский институт национальной памяти господина Вятровича – это тоже агентура, так сказать, Путина?

– А у меня два ответа на этот вопрос…

– …ну?

– …это или дураки, или агентура…

– …или дороги (смеется)

– …или дураки, или агентура. У меня третьего ответа нет. Потому что страну надо сшивать, объединять, но нельзя делать это на ненависти…

– А кто ее будет сшивать? Александр Невский? Дмитрий Донской? Кутузов? Кто будет сшивать, скажите?


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Должны появиться государственные деятели, которые скажут: "Ребята, давайте жить в мире"...

– А откуда они возьмутся? Дима, а ты не думал, что правящие классы очень здорово позаботились о том, чтобы там не появились случайные люди? Чтобы там не оказались харизматичные личности...

– …да, позаботились, конечно, зачистили все…

– Вот представь себе, ты, которого я уважаю, захочешь завтра баллотироваться в президенты, да?

– Не захочу…

– Не захочешь. А вдруг захочешь? Или, допустим, я, да? Что для этого нужно? Прежде всего   бюджет. Без него ничего не будет. Только так, пустая болтовня…

– …сто процентов…

– …у меня найдется он, правильно? За два дня выяснится, что этот бюджет имеет путинские корни! А за четыре  что нас с Путиным нянчила одна и та же вечно пьяная нянька! Понимаешь, в чем дело?

– А за день – убьют…

– Да, а за день  убьют (улыбается). Эта самая власть очень четко себя обезопасила. Я знаю, что был такой Кушнарев, которого вовремя убрали, Кирпе тоже помогли уйти. Эти люди являлись в какой-то степени альтернативой. Правда или нет? Как-то очень странно "ушел" Кравченко  дважды сам в себя выстрелил. Вот такие вот вещи. То есть остается одна и та же засаленная колода  Юля, Муля, Пуля, Вити и так далее. Я не вижу лидера. Ты видишь?

– Нет...

– Вот и я не вижу, понимаешь? И когда мне говорят, что вот ребята там воюют и все такое прочее, я спрашиваю о том, за какие идеалы они сражаются? За какую-то виртуальную Украину и такое же будущее? Давайте, покажите мне, за кого?! За Ваню, Петю, Сашу, Сережу? Все это приобретает настолько абсурдный характер, что я не могу найти концов.

Американцы относятся к нам примерно так же, как к ливийцам и африканцам, не больше

– "Слава Украине!" вы любите кричать?

– Я вообще не люблю ничего кричать, кроме как "Я люблю тебя, жизнь".

– А скакать любите?

(Смеется). Ну это же все…

– …не скачете, да?

– Дело не в этом. Это даже не статисты, просто ребятам сказали: "Давайте, нужно скакать". Или там по 50 грн выплатили, как массовке на любом ток-шоу…

– …не ожидал, что вы в прямом эфире вот так проколетесь, что вы не скачете, не ожидал…

– Да (вздыхает)

– …потеряли сноровку...

– …к сожалению, не скачу. Что же делать? Бывает такое.

– Вы сказали, что американцы перессорили наш народ. Вы не любите Америку? 

– Значит, у меня к ней двойственное отношение. С одной стороны, то, что они сделали у себя в Америке, как обустроили жизнь – это очень здорово. И поэтому флаги у себя перед домами они ставят от чистого сердца. Но то, что они делают в мире, то, что они оставили в Ливии после своего туда вторжения (которая когда-то была совершенно прекрасной страной), то, что он сделали в Ираке, Сомали, Югославии… И я понимаю, что есть две Америки: одна создана для их граждан, а другая – политиканы. Это всевозможные Байдены, Мак... Господи… "Биг Маки", которые приезжают к нам…

– …Маккейн…

– …да, Маккейн. Они приезжают сюда как хозяева. Я видел, как они себя ведут  просто по-хамски…

– …а россияне не ведут себя так?

– А россияне нам давали газ по $60, если ты помнишь…

– …ну потом уже не по $60...

– …обожди. И россияне давали нам колоссальные деньги за трубу, которая ржавеет…

кому нам?! Они давали кому-то, но не нам…

– …да нет, они давали Украине, правильно или нет? Но Виктору Андреевичу захотелось перейти с $60 на $230…

– …а потом и на $460, по-моему…

– …да, и на $460. Это тоже агентура, ты полагаешь?

– Это агентура доллара, я считаю…

(Смеется). Понимаешь, когда Януковичем были подписаны Харьковские соглашения, тут такой вой поднялся среди национал-озабоченных людей, что, мол, продали Украину, что-то еще. Стоп! А потом приехали американцы, забрали себе третий этаж СБУ, вывесили свой флаг, и я понял, что вот хозяева. Вот они  действительно хозяева. Прилетела Нуланд с этими самыми печеньками как для безработных. Понимаешь, они относятся к нам примерно так же, как к ливийцам и африканцам, не больше.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Хорошо, после того как Россия напала на Украину, а мы не можем этого отрицать, ну я так точно не могу, потому что Крым отняли, просто украли, вот взяли чужое и забрали, как и часть Донбасса, в результате чего было убито 10 тысяч человек. А сколько обездоленных, безруких, безногих, психически неуравновешенных и так далее, сколько горя  это же не мы сами себе причинили. Это же кто-то пришел с оружием, "Буками", "Градами", черт-те с чем, кто-то это сделал, правильно? И это  Россия. Вот после всего этого вы ее любите по-прежнему?

– Ты считаешь, что это сделала Россия, а я, например, читал, что Георгий Ту́ка или Тука – бывший губернатор Луганской области, сказал, что, по его мнению, российских войск на Донбассе нет. Надежда Савченко  Герой Украины  тоже…

– …я с этим не согласен…

– Ну вот, это твоя точка зрения, но есть другая. Россия разная, как и Америка. Можно не любить ее политику, но отказывать нам в общении с людьми культуры, артистами… Нам, по сути, в этом плане перекрыли кислород, понимаешь? Российские театры сюда не ездят, среди российских звезд кино и эстрады куча врагов. Это что, тоже агентура Путина?

Если бы у нас была конфедерация, если бы не начали обстреливать с самолетов Луганск, войны бы не было
 

– Володя, можно задать вопрос?

– Да.

– Мы с вами понимаем, все более-менее знаем и осознаем, что артисты – это особая порода людей. Не случайно Колчак когда-то сказал: "Не трогайте проституток, артистов и кучеров – они служат всем режимам". Я понимаю, какие эмоции двигали Олегом Павловичем Табаковым или Марком Анатольевичем Захаровым, которые подписывали это знаменитое письмо в поддержку аннексии КрымаИм ближе свой театр, дети, жены и так далее, а все остальное  пропади оно пропадом. Это я могу понять. Но почему Олег Павлович Табаков, такой любимый нами человек, прекрасный актер и режиссер, организатор театра, называет украинцев "убогими"? Зачем это?! Это что, так должны поступать наши кумиры, которых мы обожали? 

– Ты понимаешь (вздыхает), Олег Табаков  это не истина в последней инстанции. Я тебе могу сказать другое...

– …но ведь мы же его любили…

– …я могу сослаться на статью Ларисы Скорик (архитектор, член-корреспондент Академии искусств Украины, нардеп 1-го созыва Лариса Скорик.  "ГОРДОН"), которая сказала, что, извините, но украинцы за 25 лет не смогли создать полноценного государства…

– …а им-то что?..

– …что любая президентская кампания  коммерческая...

– …но это наши внутренние дела, мы сами разберемся. Но им зачем сюда вмешиваться? Зачем лезть?

– Табакову зачем лезть? У него своя точка зрения, понимаешь? Как тебе сказать, нужно спокойно относиться к мнению людей, которое ты не разделяешь…

– …мы относимся спокойно и говорим: "Олег Павлович, не приезжайте больше в Украину". Имеет право Украина, которую обидел конкретно Олег Табаков, сказать ему: "Дядя Олег Павлович Табаков, сиди дома, работай там, не приезжай сюда, не зарабатывай тех денег, которые ты тут зарабатывал"?

– И заодно, значит, мы вычистим все картины и спектакли с его участием, да?

– Это глупость! Как и запрещать картину "Ликвидация"…

– Тут тоже можно сказать, что все это агентура, понимаешь?

– А скажите, когда Пореченков приезжает на Донбасс и стреляет в сторону украинской армии, это что, нормально?

(Молчит). Я не видел (смеется)

– …но я видел эти кадры…

– …ты видел кадры, где он стреляет в нашу сторону (улыбается)

– …конечно, вся страна видела…

– …вся страна видела, да. Знаешь, есть один хороший анекдот: куме, а підемо начистимо пику тому москалику? А якщо він нам? А нам-то за що?! (Улыбается). Я тебе скажу такую вещь, что на Донбассе, если уже зашел о нем разговор, все началось с чего? Не с России, а с того, что Донбасс выступал за конфедерацию...

– …ну какой Донбасс выступал? Выступали люди, которые паразитировали на Донбассе, обдирали этих несчастных донбассцев…

– …дело не в этом...

– …там командовали олигархи, Володя, мы же это понимаем...

– …дело тут немножко в другом, смотри…

– …которые загоняли детей в копанки, и они им там добывали грязным способом деньги. Ну мы же это понимаем…

– Это все хорошо, но конфедерация и Донбасс, который имеет право голоса, означают, что никаких разговоров о НАТО и Европейском союзе быть не может. Вот это  краеугольный камень всей проблемы. А не то, что там копанки-шмопанки и что-то еще, понимаешь? Если бы у нас была конфедерация, если бы не начали обстреливать с самолетов Луганск, войны бы не было. Я уверен.

Из Америки была дана команда не препятствовать аннексии Крыма

– Хорошо, Крым был украинский?

– А ты знаешь, как Кучма выиграл выборы во второй раз? Он обклеил весь Крым листовками с надписью: "Второй государственный язык – русский"…

– ...да, ну и правильно написал…

– …и все, а потом бросил. Просто киданул!

– Да ладно, никого Леонид Данилович не киданул…

– А что, да ладно? Вот смотри, получается, что существует тенденция что ли, есть люди, которые как черт ладана боятся того, чтобы русский стал вторым государственным языком. Потому что на этом держится вся американская политика…


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– …хорошо, Крым был украинским?

– (Задумался).

 Ну да или нет?

– После 54-го года.

– Был украинским?

– Да, а до того  РСФСР.

– В 1975 году было совещание в Хельсинки. Границы неприкосновенны?

– Так.

– Будапештский меморандум 1991 года. Границы неприкосновенны?

– Так.

– То есть Крым украинский?

– Так.

– А Кенигсберг, нынешний Калининград, российский, правда?

– Да.

– А Сахалин российский?

– Ну.

– Так распорядилась история. Все  границы неприкосновенны. Почему надо приходить и забирать Крым?

– А почему тогда в Косово провели референдум и сделали его самостоятельным?

– Где мы и где Косово? Мы говорим о своем Крыме…

– Но у нас Крым был автономной республикой, правда или нет?

– Да...

– Они имели право проводить референдум или нет?

– Надо Конституцию смотреть. Не готов ответить...

– Они провели референдум и большинством голосов...

– …под российскими автоматами?

– Ну как это под российскими?..

– …как это? Когда в Крым пришли "зеленые человечки"…

(Улыбается). "Зеленые человечки" ничего не делали, они там не стреляли. Но из Америки была дана команда не препятствовать аннексии Крыма. Потому что США нужен был компромат на Россию. Вот и все…

 …с этим я согласен…  

 …вот это условие большой, очень крупной игры, в которой ни наши правители, ни тот же Путин, может быть, не играют крупных ролей.

– Хорошо, то есть Путина заманили в ловушку, да?

– Да, это есть.

– Американцы?

– Есть такая тема, да.

– Могу с этим согласиться, тоже слышал неоднократно. И Путин повелся и пошел, положил голову в эту ловушку, да?

– Ну. Но он положил через референдум или просто оккупировал, скажи? Он же не оккупировал.

– Ну что такое референдум?

– А что такое референдум?

– Референдум под автоматами российских солдат, которые туда вошли…

– …ну с какими автоматами? (Смеется)

– …ну как же, 25 тысяч российских военных…

– …у меня там тесть живет, в Симферополе...

– …он за Россию…

– …они все за Россию…

– …я согласен...

– …они все русскоязычные и были против украинизации, которую им навязывали. Они не понимали этого языка. Он трижды хорош, но они его не понимали ни в юриспруденции, ни в математике…

– …согласен…

– …ни в точных науках…

– …а им его навязывали и не шли с ними на компромисс. Согласен, хорошо. Вам Крым и Донбасс нужны в составе Украины? Для полного счастья...

– Мне все равно.

– Все равно. Вам лишь бы был Киев?

– Нет, дело не в этом. Значит, у меня есть своя внутренняя планета, свой внутренний Киев, и нигде мне ничего не принадлежит, только внутри самого себя. Потому что сейчас, кроме всего прочего, мы поставлены в такие условия, при которых даже наши квартиры могут отобрать за неуплату услуг ЖКХ, понимаешь, да?

 Понимаю абсолютно…

 То есть чем дальше, тем больше мы чувствуем себя квартирантами на чужой земле. А ты говоришь о патриотизме. Мы здесь ничего не имеем! Это все принадлежит (показывает пальцем наверх) этим дядям! Одному  электроэнергия. И как он как захочет, так и будет нам руки выкручивать. Другому  газ. О каком патриотизме может идти речь?

– То есть мы у себя дома квартиранты?

– Скажи мне, пожалуйста, Дима, кто у нас в правительстве, парламенте, где-то еще, я не знаю, борется за наши права? Власть существует сама по себе и только для того, чтобы самообогащаться. А мы там ни при чем, понимаешь?

– Полностью согласен…

– Мы идем на тихое, медленное вымирание. Вот и все...

– ...согласен…

– И в этом плане ты тоже будешь говорить, что это происки Путина?

– Нет-нет…

– Это очень удобно…

– …это происки наших богатых людей, олигархов и власть предержащих…

 …угу.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


 Совершенно согласен. Идем дальше. Куда хотите лично вы: в Европу, Азию или в Россию?

– Я не знаю, куда я хочу, постой (смеется). Я спокойно ездил в Европу, когда рухнул "железный занавес", так же, как и в Америку, и в Азию. Кто меня туда не пускал, скажи? Куда мне еще нужно было стремиться? Это все  филькина грамота! Потому что народ заманили на Майдан тем, как ты говоришь, что пообещали европейские пенсии, зарплаты и работу. Откуда?! Страна разваливается, какие пенсии? Какие заработки? Сейчас все урезают. И потом, Дима, представь себе на минутку такую вещь, что в разгар этого Майдана ты бы туда вышел и сказал, что, знаете, ребята, через какое-то время будут запрещать русский язык. А его запрещали! Будут ссориться с теми, этими, взвинтят цены...

– …на коммуналку…

– …на ЖКХ, на все это дело, много бы народу стояло на Майдане?

– Нет…

– Я думаю, что нет. Это было просто большое надувательство. И то же самое  с курсом на Европу. Какая Европа?! О чем вы говорите? Да, хотел еще вот что сказать: я недавно читал, что 750 тысяч украинских туристов растворились на просторах Европы. Может быть для этого сейчас был дан безвиз? Не исключено. Для того, чтобы люди не ездили на заработки в Россию. Возможно. Один из вариантов.  

Караченцов приезжал в Киев во время Майдана и попросил меня отвезти его туда

– Ваши песни поют Алла Пугачева, Валерий Леонтьев, Александр Малинин, Ирина Аллегрова и многие звезды российской эстрады. Общение с ними и другими известными россиянами продолжается?

– Давно уже нет, потому что немножко поменялась вся эта парадигма. Там, как и везде, собственно говоря, есть монополисты среди композиторов, которые держат все в своих руках и не пускают к себе, особенно людей со стороны, какими бы хорошими их песни ни были. Очень мало исполнителей, допустим, как Саша Малинин или Ира Аллегрова, которые могут себе позволить быть автономными. А все остальные...

– …зависимые...

– …да. Там есть четверка: Дробыш, Матвиенко, Крутой, Меладзе. Это люди, которые держат тот бизнес и продают свои песни, как мне рассказывали, прямо вместе с эфирами, так сказать, уже с гарантией. Сейчас же главное – раскрутка. 

– Вас многое связывает с Николаем Караченцовым, который находится в тяжелом состоянии. Как он сейчас?

– Легче. В том смысле, что у него немножко восстановился речевой аппарат. Я позвонил ему, он был в Болгарии, там его сын купил дом, и вдруг Люда говорит, что Коля хочет взять трубку. Раньше такого не было, потому что он был немного такой...

– …заторможенный...

– …аутист. Просто когда работа кончилась  все, для человека потерялся смысл жизни. А от этого зависели и тонус, и его внутренние атмосфера и тональность. А тут он взял трубку и говорит (хрипит, подражает голосу Караченцова): "Привет! Это я. Ну как там дела?"…

– …ух ты!

– Да, ему тяжело разговаривать. Он говорит связками. В этом плане Люда просто героическая женщина  жена декабриста, которая поставила на кон все. Многие ее не понимают, ругают, особенно после того случая, когда она его перевернула в машине, причем в тот же день и на той же трассе. Но тем не менее жизнь у нее, конечно, не сладкая. Постоянно нужно тратиться на няньку, которая везде с ними ездит. Она сейчас номер один в их семье. Если что, сразу грудью: "Нет, никуда!". Когда Коля сюда приезжал, его привозили...

– …это уже после Майдана, да?

– На Майдан…

 …а-а…

 …как раз в его разгар. Тогда Коля вдруг сказал мне (подражает голосу Караченцова): "Вези меня туда, я хочу посмотреть". И нянька стала вот так (раскидывает руки), как Матросов на амбразуру, и заявила: "Я не пущу!". Я отвечаю: "Спокойно!". А Люда: "Ну пустите, ведь он хочет посмотреть". Она у них уже number one, есть такие люди.

– Как вы относитесь к спискам российских артистов, которых нельзя пускать в Украину?

– Абсурдно все это, глупость высшей степени. Понимаешь, чем дальше, тем больше я вижу, как агонизирует режим. Закручивать эту крышку, того не пускать, другого... Они бросают кость, чтобы было о чем говорить. Помню, я заступился за Наташу Королеву, которую не пускали в Киев…

– …бабушка умерла...

– …да. Так я на себе ощутил, когда кто-то дал отмашку, и на меня вдруг обрушился каскад ругани и проклятий. Я подумал: "Ребята, вы все равно что стадо". Как-будто их взяли и направили: раз, и они идут сюда, гавкают на одного человека…


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– …и я заступился. Она киевлянка, у нее бабушка умерла. Какие проблемы въехать?

– …и тут вдруг на меня как поперли, обвалили мне аккаунт! Писали: "Ты приедешь во Львов, мы тебя растерзаем". За что?! За то, что я заступился за Наташу Королеву?! Ребята, мы живем в абсурде! Как курочка, которой насыпали зерна: вот Наташа Королева – здесь клюем, вот Пореченков – тут клюем, и не видим, что над нами, по большому счету...

– …"Вихри враждебные веют над нами"

– Не-не-не, просто идет дерибан, вывод средств из страны, и все что угодно. Это над нами. А для того, чтобы мы туда (показывает пальцем наверх) не смотрели, нам здесь дают Наташу Королеву. А тут, ага, давайте Ани Лорак поклюем, а там  еще кого-то. Мы живем такими мелочами. Знаешь, я смотрю, очень много людей, то ли им не хватает какой-то жизненной активности, находят ее в ругани в Facebook или других соцсетях. Причем настолько они там...

– … изощрены....

– …да. Я обратился как-то к ним и сказал, что, ребята, чем больше вы будете ругаться, тем больше мы будем раскалывать наше общество. Это кому-то нужно. Оно и так расколото, и при такой ситуации расколоть страну  это как два пальца об асфальт.

– Мне кажется, вы остались немножко советским человеком. Мне это только кажется?

– Ну как тебе сказать, я сформировался в то время, но это не значит, что я советский человек. Это означает, что я вырос в системе, при которой уважали пенсионеров, где общественность, если ты не работал, смотрела с укоризной, грозила пальчиком и заставляла трудиться, понимаешь? У нас было действительно счастливое детство. Сейчас же за все нужно платить, платить, платить. А работы нет, денег нет. Нас пустят в Европу. Интересно, а с чем пустят? С дырявыми карманами? Окно Овертона сегодня как никогда у нас работает, аж гудит.  

Нужно, чтобы какой-нибудь Моисей водил нас по пустыне 40 лет, пока не вымрут мастодонты и не народится новое племя

– Что в сегодняшней Украине вам не нравится больше всего?

– Ложь. Ложь снизу доверху и та ненависть, которую люди питают друг к другу. Потому что часть общества настолько зазомбирована, что это видно невооруженным глазом. Вот как только я встречаю человека, который не понимает ни аргументов, ничего, а тупо уверен, что у него и то отняли, и это, я спрашиваю: "Кто у тебя что забрал?". У меня  ничего, извините пожалуйста. Вот я сегодня об этом говорю. Потому что Крым  это дело тех людей, которые живут в Крыму. А Донбасс  тех, что проживают на Донбассе. Представь себе, что с Донбасса пришли бы люди и начали тебя учить жить так, как нужно. Ты бы тоже возмутился, правда?  

– Да они и пришли при Януковиче. Их столько пришло…

– Да, пришли при Януковиче и начали здесь хозяйничать, и превратили страну в бандитский общак. Это понятная тема. Но знаешь, больше всего пугает отсутствие перспектив и лидеров. Я вижу, что станет хуже, что будут закручиваться гайки. Чем больше заворачивать этот вентиль, тем сильнее он может рвануть, да так, что потом костей не соберешь.

– А чудо возможно или нет?

– Очень надеялись на Трампа. Он пришел нормальным хлопцем, но ему сразу повязали руки. Я чувствовал, что так будет. Тут же возник скандал с запретом на въезд мигрантов, поднялся шум насчет сближения с Россией. Там все не так просто. И сейчас получается, что вроде есть основные игроки – Трамп и Путин. И все смотрят: если они сблизятся, значит здесь начнут паковать чемоданы, а если нет, тут продолжат дерибанить. Но, оказывается, что там еще есть некое лобби, которое сидит сверху.

– Вы сказали: "У власти в Украине находятся нездоровые люди, зачастую со справками"...

– Спикер наш со справкой, это известно…

– …у него справка?

– Говорят, да, об умственной неполноценности. Ну так поговаривают, я не знаю, не присутствовал...

– …и много людей со справками?

(Смеется). Не знаю, говорят, что есть. Но я смотрю, чем они занимаются в парламенте  это на голову не налазит. Во-первых, драки. Во-вторых, затыкание друг другу рта. А потом, как очаровательно они сдают своих коллег – подписывают снятие неприкосновенности со своих вчерашних товарищей. Это театр, причем такой паршивый.

– В интервью изданию "Бульвар Гордона" вы сказали: "Надоело чувствовать себя лохом, которого разводят политики на пять порядков ниже тебя интеллектом". И добавили: "Новые выборы ничего не дадут. К сожалению, нам нужно переизбирать народ". Я восхитился этой формулировкой. Я полностью согласен, что новые выборы ничего не дадут, нужно переизбирать народ. А как его переизберешь?

– Нужно, чтобы какой-нибудь Моисей водил нас по пустыне 40 лет, пока не вымрут мастодонты и не народится новое племя, и так далее, и тому подобное.

– Вы Моисея знаете?

– Я такого Моисея не знаю, к сожалению (смеется)

– …знаю, но не того…

– …да, знаю, но не того. 


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Вы сказали: "По национальности я человек и киевлянин". Вы коренной киевлянин, хорошо знающий и любящий свой город. Скажите, пожалуйста, сегодняшний меняющийся Киев вам нравится?  

– Конечно, нет! Во-первых, Киев стал некиевским, потому что здесь много приезжих. Мне, знаешь, очень хорошее фото как-то показали на Facebook. Значит, воскресенье, совершенно пустой город и надпись: "Киевляне разъехались по домам". Это, конечно, с одной стороны, смешно. А с другой  горько. Потому что, если бы это были настоящие киевляне, то они не дали бы застраивать Подол, как это происходит, они не позволили бы возводить небоскребы в исторической части города. Понимаешь, творится беспредел, который был и при Ющенко, и при Януковиче, когда разрыли склоны Днепра и поставили для дяди Вити тот самый вертолетодром, которым он никогда не пользовался.

– То есть в Киев приезжают эмигранты и начинают вытворять черт-те что, да?

– Вот я смотрю как бы сверху: я себе спокойно жил большую часть своей жизни, и вдруг пришли какие-то люди, которые начали мне рассказывать, что я говорю не на том языке, не так мыслю, хожу не в те церкви. Понимаешь, в чем дело? Начали навязывать. Вместо того чтобы заниматься улучшением жизненных условий, они стали залазить в святая святых человеческой натуры. Сейчас предлагается вообще упразднить церковь Московского патриархата и отдать все этому товарищу-расстриге. Но какое они имеют право вообще, в принципе?! Как можно назвать этих людей? Конечно, оккупантами, потому что они пришли ко мне! И если я посмотрю, где они родились, то киевлян среди них почти нет! Раз-два и обчелся! Может быть, Кличко киевлянин, я не знаю, и кто-то еще. Но все остальные – пришлые люди…

– …и ушлые…

– …пришлые и ушлые, да. И, как правило, при всех президентах идеологией у нас почему-то керували выходцы из западных областей. Случайно.

Жена младше меня на 36 годков, а теща ‒ на 16

– Поговорим о веселом…

– Давай о веселом.

– На сколько лет вторая жена вас младше?

– На 36 годков, но это незаметно. Я стараюсь ее состарить (смеется). Шутка. Ну не может она за мной угнаться, что делать? Вот не может и все. Она мне так говорит утром: "Что ты меня будишь? Мне еще 17 минут осталось поспать! Нет, 11, а ты меня будишь!". Я ей отвечаю, что давай-давай, сейчас зарядочку сделаем, обольемся водичкой…

 …давай-давай…

 …такие вот у нас есть моменты, но тем не менее живем, любим друг друга.

– Теща тоже вас младше?

– Теща моложе меня на 16 лет. Ее нужно выдавать замуж в срочном порядке. Так что, если у тебя есть какие-то завалящие красавцы с мошной денег, пожалуйста, обращайтесь (улыбается).

– У вас четверо детей. Когда в 62 года вы родили очередного ребенка, Илья Ноябрев сказал: "Ты что, протекаешь?".   

(Смеется). Ну он протек, по-моему, годом позже, понимаешь? Это заразная вещь: там и Чекалкин, и тот же Армен Борисович…

– …текут все…

– …да. Так что я не удивлюсь, если у Армена Борисовича появится потомство. Я даже буду приветствовать это.

– Какая у Армена Джигарханяна разница в возрасте с Виталиной?

– Лет 40 тоже…

– …да нет, наверное, больше  50…

– Ему 80, ей где-то лет 35, ну вот так...

– …45…

– Ну я скажу такую вещь, что люди друг друга нашли не по Facebook и не в карты выиграли. Когда ему было плохо, она подставила свое плечо. Это не тот случай, что она поддержала миллионера или кого-то еще. Это нездоровый, стареющий человек, которому нужна помощь…

– …но какой хороший!

– Хороший, конечно. И такой мудрый. (Говорит, подражая голосу Джигарханяна): "Вова, Вова"…

– …не суетится…

– Нет, он несет свою мудрость, и все от него ее ожидают, а он ею делится.

– Еще один брак с девушкой, которая будет еще моложе вас, в принципе, возможен?

– Нет. У меня на это просто не хватит сил.

– Устали?

– Нет, не потому, что  устал, я слишком много чувств отдаю своей жене и детям. Я не хвастаюсь, просто это такая данность. Зачем мне кто-то другой? Меня все вполне устраивает. Она не разжирела  это раз. Она не обвисла вся, она молодая. Она такая: "Давай, Володя, то-се!". Она меня туда-сюда дергает. Сейчас мы с ней такой романс колоссальный записали, класс! 


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Вы написали несколько книг-баек о знаменитостях…

– …да…

– …очень оригинальный жанр, вы классно это делаете, и вы замечательный рассказчик. Давайте самую яркую историю расскажем, повеселим наших зрителей…

–  Про Леонтьева и презервативы хочешь?

– Давайте...

– Значит, это было в 80-е годы. Как-то Валера получил деньги за свои концерты, карманы у него оттопырились, мы шли с ним в районе Пассажа и уже где-то чуть-чуть поддали. И тут смотрим  детская аптека. Там стоит товарищ Айболит, мартышки вокруг висят. Я спросил: "Валера, а как ты думаешь, тут презервативы продаются?". Он сказал: "Да ты что, какие презервативы?! Детская аптека, там только тальк, пустышки и больше ничего". Я предложил: "А давай поспорим!". Он поинтересовался: "На что?". Я сказал: "Если там вдруг есть презервативы, то ты их купишь на все деньги, которые у тебя есть". А тогда было такое время, что презервативов в продаже не было…

– … вообще ничего не было …

– Я скажу, почему. Был только один завод  Баковский, который выпускал презервативы и скафандры для глубоководных работ. И ощущения в этих презервативах были примерно те же, что и в скафандрах, но – стопроцентная гарантия. И они были в дефиците. Поэтому, когда я поехал через какое-то время в город невест Иваново, весь двор скидывался деньгами, чтобы я им привез презервативы, которые там в продаже были, потому что в Иваново женщины в основном работали. В общем, мы с Валерой поспорили. А узнаваемость – моментальная. Мы зашли в эту аптеку, вывалила вся прислуга: сестры-провизоры, и мамка нарисовалась  директриса. "Боже мой, Валерий Яковлевич! Вам "Алкозельцер", наверное, или что-то сердечное?"  спросила она. Он ответил: "Нет, мне   "противников" детей". Она задумалась, конечно, он поставил ее в неловкое положение, и сказала: "Ага, "противников" детей... Ну вы знаете, сейчас это дефицит, но как для вас – найдем несколько штук. А сколько вам нужно?". Он вытащил деньги, с ненавистью посмотрел на меня и сказал: "На все!". Она обалдела и начала выносить эти презервативы  вот такую упаковку (показывает руками большой размер упаковки). "Валерий Яковлевич, а зачем вам эти презервативы нужны?"  спросила она. А Леонтьев тогда работал в Ворошиловграде, теперешнем Луганске. "Понимаете, у меня товарищ женится, так ему до конца жизни хватит. А вообще, скоро 1 мая, мы их гелием надуем, напишем "Мир, труд, май!" и выпустим на свободу",  ответил Леонтьев. Мы вышли. У него была немножко изменившаяся физиономия. В руках он держал эти презервативы. "Ну на, хоть немного понеси!"  сказал он мне. На что я ответил: "Нет, спокойно, ты выиграл!" (Улыбается). Вот одна из баек.

– Вы непревзойденный мастер анекдотов. И я бы еще попросил вас рассказать один...

– Оце, значить була така Ярославна Київська. І мешкала вона на Подолі, на розі Почайниньської і Нижнього Валу. І засватав її батько, Ярослав Мудрий, за французького короля Генріха під кодовим названієм "Чотири". Такий порядковий номер – чотири дріб один. І це вона до нього збиралася у гості і взяла з собою кілька дарунків. І серед них був найсмачніший – шмат сала кіл так на десять. Приїхала вона у цю Францію, жбурнула сало на стіл і каже: "Генріху, а ну поріж!". А французам так понравилось це слово, що вони свою столицю назвали Париж! А сало з`їли (улыбается).

– Я благодарен вам за интервью и напоследок, раз вы заговорили о Подоле, когда-то на улице Сагайдачного, которая тогда носила имя Жданова, стоял кинотеатр "Буревестник". Я попрошу вас спеть вашу песню...

– В кинотеатр "Буревестник"

После той большой войны

За полпачки "Беломора"...

А! Я хочу сказать, что это должно войти в 25 разрешенных эфирных процентов, да?

– Да…

– 75% мови, а 25 % русского языка.

В кинотеатр "Буревестник"

После той большой войны

За полпачки "Беломора"

Проходили пацаны.

И смотрели, что хотели,

В десять лет и даже в семь,

И, как водится, балдели

От запретных в детстве тем.

И была соседка Клава,

Двадцати веселых лет,

Тетки ахали: "Шалава",

Мужики смотрели вслед.

На правах подсобной силы

Мог я в гости заглянуть,

Если Клавдия просила

Застегнуть чего-нибудь.

Где-то за окном, словно за бортом

Вдаль плывет мое детство.

Леди Гамильтон, леди Гамильтон,

Я твой адмирал Нельсон.

Как она ждала, как она звала,

Как она пила виски!

Леди Гамильтон, леди Гамильтон,

Ты была в моей жизни.

ВИДЕО
Видео: 112 Украина / YouTube

Записала Виктория Добровольская

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации