Клуб читателей
Гордон
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Экс-первый зам Кличко Никонов: Люди не хотят идти в органы власти, потому что, кроме унижения и оскорблений, эта работа ничего не дает

В эксклюзивном интервью изданию “ГОРДОН” бывший первый заместитель главы Киевской городской госадминистрации Игорь Никонов рассказал, в каком финансовом состоянии пребывает столица, что мешает властям убрать нелегальные стройки и рынки, почему инвесторы не торопятся вкладывать деньги в экономику Украины, а также о том, почему он покинул должность, но решил остаться в команде Виталия Кличко в качестве советника.

Никонов: Чиновнику быть эффективным намного тяжелее, чем бизнесмену
Никонов: Чиновнику быть эффективным намного тяжелее, чем бизнесмену
Фото: kievcity.gov.ua
Елена ПОСКАННАЯ

Игорь Никонов почти полтора года проработал первым заместителем главы Киевской городской государственной администрации. О свой предстоящей отставке он сообщил в конце ноября. Три дня назад появилась информация, что его преемником стал Геннадий Плис, ранее возглавлявший департамент аудита и финансового мониторинга, а сам Никонов перешел в разряд советников мэра.

Отец девятерых детей и известный киевский бизнесмен, владелец компании KAN Development, которая возвела такие известные столичные объекты, как торгово-развлекательный центр Ocean Plaza и комплекс ARENA Entertainment, несколько бизнес-центров и жилых комплексов. В июле 2014 года Никонов принял предложение новоизбранного мэра Виталия Кличко и начал работу в КГГА. Как много раз сам он подчеркивал, работал в качестве кризис-менеджера и занимался решением накопившихся финансовых проблем столицы. Он признает, что далеко не все задачи, которые стояли перед новой городской властью, удалось решить за прошедшее время, но ситуация стабилизировалась. Поэтому Никонов намерен двигаться дальше и собирается заняться реализацией крупных имиджевых проектов, которые могут привлечь западных инвесторов и стать знаковыми для города. Совмещать эту деятельность с чиновничьей работой невозможно, отметил бизнесмен в интервью корреспонденту издания “ГОРДОН”.

По его мнению, руководство страны обязано смелее проводить экономические преобразования и срочно заняться улучшением бизнес-климата. Вялотекущие реформы и отсутствие креативного мышления у украинских политических и бизнес-элит настораживают инвесторов. И если сейчас не предпринять экстраординарные меры, то уже через пару лет наполнять государственную казну будет намного сложнее.

Столица должна выглядеть лучше любого города страны – тут представители крупных корпораций. Они должны почувствовать "запах" денег, перспективу роста, увидеть потребительский спрос

– Сразу после Майдана говорили, что как только сформируется новая власть, начнутся реформы, в Украину пойдут инвесторы. Но уже скоро два года, как мы меняем страну, а реальных иностранных инвестиций нет. В чем проблема?

– Инвесторы оценивают в первую очередь риски страны. Внутренние инвестиции есть. Но иностранцы должны увидеть потенциал государства. Я пытаюсь объяснить парламентариям и членам правительства, что пока мы сами не начнем создавать предпосылки для развития, никто к нам не придет. Бюджет развития столицы – 1,5 млрд. Это же ерунда! Он должен быть минимум 12–13 миллиардов. Тогда город начнет развиваться.

Необходимы большие инфраструктурные проекты, создание крупных платформ наподобие IT или индустриальных парков. Пока этого нет в Киеве, куда приезжают иностранцы, где люди принимают решения о том, инвестировать в Украину или нет, мы никакого результата не получим. Это не мои личные желания человека, работающего в администрации. Если бы я жил, например, в Житомире или в Виннице, я бы все равно так думал. Столица точно должна выглядеть лучше любого другого города страны, потому что тут правительство, послы, территориальные представители крупных корпораций. Они должны почувствовать "запах" денег, перспективу роста, ощутить изменения, увидеть потребительский спрос. Без этого ничего не получится. Но пока я вижу очень немного действий государственных органов, направленных на создание предпосылок для стремительного роста экономики. Но, может быть, новые Налоговый и Бюджетный кодекс что-то изменят...

– 11 декабря в Верховной Раде премьер-министр Украины Арсений Яценюк отчитывался о работе правительства за прошедший год. Как вы оцениваете экономические реформы, предложенные Кабмином, и темпы их реализации?

– Честно? Реальных реформ очень мало. Мы двигаемся в правильном направлении с точки зрения децентрализации. Реально у местных бюджетов появилась хоть какая-то возможность влиять на доходную часть бюджета и планировать свои расходы. Но все реформы делаются гораздо медленнее, чем могли бы. Очень много времени потеряли и, на мой взгляд, не создали никаких точек роста. В правительстве и парламенте есть люди, которые пишут правильные законы. Их немного. И все законы, которые предусматривают какие-то преференции для развития бизнеса, очень трудно проходят.

Власть больше занимается методикой перераспределения доходов, а не стимулированием их увеличения. Мне еще моя мама говорила: "Не бойся больших расходов, а бойся маленьких доходов". Не надо опасаться, что после либерализации налогов в первые одиндва года мы недополучим средства в бюджет, зато мы дадим стимул бизнесу, и все это с лихвой компенсируется в ближайшем будущем. Тогда через год-два мы не узнаем нашу страну. А власть и так заработала много негатива,  в том числе выполняя требования МВФ. Нужно было параллельно идти дальше – все равно уже терять нечего. А мы с этим сильно затянули.

Теперь о том, что касается Киева. Сейчас главная задача – привлечь и стимулировать легальный бизнес, а Киев за последние годы превратился в базар. Продают что угодно и где угодно. Говорят, раз экономическая ситуация тяжелая, дайте людям себе заработать. Давайте! Но при этом давайте не будем убивать возможность вкладывать деньги другими категориям бизнеса в то, что приносит доход городу и государству.

Сравните МАФ и магазин на первом этаже дома. Киоск поставил в одно место, бизнес не пошел, поставил в другое, все загадил, украл электроэнергию и ушел в третье место. А если человек зашел в стационарное помещение, он заплатил аренду, сделал ремонт, он уже никуда не денется и еще за прилегающей территорией будет следить – ему ведь нужно привлекать к себе клиентов.


Никонов: Мне еще моя мама говорила: не бойся больших расходов, а бойся маленьких доходов. И не надо опасаться, что после либерализации налогов в первые один два года мы недополучим средства в бюджет, зато мы дадим стимул бизнесу и все это с лихвой компенсируется в ближайшем будущем. Фото: kievcity.gov.ua
Никонов: Мне еще моя мама говорила: "Не бойся больших расходов, а бойся маленьких доходов". Фото: kievcity.gov.ua


Два года назад я ездил на экономический форум в Санкт-Петербург. Я имею там много знакомых, потому что учился в Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта. Поговорил с местными бизнесменами и понял, что у России нет будущего. По одной простой причине: конкурсы в Академии муниципального и государственного управления по 20 человек на место, а в университеты, которые готовят людей для бизнеса, науки и так далее, вообще поступать никто не желает. В РФ весь бизнес контролируется через государственные управляющие структуры, коррумпированные и малоэффективные. От этого бизнес сворачивается. И я понял, что при таком векторе развития у России нет будущего как у экономически развитой страны.

Сегодня в Украине начинает складываться аналогичная тенденция. Смотрите, как много желающих работать в различных антикоррупционных организациях. Все хотят что-то контролировать. В обществе зашкаливают протестные настроения. И все меньше и меньше людей хотят развивать собственное дело, собственное производство.

Поэтому наша главная задача – поддерживать средний класс, создавать ему комфортные условия работы и мотивировать украинцев к занятию бизнесом. Мы должны понять, кто является опорой и фундаментом экономики государства. Это средний класс. На нем необходимо сфокусировать свое внимание и все свои преобразования. Мы же заигрываем перед малым бизнесом и уничтожаем средний, от развития которого государство выигрывает в гораздо большей степени.

– Но без малого предпринимателя не вырастет средний – это начальный опыт и первый капитал.

– Переход из малого в средний бизнес даст государству в десятки раз больше налогов. Вот сейчас малый бизнес декларирует оборот в 20 млн грн. Что это за бизнес такой? Там просто укрывают доходы от налогообложения.

У нас и так со сбором налогов проблемы. Например, существует налог на недвижимость. Но городской бюджет недополучит его, потому что нет доскональной базы у фискальной службы. Госреестр собственности ведется только с 2011 года. Мы путем огромных усилий собрали массив информации для начисления налога. И что в результате? Налоговая инспекция говорит: ”Мы не можем собирать налог, если в реестре недвижимости не зарегистрирована собственность”. А регистрация происходит только по желанию человека. Чтобы заплатить налог, гражданин должен получить извещение из налоговой – это основание для платежа. Так дайте людям право самим заплатить!

Я много раз предлагал ввести нулевую декларацию, разово обязать всех горожан самостоятельно задекларировать свое имущество. Если кто-то проигнорировал это требование, завтра будет объяснять, откуда взялось имущество. Люди бы на это пошли. 90% граждан порядочные, при лояльных условиях сами заплатят налог, только бы не надо было лишний раз куда-то бежать.

Еще в Киеве 246 недостроев, начатых за бюджетные деньги. Что с каждым из них делать? Просто продавать вместе с землей. Но у нас проблема: мораторий на продажу земли без детального плана территории (ДПТ). Этот совершенно неконструктивный закон приняли давно. На ДПТ нужны огромные деньги и время. Для Киева это 140 тысяч гектаров и почти 200 миллионов гривен! И вот результат: мы сегодня фактически потеряли от 200 до 300 миллионов гривен доходной части бюджета!

Все эти условности серьезно тормозят бизнес. Мы ищем деньги соинвесторов, но они – люди заинтересованные, хотят делать то, что им интересно, а не только городу. Несколько раз мы пытались отменить ограничения, они ведь ничего не решают: большая компания с деньгами все равно ДПТ сделает, среднему, а тем более малому бизнесу, выкинуть миллион гривен невозможно. А аферисты без всякого ДПТ строят. И по кому бьет мораторий?

Объем площадей в МАФах – пять или шесть торговых центров, как Ocean Plaza. Они не платят аренду, налоги, воруют электроэнергию, еще и продают левый алкоголь и безакцизные сигареты

– Киевляне недовольны, что многие обещания команда Кличко так и не выполнила – малые архитектурные формы (МАФ) не убрали, даже больше стало, скандальные стройки остаются. Почему не получилось реализовать задуманное?

– Не совсем согласен. Мы убрали несколько тысяч незаконных МАФов, систематизировали строительство, убираем незаконные газовые заправки, переводим сотни ночных стоянок из нелегальных в легальные и многое другое. Хотя, честно говоря, мы считали, что гораздо быстрее сможем разобраться с этими административными правонарушениями. Поймите, чтобы сносить тысячи объектов, нужны немалые средства. Работа не приносит быстрого эффекта, потому что не хватает необходимых законов и полномочий местному органу самоуправления.

Оказалось, что без муниципальной полиции, причем смелой и беспристрастной, окончательно решить проблемы очень сложно. Вот чего мы добились на 100%, так это того, что ни одной новой нелегальной стройки не началось. Хотя каждую неделю такие попытки были в самых разных районах города. Безусловно, кто-то из силовиков за этим стоит.

Дома, которые уже возведены, не могут сдаться, потому что у них нет документов, а людям продали квартиры. Теперь аферисты прикрываются ими, как щитом, выходят с протестами, требуют подключить дома к сетям, дать право собственности, хотя вообще ни одного документа на стройку нет и никогда не было. Эти пирамиды строились годами, особенно активно последние пять лет. Мы пресекли эту деятельность, опубликовали на сайте всю информацию, где строится жилье законно, а где – без всяких документов, чтобы покупатели разбирались.

Другое дело – люди, которые потратили свои деньги, уже не считают лжезастройщика преступником, а видят в нем героя, который помог им обзавестись недвижимостью – психология личного эгоизма всем присуща в той или иной степени. С ними надо вести оперативную работу, понимать, куда идут денежные потоки, арестовывать средства – это работа для правоохранительных органов. То же самое с МАФами. Мы понимаем, 10 человек рулят всей этой мафией, и с ними надо провести работу, объяснить, что либо они переходят в легальную сферу, либо идут за решетку.


Никонов: Фото: kiev24.ua
Никонов: 10 человек рулят всей этой мафией МАФов в столице. С ними надо провести работу, объяснить, что либо они переходят в легальную сферу, либо идут за решетку. Фото: kiev24.ua


Мы боремся с МАФами не только потому, что они уродуют город, хотя это главная беда. Они еще и убивают бизнес. Киев – европейская столица? Да. А первые этажи зданий пустуют, потому как бизнес неконкурентоспособен по сравнению с нелегальным. Объем площадей в МАФах – 400 тысяч квадратных метров. Это пять или шесть таких торговых центров, как Ocean Plaza. Киоски не платят аренду, налоги, не оплачивают вывоз мусора, воруют электроэнергию, еще и продают левый алкоголь и безакцизные сигареты. Это все превращает Украину в бедную страну. Иллюзия считать их деятельность полезной. Налоги и акцизы наполняют бюджет. А владельцы МАФов все эти деньги без стыда забирают себе.

– Тогда почему с ними так вяло сражаются?

– Множество МАФов зарегистрированы решением судов. Даже в “красных линиях”, где по закону вообще ничего размещать нельзя. По всей Троещине идет линия скоростного трамвая, на ней зарегистрированы здания парковочных кооперативов, хотя по закону такое невозможно! Мы приходим сносить, а они показывают решения судов. Как по мне, черт с этими решениями, сносить – и все! А фамилии судей передавать в коррупционную прокуратуру – пусть разбираются.

Если бы было решение на уровне МВД о поддержке местной власти, чтобы следовать концепции городского развития и пресекать административные нарушения, в столице не было бы нелегальных заправок, незаконных строек, незаконных МАФов, автостоянок и так далее.

– Почему же никого не привлекают к ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность?

– А как привлечь и кого? Смотрите, есть Анатолий Войцеховский, который начал более 40 незаконных строек. И что? Он спокойно гуляет по городу, потому что официально нигде не числится. Тут нужна адекватная оперативная работа следователей, прокуратуры, суда. У киевской власти нет ни одного силового подразделения.

Если МВД не может вести борьбу с административными нарушениями, тогда нужна муниципальная полиция, которая будет пресекать незаконные действия и еще бюджет наполнять. Раз нет такой полиции, тогда все-таки МВД должно эту функцию выполнять. Недавно мы провели несколько встреч с вновь назначенными руководителями городской полиции и, мне кажется, нашли взаимопонимание и готовы эффективно сотрудничать, не боясь акций протеста, которые организовывают участники незаконных видов предпринимательства.

Новая власть должна отвечать по обязательствам предыдущей. Тогда люди перестанут бояться перемен

– Когда вы шли в КГГА, вы четко представляли, что будете делать, или понимание пришло в процессе?

– Конечно, не понимал. Другие люди вокруг, другие возможности с точки зрения реализации любого шага. Огромная разница между бизнесменом и чиновником: первый может делать все, что не запрещено законом, а второй – только то, что разрешено. В таких условиях чиновнику быть эффективным намного тяжелее, чем бизнесмену.

Шаг за шагом мы провели аудит во всех подразделениях, поняли, что творится, начали заниматься кадровой политикой, уволили более 370 чиновников (люди либо неэффективны, либо брали взятки), сократили коммунальные предприятия. Главной проблемой стал дефицит бюджета-2014. Внаглую Николай Азаров заставил его принять, хотя все прекрасно понимали, что 3,6 миллиарда гривен – дефицитная часть, а доходную часть просто надули. А еще предстояла подготовка к бюджету-2015. Чтобы спасти ситуацию, начали работать с Кабмином, много проблем решили, уменьшили дефицит бюджета, начали рассчитываться с долгами, с кем-то передоговорились, понизили цену, реструктуризировали долги. Почти со всеми была достигнута четкая договоренность. Мы действовали как бизнесмены, давали слово коллегам, партнерам КГГА, гарантировали, что заплатим.

Часто новые люди, приходя во власть, отказываются исполнять договоренности своих предшественников. Но я понимаю важность сохранения преемственности. Новая власть должна отвечать по обязательствам предыдущей. Тогда люди перестанут бояться перемен.

– Плачевное финансовое состояние города стало для вас неожиданностью?

– Думал, ситуация не такая критичная. Не знал, сколько долгов и какой дефицит бюджета. Было сложно, когда это все навалилось, но я доволен, что удалось разрулить. У Кличко есть абсолютно четкое представление о том, что необходимо. Он уперся и сказал: “Делаем так”. Все. Его уже не остановить. Он не прогибается перед проблемами, будет до последнего двигаться вперед – это самое ценное его качество.

Финансовая ситуация все еще далека от стабильной, но мы перестали брать деньги взаймы и начали частично погашать огромные долги, доставшиеся нам в наследство от предшественников. Впервые с 2005 года Киев вернул кредиторам 1,25 млрд гривен.

– Что это за деньги, которые надо отдавать?

– Платежи по внутренним и внешним облигациям, под которые город брал деньги в долг у разных кредиторов. Общая сумма долга – почти 18 млрд грн. Брались они под разные нужды – частично на инфраструктурные проекты, частично на погашение старых долгов. Это разные и длинные истории. Итог таков, что мы платим 2 млрд гривен в год только по процентам – это равносильно строительству 18 новых школ, или 10% городского бюджета.

Сегодня финансовая ситуация стабилизировалась, часть долгов мы реструктуризировали, растянули платежи, по внешним долгам тоже заканчиваем процесс реструктуризации. Моя позиция железная – никаких кредитов без возможности полностью реализовать то, на что эти средства берутся. На то же метро имеет смысл брать кредит, только если запустим хотя бы одну очередь вместе с окончанием Подольско-Воскресенского мостового перехода. Тогда сразу решается несколько задач: возникает доход от реализации проекта, появляется возможность погашать кредит, пассажиры гораздо быстрее добираются до работы и домой, разгружаются дороги, улучшается экология и многое другое.


Фото: kievcity.gov.ua
Никонов: Кличко понимает, что любой мэр должен после себя оставить нечто значительное, что будет связано с его именем. Мы выберем дватри знаковых проекта и начнем их реализацию. Фото: kievcity.gov.ua


– Как вы оказались в команде Виталия Кличко?

– Мы много лет дружим, часто общаемся. Но вопрос совместной деятельности, особенно политической, вообще не стоял. Кличко, куда бы он ни выбирался ранее, был в определенной степени в оппозиции. Я откровенно говорил ему, что оппозиция – это одно, а хозяйственная деятельность – немножко другое, и предостерегал, что в конечном итоге любая оппозиция становится властью.

Когда Кличко выиграл выборы, я приехал поздравить его. Мы сели поговорить, я начал рассказывать, что творится в Киеве. Сказал, что даже таким бизнесменам, как я, не надо тратить много времени на бизнес – объемы сильно упали. Поэтому власть должна делать все, чтобы бизнес развивался. Он поймал меня на словах, что есть свободное время, и спросил, почему бы мне не поработать на Киев. Это прозвучало как вызов. Я понимал, что никакой политики не будет, только профессиональная конструктивная работа, карт-бланш делать все, что мы посчитаем нужным. Мне было интересно понять, чем дышит город, – это совершенно новый опыт.

– Тогда почему вы решили покинуть должность первого заместителя главы КГГА и стать его советником?

– Я человек, который должен обязательно иметь возможность увидеть плоды своего труда. Мы с Кличко договорились, что я буду советником, его представителем в Кабинете Министров, Верховной Раде, буду курировать вопросы реструктуризации задолженностей города, но главная моя задача – работа над реализацией больших инфраструктурных проектов.

Кличко хорошо понимает, что любой мэр должен после себя оставить нечто значительное, что будет связано с его именем. У нас много амбициозных проектов. Мы выберем дватри знаковых и начнем их реализацию. Они требуют много внимания, надо работать с Кабинетом Министров, с Верховной Радой, встречаться с инвесторами. Если я буду это делать, я точно не смогу заниматься текущей работой. Поэтому я решил заняться более важными, на мой взгляд, проектами.

– Приоткройте тайну: о каких больших проектах для города вы мечтаете?

– Например, очень хочу заняться проектированием и строительством линии метро на Троещину. Сам с большим удовольствием в Лондоне пользуюсь подземкой. И хочу, чтобы у нас это был основной вид транспорта. Также хочу попробовать создать индустриальный и IT-парки. Весьма трудная задача, для реализации которой необходимы законодательные изменения. Это то, без чего я не представляю роста экономики города. Хочу приложить усилия для привлечения инвесторов в проекты термомодернизации зданий в Киеве (так называемые ЭСКО – энергосервисные контракты).

Многие кричат: “Надо пересажать всех взяточников”. Необходимое условие, но недостаточное. Во многих восточных странах есть даже смертная казнь за коррупцию, но она все равно не исчезает

– Полтора года работы в КГГА. Вы лучше других понимаете, что сделано. Как сами оцениваете свою работу?

– Многое удалось, но что-то реализовать быстро не получилось, в основном то, что реально зависит не только от городских властей, но и от государства. Все остальное мы либо сделали, либо начали и делаем так, чтобы дороги назад не было, все было четко, понятно и прозрачно.

Почему мы так торопились запустить электронный онлайн-бюджет? Закрыть его от общества снова уже практически невозможно. Все элементы смарт-сити – система управления недвижимостью, городскими активами, реестры, кадастры – все введено в компьютерную базу и находится в открытом доступе. Это возвращает доверие к власти. Многие кричат: "Надо пересажать всех взяточников". Необходимое условие, но недостаточное. В некоторых восточных странах есть даже смертная казнь за коррупцию, но она все равно не исчезает. Смарт-сити, проект, который полностью делает власть прозрачной, – это единственный правильный механизм контроля.

Конечно, такой открытостью могут воспользоваться авантюристы. В Украине есть категория людей, которая выбрала своей профессией нигилизм, полное отрицание всего. Благодаря этому они проходят в Верховную Раду, хотя ничего особенного в жизни делать не умеют, кроме как критиковать, умело манипулируя общественным мнением. Но Кличко считает, что гражданам надо показывать максимум информации. Даже если будут манипуляции, люди всегда смогут самостоятельно зайти на сайт, проверить информацию и сделать собственные выводы.

Благодаря авторитету Кличко компания-разработчик создала фактически бесплатно открытый бюджет для Киева. Мы – единственные, кто показал платеж конечному получателю, где видно, кто, когда и сколько  бюджетных денег получил. Такого никто в мире не смог, даже мировые лидеры в этом плане – Барселона, Торонто и Ванкувер. Теперь Киев присоединится к Ассоциации смарт-сити городов. Такое решение поддержали на всемирном форуме смарт-городов, который недавно прошел в Барселоне.

Самый перспективный из нынешних электронных проектов – карточка киевлянина. Мы наполнили его новым смыслом – это карта-индентификатор, которая одновременно является инструментом платежа. В нее может быть зашито бесконечное количество приложений. Сегодня к ней подключены оплата транспорта, скидки торговых сетей, учреждений культуры, музеев, а также медицинская карта и рецепты, мобильные операторы и кинотеатры, на очереди много административных услуг, парковочные сервисы и другое. Все это уже работает.

Проблема лишь в том, что только 750 тысяч человек оформили карточку, в основном льготники. Остальные не торопятся. Мы объясняем киевлянам (но вероятно, мало и плохо, раз нас не слышат): каждый, кто живет или работает в Киеве, имеет право на получение этой карты. Горожанам для заявки на оформление надо иметь идентификационный код и паспорт, приезжим – кроме личных документов, справку с работы. Карту можно заказать в любом отделении “Ощадбанка”, банка “Хрещатик” или в соцслужбе. Срок изготовления – две недели. И все дисконтные карты можно выбросить – они не нужны. Кстати, благодаря электронным сервисам киевляне уже оплачивают коммуналку, не выходя из дому, а по карточке киевлянина смогут сделать это даже с мобильного телефона.


Никонов: Фото: Igor Nikonov / Facebook
Никонов: Мы создали электронный онлайн-бюджет. Закрыть его от общества снова уже практически невозможно. Фото: Igor Nikonov / Facebook


– Вы рассказали, что провели аудит КГГА и всех ее структур. Каков результат этих проверок?

– Передали в прокуратуру около 100 дел. Нас часто спрашивают, почему никто не сидит. Но это уже вопрос прокуратуры и суда. Наша функция – убрать бесхозяйственность и сам предмет коррупции, создать систему, которая просто не позволит вымогать деньги у людей.

– И вы считаете, что  коррупцию удалось победить?

– Во многом удалось. Открытый бюджет и система смарт-сити служат именно для того, чтобы минимизировать коррупционные риски.

– А за что давали и дают взятки чиновникам?

– Я даже не знаю, честно говоря. Мне точно никто не предлагал, даже как-то обидно (смеется. – “ГОРДОН”). Мы попросили всех киевлян, у кого требуют взятку, обращаться напрямую к мэру. У Кличко нулевая толерантность к коррупции. Он обещает даже проблемный вопрос разрешить, только бы показали, кто конкретно занимается вымогательством в управлениях КГГА.

Раньше весь город знал, кто, кому, сколько и за что заносит деньги. Сегодня такого нет. Каждую жалобу о взяточничестве мы разбираем. Часто оказывается, что люди просто руководствуются слухами или заинтересованы в провокациях.

– Одна из главных претензий к органам власти в том, что структуры не оптимизированы, штаты раздуты. В Киеве как?

– Мы сократили и аппарат Киевсовета, и КГГА. Но не все просто. Во-первых, нам необходимо поменять отношение к государственной службе. Люди уже не хотят работать в органах власти. У нас огромная текучка. Раньше пусть зарплата была небольшой, но работа давала определенный престиж, какие-то льготы, дополнение к пенсии. Сегодня, кроме унижения и оскорблений, ничего нет.

Нормальный специалист без проблем найдет лучшее место и не будет тратить свое время в государственных структурах. Но в верхах никто не желает понимать, как важно найти для работы во власти компетентных людей. Сегодня много профессионалов, но они могут совсем недолго продержаться без достойной заработной платы и возможности реализовать свои идеи. Да, многие люди готовы помогать местному самоуправлению. Майдан поднял серьезную волну волонтерства. Но любой инициативе все равно приходит конец – люди не могут жить в нищете.

Чтобы решить кадровую проблему, надо либо много полномочий делегировать негосударственным структурам (тогда, как в США, в городских администрациях будут работают люди средней квалификации, которые умеют выполнять написанную заранее инструкцию), либо поднимать заработную плату и приглашать специалистов со знаниями и высокой квалификацией. Все остальное от лукавого. Может быть душевный порыв у людей, как и у меня в том числе. Пошел поработать на город полтора-два года, но дальше что? Любой человек трудится ради обеспечения достойной жизни себя и своей семьи.

Во-вторых, необходимо поменять закон об органах самоуправления, убрать лишние функции и возвращать те, которые бездумно передали в государственные органы.

Я считаю, вся концепция перевода разрешительных систем в госорганы (например, Государственного архитектурного и строительного контроля (ГАСК), Госкомзем, Служба кадастра, Регистрационная служба, различные экспертизы) оказалась провальной. Когда им передали полномочия, полностью была утрачена связь с мэрией. Эти службы что-то делали, там действовали коррупционные схемы, и никто не нес ответственности. Кстати, все наши незаконные стройки как раз от того, что у города отобрали ГАСК. С 2016 года его должны вернуть. А например, Госкомзем останется в прежнем состоянии. Хотя я убежден, что вся информация и управление землей должны быть у местного самоуправления. Госкомзем может держать и контролировать земельный кадастр по всей стране, но вносить в него всю информацию города должны самостоятельно. То же самое и с реестром собственности.

– А децентрализация поможет?

– В правильной интерпретации даст много возможностей. Но у нас нет окончательного видения концепции. Так, например, не понятно, останутся ли в Киеве райрады. Вообще, они совсем не нужны. Это орган, контролирующий и распределяющий доходные и расходные части бюджета. Но у районов нет своей казны. Тогда зачем там рада? Вот исполкомы как представители муниципалитета нужны.

Стыдно так строить в столице! Тема упрощения разрешений на строительство – ошибка. Никогда не думал, что такое скажу, но это правда

– Почему при современных технологиях, когда можно строить качественнее, быстрее и лучше, у нас все строится как попало? Даже китайцы небоскреб могут за полгода возвести. А в Киеве лепят каменные джунгли, с узенькими дорожками, крошечными резервациями дворов, без зон отдыха, парков, парковок, учреждений культуры и спорта. В любой адекватной стране такие проекты зарубили бы.

– Давайте не будем о китайцах. Чтобы за полгода построить небоскреб, надо готовиться несколько лет. Скорости строительства у нас абсолютно технологичны, и материалы используются такие же, как за границей. А все остальное – это следствие существующих законов о градостроительной деятельности, а также того, что многие основные согласовательные функции по строительству были переданы государству, в то время как управления архитектуры, ГАСК и экспертиза не сильно заботятся о внешнем виде проектов.

У нас низкий уровень подготовки архитекторов. И сами девелоперы не сильно переживают по поводу качества сооружений и, соответственно, требуют от проектантов низкой себестоимости строительства. У многих, как мне кажется, нет профессиональной гордости, в расчет берется только экономика.


Никонов: Фото: kiev24.ua
Никонов: Сами девелоперы не сильно переживают по поводу качества сооружений и, соответственно, требуют от проектантов низкой себестоимости строительства. Фото: kiev24.ua


Здания часто возводятся отвратительного качества. Стыдно так строить в столице! Тема упрощения разрешений на строительство – ошибка. Никогда не думал, что такое скажу, но это правда. Я имею опыт переговоров и участия в международных проектах. Ни в одной стране мира так легко, как у нас, строить невозможно. И я считаю, чрезмерная простота, когда в ГАСК поступают документы по декларативному признаку, а там, не глядя, подписывают, неприемлема.

По моему настоянию для застройщиков ввели обязательное предоставление 3D-визуализации проектов, чтобы из многих реальных точек было видно, что в итоге должно получится, как это впишется в существующую городскую среду, и какого качества будет продукт на выходе. И чтобы главный архитектор лично подписывал 3D-визуализацию, и застройщик потом не мог поменять, скажем, плитку на штукатурку. С января в Киеве будут новые правила.

– Вы сами сказали, что дома в столице ужасного качества. И новое, и особенно старое жилье зимой, по сути, греют воздух. При столь высоких тарифах – непозволительная роскошь. Для многих городов мира повышение энергоэффективности – главная стратегическая задача. А для Киева?

– У нас действительно значительные теплопотери в зданиях. Если сравнить с Европой, мы тратим на обогрев одного квадратного метра в пять раз больше энергии. При возросшей цене теплоносителя это действительно непозволительная роскошь.

Энергоэффективность жилья – еще один проект, которым надо будет серьезно заняться. Он требует немало изменений в законы, нужны постановления Кабмина и, конечно, привлечение инвесторов. У нас около 11 тысяч таких энергозатратных домов. На решение проблемы надо найти деньги. Либо у жильцов, либо у банков, либо у международных организаций, либо у инвесторов.

– Какой смысл инвестору ремонтировать наши дома?

– Берем дом. Его жильцы, условно, платят за теплоэнергию 1 миллион гривен в год. Инвестор делает термосанацию. Они еще 10 лет будут платить тот же 1 миллион гривен, но реальное потребление энергоносителя уменьшается, и конечно, внешний вид дома улучшится. Часть средств (примерно 50–60%) идет на энергоносители, а остальное забирает инвестор в счет погашения затрат за сделанную работу. А после возврата инвестиций (конечно же, с оговоренной прибылью) затраты жильцов уменьшаются на те же 50%.

Это перспективный проект, который даст позитивный результат не только для населения. Уменьшится потребление газа и, как следствие, потребность всего государства в валюте и зависимость от поставщиков топлива.

Что касается тарифов. Я думаю, пора нам учиться платить за услуги ЖКХ их настоящую цену. Как бы это не нравилось большинству населения – другого пути нет. Я изучал данные по Норвегии. Эта страна самостоятельно добывает нефть и газ. Там, как и у нас, используется центральное отопление (в северном регионе такая система признана более целесообразной с точки зрения экономики и экологии). Стоимость тепловой энергии составляет 7,8% от зарплаты норвежца. У нас сегодня почти такое соотношение. Люди, которые не в состоянии платить, получают субсидии. Разница от себестоимости тепла и цены идет в госбюджет. Конечно, все начнут экономить и думать об уменьшении энергозатрат. Значит, будет сокращаться зависимость нашей страны от энергоносителей из России.

– А что делать с хрущевками, которые строились на 20 лет и стоят уже более полувека?

– Сложная проблема, которая не имеет одного простого решения. Нужны значительные инвестиции и изменения в законы. Их нет. Можно было бы договариваться с застройщиками, но ситуация такова, что даже если все жильцы дома согласятся на переселение, а один не захочет и заблокирует весь проект... Слишком большой риск.

Сегодня уровень неоплаты за парковку – 62%. Люди просто посылают парковщиков и не платят. Из оставшихся 38% средств половину воруют

– Наверное, самая болезненная проблема столицы – парковки. Когда исчезнут с улиц в центре сомнительные люди в жилетах, появятся, как много раз обещали, паркоматы и будут четко определены места для стоянки автомобилей?

Сегодня уровень неоплаты парковки – 62%. Люди просто посылают парковщиков и не платят. Из оставшихся 38% средств половину воруют. Деньги не доходят до бюджета.

Проблема в том, что мы никогда не платили налоги и не хотим платить, не желаем рассчитываться за услуги ЖКХ (мифическое государство обязано их предоставить совершенно бесплатно), за парковку, за проезд в общественном транспорте. Но при этом мы все с превеликим удовольствием платим 3 миллиарда долларов за мобильную связь, причем предоплатой, и никто не возмущается. Это просто ментальность, которую еще только предстоит менять.


Никонов: Пойдите в Париже или Нью-Йорке расскажите кому-нибудь, что вам негде на ночь оставить машину!
Никонов: Пойдите в Париже или Нью-Йорке расскажите кому-нибудь, что вам негде на ночь оставить машину! Фото: kievcity.gov.ua


Многие добросовестные застройщики построили паркинги и готовы даже сдавать их в аренду. Но, увы, гораздо легче бросить машину на газоне перед подъездом, чем пройти 100–200 метров. Сегодня любой человек оставляет машину, где пожелает, и уходит. Никто ничего не может сделать. Неуверенно полиция начала эвакуировать авто с проезжей части, но это пока не массово, а потому и неэффективно.

– А как может быть массовая эвакуация? Это же тысячи автомобилей! Да и в спальных районах людям негде ставить машины.

– Пойдите в Париже или Нью-Йорке расскажите кому-нибудь, что вам негде на ночь оставить машину! Как только нельзя будет оставлять машину в неположенном месте, бизнес сразу предложит массу законных вариантов решения проблемы – построит паркинги, например.

– Так и зарплаты у нас не европейские. А место в паркинге по стоимости равноценно покупке квартиры. Такое удовольствие большинству просто не по карману.

– Мы договорились, чтобы час паркинга в центре города стоил не больше 10 гривен, максимум 40 в самом лучшем месте. Но в "Мандарин плаза", в Gulliver пусто. Почему? А кто будет ставить машину в паркинг, если можно бесплатно оставить на улице?

Закон о парковке примут, и все изменится. Есть регламентированное место для стоянки. Никакого контакта с водителем не нужно, как за границей, – фотофиксация, письмо счастья домой, вызов в суд, машину на эвакуатор. Ответственность несет владелец автомобиля, независимо от того, кто пользуется его машиной. И все, как миленькие, будут платить. Мы когда на своих авто в Европу приезжаем или берем в прокат, смотрим на часы и бежим, чтобы своевременно заплатить за парковку, а тут не хотим.

Со следующего года ни одна маршрутка без GPS-датчика не сможет заехать в Киев

– Очевидно, что европейской столице нужен и современный транспорт. Маршрутки уже морально устарели, и совсем непонятно, почему в стране, производящей все виды общественного транспорта, такие страшные автобусы и троллейбусы.

– Первое, что мы делаем, – запускаем диспетчерский центр в городе. Он практически готов и может начать работать с января следующего года. Смысл в том, чтобы на каждое транспортное средство – автобусы, троллейбусы, маршрутки (в том числе областные) установить GPS-датчик. Без него ни одна маршрутка в Киев не имеет права заехать. В датчике зашиты параметры маршрута, направление, график. Отклонение от расписания мгновенно фиксируется. Это поможет нам разобраться с маршрутками. Ведь примерно 4  тысячи микроавтобусов каждый день ездят по Киеву неизвестно откуда. После запуска системы никто не сможет заниматься перевозками, если не зарегистрирован в диспетчерском центре.

Мы рассчитываем и на обновление подвижного состава – это одно из главных требований к перевозчикам. Однако развитию транспорта в столице мешает льготный проезд, который не компенсируется.

– Льготников так много, что их поездки ощутимо влияют на доходы перевозчиков?

– Из официально проживающих в Киеве 2,8 млн человек 650 тысяч имеют право на бесплатный проезд. Это примерно 50% от всех перевозок – огромная цифра. Из 800 млн гривен положенного возмещения льгот правительство дает только 230 млн. Остальное в виде убытков ложится на плечи местного бюджета.

Надо менять нормативные документы, но правительство боится, хотя все понимают, как решаются подобные проблемы. Если бы льготы перевели в режим прямой адресной помощи, транспортная сфера начала бы бурно развиваться. "Киевпастранс" можно было бы частично отдать в аренду с требованием обновить автобусы. А город занимался бы только регулированием маршрутов (сформировал маршрут, на аукционе продал) и контролем за исполнением условий. Тогда появилась бы здоровая конкуренция, и качество перевозок быстро улучшилось бы. Появились бы автобусы на газу, с электродвигателями, на гибридных двигателях.

Надо только перестать заниматься популизмом, не бояться делать очевидные вещи. Любые реформы поначалу вызывают критику, а затем все говорят "спасибо".

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
11 декабря, 2015 11:21
10 декабря, 2015 19:24
10 декабря, 2015 17:31
9 декабря, 2015 20:36
 

 
 

Публикации

 
все публикации