Клуб читателей
ГОРДОН
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

"В квартире температура не выше 6°. И как мне жить с грудным ребенком?" Прифронтовая Авдеевка замерзает без газа. Репортаж "ГОРДОН"

Еще в июне Авдеевка осталась без газа, который для тысяч частных домов являлся единственным средством отопления. А теперь старики и семьи с детьми, которые не имеют возможности выехать из города или арендовать квартиру, живут в домах, где температура воздуха практически не отличается от той, что на улице. Корреспондент издания “ГОРДОН” побывал в прифронтовом городе, пообщался с местными жителями и волонтерами, узнал, как живут люди и с какими проблемами сталкиваются.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
С начала войны боевики постоянно вели обстрел Авдеевки из всех видов вооружения
С начала войны боевики постоянно вели обстрел Авдеевки из всех видов вооружения
Фото: Елена Посканная / Gordonua.com
Елена ПОСКАННАЯ

“Майорск, Донецк, Горловка! Машиной едем прямо сейчас!” Это первое, что слышишь, выходя из поезда на станции Константиновка. И, судя по ажиотажу вокруг водителей, спрос на услугу есть. Сегодня Константиновка – самая крайняя точка на донецком железнодорожном направлении. Дальше – оккупированная территория. Отсюда до Авдеевки, куда я и направляюсь, почти час пути на машине.

“Мы проедем несколько контрольных пунктов. Держите документы под рукой, – посоветовал водитель Александр. – Раньше мы в Константиновке редко бывали. Из Киева ездили через Донецк, потому что добираться быстро и удобно – всего минут 30 на маршрутке, а на машине и вовсе минут 15. Теперь пробираемся в свой город через территорию коксохимического завода”.

Весной 2014 года в Авдеевку пришел “русский мир” с казаками и кадыровцами, которые не стесняясь грабили местное население. И, как рассказывают местные жители, от пришедших пророссийских боевиков пострадали даже те, кто так настойчиво их звал. В конце июля украинские военные освободили город. Но война не ушла. Авдеевка оказалась на передовой, а здешняя промзона стала одной из самых горячих точек Донбасса. Боевики постоянно вели обстрел городских кварталов из всех видов вооружения. Погибали военные и мирное население.


Фото: Елена Посканная / Gordonua
Дом 20 на улице Молодежной больше всего пострадал от обстрелов. Фото: Елена Посканная / Gordonua.com


Кто хотел и мог, уехали. Если до войны в Авдеевке проживало около 37 тысяч человек, то сейчас, по данным Государственной службы статистики, –  с учетом переселенцев из оккупированных районов 33 тысячи человек. Местные жители считают эту цифру завышенной и утверждают, что в городе осталось не более 20 тысяч. Все еще продолжают работать четыре школы и четыре детсада. 

Город производит не лучшее впечатление. В домах разбитые или заколоченные фанерой окна, зияющие дыры в стенах и крышах от прямых попаданий снарядов, пробитые осколками ворота, заборы и дорожные знаки, скорее напоминающие дуршлаг. А люди, как и везде, самые разные. Местный таксист рассказал, что его машину с лентой-вышиванкой любят в городе и, в отличие от коллег, заказов у него всегда много.

“Три года с этой лентой езжу и никто ни разу не попытался ее сорвать. Мои пассажиры называют ее “рушничок”. Так что далеко не все у нас ватники. Хотя и этой беды хватает. Нагрести полные сумки гуманитарки, а потом везти ее домой на такси – обычное дело. За последний год вернулось много сепаров, которые вместе с “ДНР” сбежали из города. То ли убедились, что “русский мир” не для них, то ли уже грабить там нечего”, – отметил таксист.

Город разделен на две части – новая многоэтажная застройка (поселок Химик) и старый частный сектор, где также есть несколько двухэтажек, две школы. Химик согревается благодаря крупнейшему в Европе Авдеевскому коксохимическому заводу: пар и горячая вода – побочный продукт производства.


avdiivka_2017
По прямой от Авдеевки до Донецка менее 20 км. Фото: Wikimedia.org


Частный сектор, где живет почти две трети населения, лет 10 назад почти полностью перевели на газовое отопление. За ненадобностью люди разобрали старые печи.

За годы войны несколько раз боевики разрушали системы подачи воды, электроэнергии, а в старой части и газопровод. В начале июня этого года во время обстрела повредили основной газопровод, который идет с оккупированной территории. В результате восемь населенных пунктов, в том числе Авдеевка, остались без газа. И если для жителей Химика это не критично (люди купили электроплитки и готовят еду на них), то для частного сектора это катастрофа. Тысячи семей просто замерзают в своих домах.

"Обещали отремонтировать газопровод сначала ко Дню Независимости, потом к отопительному сезону, потом к ноябрю. Теперь сказали: к концу декабря. В квартире, несмотря на работу электрообогревателя, температура не поднимается выше 6°. И как мне жить с грудным ребенком? Хожу ночевать к бабушке. У нее недалеко частный дом. Хорошо, что наспех сложили там печь. Теперь есть где согреться, переночевать и приготовить еду", – рассказала Инесса Третьякова.

Девушке 24 года. Она перебралась в Авдеевку из оккупированной Ясиноватой еще в августе 2014-го. Ее муж работал на коксохиме. Попал под обстрел и стал инвалидом.

"В прошлом году мы платили по три тысячи гривен за коммунальные услуги. В октябре этого года обогреватель намотал 900 киловатт, то есть за электричество мы отдали почти 1,5 тысячи гривен. Так в октябре еще тепло было! Знаю, в других поселках местные власти сделали перерасчет тарифов за электроэнергию. А у нас все без изменений", – отметила Третьякова.


Слева 24-летняя беженка из оккупированной Ясиноватой Инесса Третьякова со своим девятимесячным ребенком. Крайний справа – ее 88-летний сосед Анатолий Голубицкий
Слева – 24-летняя беженка из оккупированной Ясиноватой Инесса Третьякова со своим девятимесячным ребенком. Крайний справа – ее 88-летний сосед Анатолий Голубицкий. Фото: Елена Посканная / Gordonua.com


За годы войны люди уже усвоили, что спасение – личное дело каждого. Но их откровенно раздражает даже не бездействие власти, а вызывающее поведение чиновников.

"Мне 88 лет, я участник войны. Мне нечего бояться. В доме холодно и сыро, стены мокрые, крыша протекает. А тут немало семей с детьми. В нашем доме двое маленьких, в соседнем – четверо, и дальше, в той двухэтажке, мама с четырьмя детьми – она их усыновила. Недавно пошла жаловаться в горадминистрацию на невыносимые условия жизни, так наш мэр ей сказал: “Детей заберем и отправим в интернат, а ты пойдешь по мусоркам бутылки собирать". Что это за отношение к людям?” – возмутился Анатолий Голубицкий.

С нескрываемым раздражением его перебила соседка.

"Дядь Толь, все это разговоры! Вы лучше объясните, что раз уж нет газа, надо дать больше напряжения. У всех работают обогреватели, но, поскольку напряжения в сети недостаточно, они просто накручивают счетчик и совсем не греют! И, конечно, надо перерасчет сделать. Потому что 1,68 гривны за киловатт – разориться можно. Мы уже полтора месяца безуспешно с РЭС (районные электросети. – "ГОРДОН") воюем по этому поводу”, – рассказала 60-летняя Елена Колосова.

В Донецкой области есть учреждение, где принимают немощных стариков и инвалидов. Но чтобы попасть туда, надо получить направление у службы социальной защиты. Все дети, инвалиды и пенсионеры в городе на учете. Но непонятно, почему, зная об отсутствии отопления в частных домах, социальные работники Авдеевки не позаботились хотя бы о лежачих больных?

На улице Сапронова живет семья Шуклиновых. У двух пенсионеров на руках парализованный сын.


Галина Шуклинова: "В старой пристройке у нас осталась грубка, и мы из дома перебрались туда. Тут во дворе готовим еду – купить электроплитку нет возможности". Фото: Елена Посканная / Gordonua
Галина Шуклинова: "В старой пристройке у нас осталась печка, и мы из дома перебрались туда. Тут, во дворе, готовим еду – купить электроплитку нет возможности. Уже вырубили в саду все фруктовые деревья, чтобы согреться". Фото: Елена Посканная / Gordonua.com


"Война три года идет. Ни врач, ни социальный работник ни разу не заглянули. У сына пролежни на спине и на ногах. Раз в месяц медик должен его осматривать. Но в реальности такого нет. Надо ругаться, чтобы врач назначил лечение. Последний раз мне доктор в лицо сказала: "Ну что к нему ходить? Сами видите – уже все". Как это понимать? Нервов не хватает со всеми ругаться! Я сама инвалид. У нас еще беда приключилась: муж сорвал спину. Лечение не помогает. А нам каждые два часа надо сына ворочать. Если муж не поправится, не знаю, как одна буду справляться”, – призналась Галина Шуклинова.

Хозяйка пригласила в дом. В крошечной комнате с одним окном, куда поместились лишь кровать и тумбочка, постоянно находится ее 26-летний сын, парализованный в результате несчастного случая в 2006 году.

"Я общаюсь с ребятами из других областей. Они на День инвалида всегда получают помощь, их ежегодно отправляют в санаторий. У нас же путевку не выбить. Я последний раз был в санатории в 2015 году. В этом году мне делали операцию на мочевом пузыре. В больнице оставили 12 тысяч гривен. Мать с трудом выбила у соцзащиты помощь в 500 гривен. Так на День инвалида меня без выплаты оставили – сказали: "Вы уже получали деньги", – рассказал Максим Шуклинов.


Максим Шуклинов: Если б дали направление в санаторий или интернат, я бы не был против. Родителям уже просто не хватает сил за мной смотреть. Но нам никто не предложил помощь.
Максим Шуклинов: Если б дали направление в санаторий или интернат, я бы не был против. Родителям уже просто не хватает сил за мной смотреть. Но нам никто не предложил помощь. Фото: Елена Посканная / Gordonua.com


Далеко не все жители Авдеевки согласны уезжать и оставлять свои дома без присмотра. В последнее время увеличилось число краж. Есть случаи, когда из оставленных домов выносили не только бытовую технику и вещи, но даже батареи и газовое оборудование.

"Самое обидное, что на восстановление подачи газа было достаточно времени и условий. Красный Крест еще летом 2016 года предлагал построить газопровод, который подавал бы газ с украинской стороны. Тогда власти ему отказали, дескать, у подрядчика трубы российского производства, нечего кормить оккупанта. И вот итог: тысячи людей мерзнут в своих домах", – рассказал директор ресурсного центра “Схід” Вадим Янковский.


Янковский: В Авдеевке отстояли Украину. Но это еще не все. Бездействия властей дискредитирует саму идею государственности. С людьми надо работать, надо разговаривать, а не обращаться как мусором.
Янковский: В Авдеевке отстояли Украину. Но бездействие властей дискредитирует саму идею государственности. С людьми надо работать, разговаривать, а не обращаться как с мусором. Фото: Елена Посканная / Gordonua.com


По его словам, с наступлением холодов из частного сектора начался отток людей в район Химик. Но если раньше жилье сдавали на условиях оплаты коммунальных услуг, то теперь аренда выросла до 2–3 тысяч гривен в месяц. А такие деньги есть не у всех.

“Печально, что ситуация в Авдеевке 2014 года ничему не научила. Да, нам поменяли губернатора и мэра. Но этого мало. Знаете, если в банку с кислыми огурцами положить свежий огурец, вскоре он неизбежно станет кислым. То же произошло у нас. В администрацию и коммунальные предприятия понабирали даже тех, кого когда-то регионалы из города выгоняли, тех, кто помогал “ДНР” тут референдум устраивать, и тех, кто сначала убежал с сепаратистами, а потом вернулся. Они себя хорошо чувствуют в кабинетах военно-гражданской администрации. Они ходят, улыбаются, будто и не было предательства. А у СБУ к ним почему-то вопросов нет. Вот мы уже и не удивляемся, что изменений в городе никаких нет”, – отметил Янковский.


Фото: Эта пятиэтажка (ул. Молодежная, 17) отключена от отопления и газа. В ней множество полностью разрушенных квартир, но люди продолжают тут жить. Фото: Елена Посканная / Gordonua
Эта пятиэтажка (ул. Молодежная, 17) частично отключена от отопления и газа. В ней множество полностью разрушенных квартир, но люди продолжают тут жить. Фото: Елена Посканная / Gordonua.com


За три года войны в Авдеевке в результате обстрелов повреждено более тысячи домов. Одни жильцы сами занимаются восстановлением – меняют окна и двери, ремонтируют стены, другие ждут помощи от властей или Красного Креста. Больше всего пострадали многоэтажки, расположенные на улице Молодежной. Их разбитые окна как раз смотрят в сторону донецкого аэропорта. Но и в этих полуразрушенных зданиях, где нет ни тепла, ни электричества, продолжают оставаться люди. Многим просто некуда выехать.

Георгий Тука, заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц:

"Сейчас завершаются работы по строительству газопровода. Он фактически сделает газоснабжение Авдеевки и еще нескольких поселков независимым от оккупированных территорий, то есть газ будет поставляться с нашей стороны. На последнем совещании была озвучена дата окончания работ – 15 декабря.

Проблемы с поставками газа есть не только в Авдеевке, но и еще в нескольких населенных пунктах Донецкой области. В разных местах – разные ситуации. Есть случаи, где газопровод поврежден и для его восстановления надо получать решение Совместного центра по контролю и координации о прекращения огня. А этого не так просто добиться".


Мемориал памяти погибшим воинам у границы промзоны.
Мемориал памяти погибшим воинам возле Авдеевской промзоны. Фото: Елена Посканная / Gordonua.com


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

 
 
Больше материалов
 

Публикации

 
все публикации