$40.44 €43.23
menu closed
menu open
weather +22 Киев
Валерий Пекар
ВАЛЕРИЙ ПЕКАР

Преподаватель Киево-Могилянской бизнес-школы

Все материалы автора
Все материалы автора

Люди в России не могут раскаяться, поэтому десятки миллионов из них скажут: "Я не русский". И вдруг окажутся башкирами, татарами, калмыками

Немецкий народ после Второй мировой прошел через раскаяние и очищение за 25 лет. Для этого понадобилась полная оккупация, потому что важной частью процесса раскаяния было массовое принудительное посещение концлагерей и просмотр документальных фильмов перед киносеансами. И все равно – целое поколение. И это в Германии, стране с сильными базовыми нравственными принципами, хотя и отвергнутыми и обезображенными нацизмом.

Как же тогда произойдет раскаяние россиян? Как они пройдут через свой катарсис?

Отвечаю – никак. Для катарсиса нужна базовая этика, а она в России отсутствует. (Кто разбирается в интегральной динамике – нужна "синяя" система, а в России "красная", и давно забылось, как выглядела советская "синяя" – сегодняшний режим не имеет идеологии и проповедует ценности, противоположные советским проповедям мира и братства).

Основная разница между этическими ("синими") системами и антиэтическими (доэтическими, "красными") заключается в понятии "грех". Грех подразумевает раскаяние, после которого ты возвращаешься в рамку системы. (Всевышний говорит: "...Не хочу смерти грешника, а только чтобы возвратился грешник с пути своего, и будет жить!" Иезекииль 33:11, и таких цитат еще можно набрать с десяток). В антиэтических системах понятий греха и раскаяния нет, а есть понятие "зашквар" или аналогичное (см. тюремную субкультуру или верование ромов, имеющих североиндийские корни). "Зашквар", в отличие от греха, назад не откручивается – раскаяние невозможно, возвращение в рамку невозможно.

Подчеркну, что раскаяние – это не только индивидуальный, но и социальный акт. После греха сообщество тебя отвергает. После раскаяния сообщество принимает тебя раскаянного назад. Если нет сообщества, которое тебя отвергает, а потом принимает обратно, то и раскаяние невозможно.

Следовательно, раскаяние невозможно даже при оккупации (оккупация также невозможна по физическим причинам, но, подчеркну, оккупация не даст раскаяния и очищения, потому что оно невозможно по вышеуказанным причинам). В то же время и оставаться в рамке, очерченной катастрофой, человек тоже не может. Безысходность?

Отнюдь не тупик. Решение этой неразрешимой задачи будет массово происходить путем выхода за рамку. Простыми словами, десятки миллионов людей вместо недоступного им раскаяния скажут: "Я не русский". "Я не русский, меня это не касается, это не моя система, не моя война, не моя катастрофа". Десятки миллионов людей вдруг окажутся башкирами, татарами, калмыками, черкесами, ерзянами, удмуртами и представителями других национальностей (есть серьезные основания полагать, что нероссийское население составляет не 22%, как утверждают официальные данные, а едва ли не вдвое больше, ведь динамика уменьшения численности национальностей между переписями свидетельствует либо о страшном геноциде, которого не было, либо о массовой записи "русскими", а значит, можно и вернуться назад). Но также десятки миллионов людей окажутся не русскими, а сибиряками, казаками, уральцами или поморами. Активисты на местах уже рисуют бланки паспортов Карелии и Соединенных Штатов Сибири.

Нельзя жить в катастрофе. Нужна либо месть, либо раскаяние, либо выход за рамку. Первый путь исключит возможность военного поражения и долгосрочные санкции. Второй путь невозможен по внутренним причинам. Россияне пойдут по третьему пути.

Источник: Валерій Пекар / Facebook

Блог отражает исключительно точку зрения автора. Редакция не несет ответственности за содержание и достоверность материалов в этом разделе.