$40.51 €43.42
menu closed
menu open
weather +22 Киев

Шустер: В России могут снести Путина, убить его. Не думаю, что для ФСБ это трудно G

Шустер: В России могут снести Путина, убить его. Не думаю, что для ФСБ это трудно Шустер: С моей точки зрения, даже если исчезнет Путин по причинам биологическим, политическим или личным каким-то, лучше не будет. Придет военная хунта  хунта настоящих нацистов
Фото: Шустер online / Facebook
Почему мобилизованные устроили стрельбу на полигоне под российским Белгородом, начнется ли новое наступление со стороны Беларуси на Киев, станет ли освобождение Херсона причиной падения режима Путина и распада России, сократят ли республиканцы поддержку Киева в случае победы на выборах в Конгресс и почему Израиль не дает оружие Украине. Об этом, а также о "миротворчестве" Реджепа Эрдогана, лидерстве Джо Байдена и Бориса Джонсона в интервью главному редактору издания "ГОРДОН" Алесе Бацман рассказал журналист, телеведущий Савик Шустер. "ГОРДОН" публикует текстовую версию интервью.
Я бы хотел спросить у российских мракобесов: "Какое отношение изнасилование женщин и детей имеет к христианству?"

– Савик, здравствуйте.

– Добрый день, Алеся.

– Я начну с нашего недавнего интервью. После него нам на почту, в мессенджеры написало такое количество зрителей, которые говорили, что Савик очень редко появляется в эфире, а хочется слышать его чаще, потому что ваш анализ и оценки пришлись по душе аудитории. Начну с хорошей новости. Не только то, что сегодня мы пишем эфир в день рождения Дмитрия Гордона… У нас есть вторая хорошая новость: мы решили делать с вами еженедельный формат – "Итоги с Савиком Шустером". Вы также сможете вопросы задавать – самое интересное мы будем зачитывать. Савик, начнем?

– Да, начнем. Во-первых, я поздравляю Диму и вас – всю семью – с юбилеем. К сожалению, мы не можем его отметить вместе, как это было прежде. Но все равно наступят те времена, когда мы опять соберемся. Я очень благодарен зрителям вашего канала за то, что они считают, что я говорю интересные вещи. Это я вам говорил в личной беседе и могу сказать публично: я боюсь говорить часто, потому что не очень люблю повторяться и мне не нравится говорить банальности. А когда очень часто выступаешь, то приходится, так случается. Это единственная причина, почему я так редко говорю. Есть люди, которые знают больше меня, которые понимают больше меня и у которых источников больше, чем у меня. Но давайте попробуем.

– Не просто попробуем, а начнем. Какие события за эту неделю вы бы выделили?

– Я подойду к этому немножко издалека. То, что я выделяю, – оно может быть не всеми замечено. Вчера было 20 октября. Это для меня день важный. Это день рождения моего отца, которого уже с нами нет. И было выступление Александра Дугина. 20 августа погибла его дочь вследствие террористического акта. И это выступление меня поразило. Даже пришлось кое-что распечатать из этого интервью. Это Z-каналы, понятно. "Мы имеем дело с религиозной войной. И эта война – не просто религия против религии. Это война идей: русской идеи бытия и западной идеи небытия. То есть это война против сатанизма". Кто это первый сказал? Это сказал Владимир Путин в своей речи, когда он объявил о том, что он "присоединяет" к России украинские территории. Вообще Дугин говорил вещи, которые даже сложно повторять. Он говорил, что это самая важная война в истории всей России. Что и религиозные войны с католиками, и война против Наполеона, и война против Гитлера были не настолько важны, как эта. Столкнулись две цивилизации. "И настоящий христианин, – говорит Дугин, – понимает, что конец света неизбежен".

Если у Путина в голове такая каша, то, конечно, для меня выступление Дугина – это не событие. Но как он воспринимается? Он же воспринимается частично как мученик, потому что его дочь погибла в этой войне, как они считают. И, судя по тому, что шло в чате, это реально настоящее мракобесие. Вот это одно событие. А сейчас возьмем другие события. Вот при генеральном секретаре Организации Объединенных Наций есть агентство, которое занимается изучением сексуальных насилий в конфликтах. Эту комиссию возглавляет Прамила Паттен... 15 октября был ее публичный доклад, где она заявила, что сексуальное насилие – часть российской военной стратегии. Что те люди, которые, по свидетельствам женщин, насилуют, – это специальные люди, которые оснащены виагрой, чтобы быть в состоянии насиловать женщин. Военная стратегия. Женщин и детей. Я бы хотел спросить у этих мракобесов: "Что это? Какое это имеет отношение к христианству?" Дальше: убийство, которое произошло в Белгороде на полигоне. Я на радио "Новое время" слушал интервью с таджикским политологом Парвизом Муллоджановым. Он сказал, что, в принципе, эти два или три…

Скриншот: Алеся Бацман / YouTube Скриншот: Алеся Бацман / YouTube

– Три человека. Двое из них убиты, один ушел раненый.

– Один ушел раненый. Значит, они таджики. Есть ли у них российские паспорта или нет, неизвестно. Он сказал, что они мобилизованы из тюрем. И оказались в одном подразделении со своими сокамерниками, то есть людьми из той же зоны. Я поначалу как-то скептически отнесся к этим словам, но несколько дней назад увидел сообщение Пригожина, что реально готовятся отряды и подразделения в Белгороде. Значит, и он говорит, что эти осужденные попали в группу людей и они больше терпеть не могли издевательств над ними. И он произнес такую фразу, которая тоже осталась незамеченной: "Они не могли больше терпеть как мужчины". Ну, мы понимаем подтекст. То есть их тоже насиловали. Я хочу понять, какое это имеет отношение к христианству. Таким образом, треугольничек трех событий говорит о том, с кем Украина и украинцы имеют сейчас дело.

Более того, сегодня я слушал выступление Владимира Осечкина, создателя [проекта] Gulagu.net. У них есть в руках контракт, который заключают с этими зэками, которые были осуждены за тяжкие преступления – от 10 до 20 лет. Значит, они обязуются совершать любого рода военные действия в Украине по приказу. Не имеет значения: и убийства, и насилие, и все, что угодно. Взамен в течение шести месяцев они получают амнистию. Люди, которые осуждены за тяжкие преступления, если продолжат совершать тяжкие преступления в Украине, получат через шесть месяцев амнистию. Если за этот срок они убегут или не выполнят приказ, то приговор остается в силе. И даже может случиться так, что против них будет открыт огонь. И мы – свидетели великого военного преступления против человечества и человечности, которое совершают мракобесы. Вот с чем сегодня столкнулась Украина. И это, я вам скажу, наверное, на этой неделе меня поразило больше всего.

– Савик, о чем это нам говорит? Какие выводы мы делаем с точки зрения дальнейших позиций и событий в войне?

– Я вижу, что Путин пошел по этому пути. Он не сумел, не захотел отмежеваться от супернационалистического, супернацистского крыла. Знаете, есть выражение: "Если не можешь победить мафию – возглавь ее". Тут речь уже не о мафии – речь идет о мракобесах. Если не можешь победить мракобесов – возглавь их. Вот он их и возглавил. И как они вчера ликовали, когда увидели Путина с винтовкой с оптическим прицелом, который стрелял на стрельбище... "Если президент взял в руки оружие, значит, все чиновники должны понимать, что это для них сигнал, что они все должны в этой войне участвовать напрямую". Вот где мы оказались. Мракобес во главе мракобесов. Вот что скажешь?

– Мне пару людей, которые знали Путина лично, говорили, что он не похож был на полигоне. Что, скорее всего, на полигон с винтовкой ездил двойник.

– Я тоже об этом читал в Telegram-канале "Генерал СВР". И что Путин не очень был доволен, что [двойник] вел себя немножко не так, как бы вел себя Путин. Я не знаю, как бы вел себя Путин. Но потом, мол, его уговорили, что надо это показать. Потому что это "душевно". Но какая разница, он или не он? Это люди, которые готовы к самым-самым страшным разрушениям. И, таким образом, все перед нашими глазами. 

Для Путина Беларусь – это территория, которая давно ему принадлежит, а Лукашенко – просто один из губернаторов, им назначенных

– То, о чем говорит Дугин и в чем участвует Путин – это, в принципе, путь на кладбище для всех. Ядерная война, в которой сгорит враг… Хорошо, а если и все остальные сгорят… И они к этому готовят?

– Ну, судя по тому, что говорит Дугин, да. И потом будет второе пришествие Христа. Я понимаю, что это звучит настолько сюрреалистически, что даже обсуждать не хочется. Реально тут уже, как говорит Валерий Соловей – российский политолог, который работал с Горбачевым, человек очень образованный и эрудированный, – это уже антиуптопия и обсуждать это сложно. 

– Пойдем сейчас к конкретным событиям, к людям из плоти и крови, к технике. На этой неделе спутниковые снимки показали, что скопление военной техники и военной силы на нашей границе с Беларусью становится все серьезнее. Что это такое и к чему может привести?

– Я могу бы начать с того, что с Лукашенко я встречался много раз, но это ни о чем не говорит. Я не встречался с Путиным...

– Ну слушайте, вы хорошо знаете достаточно. Более того, он всегда к вам испытывал...

– Алеся, Алеся...

– Я бы сказала, слабость, что ли.

– Ну, слабость он ко мне испытывал... Хорошо, что-то он ко мне испытывал, но я с ним не виделся с момента подавления оппозиции в Минске, с момента этих жестокостей, которые произошли в Беларуси. И я думаю, что он сейчас другой человек не только психически, но и его положение – военное и политическое – другое. Я не раз говорил, что сравниваю режим Путина с настоящей коза ностра – мафиозной структурой. Я думаю, Лукашенко было сказано, примерно как говорится в этих кругах. А как говорится в этих кругах, я знаю, потому что когда я был более молодым, мне пришлось заниматься расследованием мафиозных структур в Италии. Я знаю, как общаются эти люди. Думаю, ему было сказано: "У тебя есть дети, у тебя есть женщины, у тебя есть родственники и есть ты. Всего этого не будет, если ты не сделаешь это". Так что он в ситуации, где он сам себе не хозяин, и он будет выполнять все приказы, которые будут ему даны.

– То есть вы думаете, что Путин в риторике с ним уже прибегает к угрозам, что его и родственников его убьют?

– Я считаю, что да. Во-первых, Лукашенко не незаменим, с точки зрения Путина. Он найдет другого, если надо. Путину совершенно не интересно, какая будет реакция белорусского народа. А какая будет реакция, мы можем только предположить. Я не думаю, что белорусы готовы воевать с Украиной. Но Путин будет вести себя с гражданским населением в Беларуси так же, как ведет себя с гражданским населением в Украине, так же, как вел себя с гражданским населением в Беларуси в 2020 году. Ничего не изменится. И поэтому для него Беларусь – это территория, которая давно ему принадлежит, как он считает. Лукашенко – просто один из губернаторов, им назначенный...

– На Киев возможно повторное нападение, как заявляют украинские военные?

– Возможно, не возможно – это вопрос сугубо военный. Я даже не знаю точное расположение сил. Мы же не знаем, как они [россияне] планируют атаковать. Опять атакой в лоб или будут как-то иначе действовать? Я считаю, что угроза очень серьезная. Попытаются ли еще раз пойти на Киев? С точки зрения военной, оно как-то настолько бессмысленно... Но это может быть. Вообще сейчас анализировать ситуацию на поле боя очень сложно. Скажем, Агиль Рустам-Заде, азербайджанский летчик, говорит: "Есть война на поле боя – и есть война с украинской инфраструктурой, с украинским народом". Я бы туда еще добавил психологическую войну: эти изнасилования, издевательства над людьми. Мы говорим сейчас о поле боя. На поле боя я реально не вижу у России никакого потенциала. 

Фото: Шустер online / Facebook Фото: Шустер online / Facebook

Ну что у них есть? Баллистические ракеты из Ирана? "Калибры", которые еще остались на складах? Иранские дроны? Чем они пойдут на Киев? Я не могу назвать их изысканными военными, но что они будут делать у Херсона? Мы не понимаем до конца. Они эвакуируют людей. Будут ли они взрывать гидроэлектростанцию с тем, чтобы затопить территорию? И одновременно ударят по Киеву? Да, такое возможно. Но я считаю, что сейчас Беларусью руководят они. Это не Лукашенко и не его ближний круг. А его ближний круг не факт, что лоялен ему, а не Путину и его людям. Я в этом совершенно не уверен. Я думаю, что назначение Суровикина совершенно не случайно. Не было же одного командующего всей войной в Украине. Были направления, были фронты, а тут – раз! – и оказался "сирийский мясник", который всем известен своей тупостью и жестокостью одновременно. У этого человека вообще нет барьеров – что прикажут, то он и сделает. Нет вообще никаких моральных тормозов. Это реально мясник, палач – достаточно поговорить с людьми... А я разговаривал с сирийцами, я разговаривал с людьми, которые жили в Алеппо. И это чудовищные рассказы. С точки зрения военного искусства... Я не думаю, что какой-нибудь Пригожин вообще какое-то отношение имеет к военному искусству. Суровикин тоже не имеет. Уж Путин – точно нет. Этот человек к военному искусству вообще близко не подходил. Поэтому какой план они выработают и что они себе придумают – это, знаете, очень открытый вопрос. Но угроза такая есть, конечно.

– Сегодня Путин может потерять Херсон? Когда украинская армия войдет туда, это же для него станет колоссальным поражением. Или все-таки он включит пропагандистов и они как-то объяснят это населению? Что сейчас происходит? Чем объясняется то, что сначала ФСБшников оттуда вывозили, потом начали население эвакуировать, а по сути – депортировать украинцев?

– Я вам опять отвечу цитатой очень неприятного человека – Гиркина-Стрелкова, которого мы в Украине хорошо знаем. Он сказал как-то: "Не важно, если мы потеряем Херсон. Не важно, если мы потеряем Донецк. Не важно, если мы потеряем Луганск. Не важно даже, если мы потеряем Крым. Главное – чтобы мы выиграли войну". А для того, чтобы выиграть войну, она должна быть провозглашена войной и должна опираться на всеобщую мобилизацию людей и экономики. Россия желает вступить в большую – огромную – отечественную войну за "святую Русь". "Мы же и Москву оставили Наполеону. И что?" Если они [россияне] тактически откуда-то уйдут, они говорят, что вернутся. 

Я тоже надеюсь, что этого не произойдет, но с моей точки зрения, если даже исчезнет Путин по причинам биологическим, политическим или личным каким-то, лучше же не будет. Придет военная хунта – хунта настоящих нацистов. Но пока в России не изменится мировоззрение, пока не придут люди, которые верят в то, что можно развиваться иначе и что ценности совсем другие, что лучше жить в настоящем гражданском обществе, где люди довольны и образом, и уровнем жизни, где развивается талант, где открыты дороги молодым... Пока этого не произойдет, мы все время будем находиться перед угрозой чего-то очень нехорошего. Как долго это продлится, мы не знаем.

– Когда Украина освободит Херсон – это запустит некие процессы внутри кремлевской верхушки, которые могут вылиться либо в то, что нужно сносить головы генералам, то есть поиск виновного, либо же эти генералы, опомнившись и не захотев стать сакральными жертвами, снесут Путина? Или это ни к чему не приведет?

– Нет, это может привести. Владимир Осечкин говорит, что они получают огромное количество информации от российских военных, в том числе и ФСБшников... Они очень недовольны этой историей, в которой лично участвуют и своими жизнями рискуют непонятно за что. Есть это недовольство. Да, они, скажем, могут снести Путина. Они могут его убить, они могут что угодно. Я не думаю, что для ФСБ составляет какие-то особые трудности устранение Путина. Ну а что делать потом? Кто будет управлять страной? Она же огромная…

Россия была бы гораздо более благополучна, если бы распалась, стала конфедерацией

– А дальше – гражданская война и распад на части. У России другого будущего я не вижу.

– Ну, если бы Россия распалась на части мирным путем, как Чехия и Словакия... Для этого, конечно, нужен Вацлав Гавел. Но если Россия будет распадаться путем гражданской войны, мы все время будем жить со страхом: "А что произойдет с ядерным оружием?" То же самое, когда распадался Советский Союз. Ведь никто из них не хотел, потому что они боялись: "А в какие руки попадет ядерное оружие?" А сейчас это еще более драматично. Потому что нет сегодня сил и людей в Российской Федерации, с которыми можно находить общий язык и говорить об общей безопасности. Ядерное оружие может попасть в руки таких людей, как Пригожин, как Кадыров, как Суровикин... 

Да, Россия была бы гораздо более благополучна, если бы распалась, стала конфедерацией. Но как-то я не совсем вижу, чтобы это распалось мирным путем. И скорее мы в преддверии большого геополитического изменения, геополитического сотрясения – будут меняться границы РФ. Но это затронет все страны, которые граничат с РФ. Иначе быть не может.

– Сегодня Джо Байден заявил, что обеспокоен тем, что после прихода к власти республиканцев в ноябре (сейчас фактически уже никто не подвергает это сомнению) помощь Украине будет сильно сокращена. Был комментарий Давида Арахамии, что Украина в шоке от того, что, может быть, республиканцы продолжат линию неоказания помощи Украине в этой войне.

– Ну я не знаю по поводу Арахамии. Я как-то не сильно серьезно отношусь к его заявлениям. Но да, вероятность того, что республиканцы возьмут большинство в Конгрессе, есть. Я бы не сказал, что она стопроцентная. Я смотрел в прямом эфире заседание комиссии по расследованию событий 6 января, и когда было голосование, девять членов комиссии – и демократов, и республиканцев – проголосовали за то, чтобы вызвать Трампа для дачи показаний. Так как они проголосуют? Как они отреагируют на то, что Трамп совершил преступление против конституции Соединенных Штатов? Я понимаю, что сегодня главная проблема Соединенных Штатов – экономика: инфляция, растут цены на энергоносители. Хотя я вижу, что с безработицей не все так плохо. То есть фактор, который всегда играет какую-то роль выбора. Да, возможно, республиканцы возьмут большинство. Я не думаю, что это большинство будет подавляющим. Я не думаю, что республиканцы настолько близоруки, что они скажут, что Украина – это не приоритет, что "мы не будем выписывать", как они говорят, blank check Украине. 

То, что они говорят во время предвыборной кампании – это одно. Когда ответственность будет у них, если они выиграют... Я думаю, что война в Европе всегда заканчивалась для США, в XX веке уж точно, большим количеством собственных жертв. А собственных жертв что демократы, что республиканцы очень хотят избежать. Мы понимаем, что при президенте Байдене в случае, скажем, тактического ядерного удара они скажут: "Спокойно. Не реагируйте слишком жестко, чтобы не обиделся Кремль"? Как-то я не верю, что это резко изменится. Западная культура, западная цивилизация понимают, что эта война – цивилизационная, то, что происходит в Украине, – это геноцидная война. Путин декларировал, что такой страны нет и такого народа нет. Поэтому это своего рода Холокост в XXI веке…

Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com

– Вы немножко успокаиваете меня по поводу...

– Может, я сам себя успокаиваю. Я приехал учиться в Североамериканский университет в Монреаль в 1972 году. Канада принимала людей, которые уклонялись от войны во Вьетнаме. И очень многие американцы убежали... Сейчас бегут люди из России в Монголию, в Казахстан, бегут бог знает куда, и черт знает, что с ними будет происходить в жизни… А там Канада принимала. И очень многие приезжали. У меня профессор физики был один из таких. Мы с ним подружились, потому что ему было интересно знать, что происходит в Советском Союзе. Но мне было 20 лет, я был из Литвы… Много ли я знал, что происходит в Советском Союзе? Но не важно. Зато я попал в американскую среду людей поколения Клинтона, скажем так. Я помню предвыборную кампанию, когда сенатор Макгаверн боролся с Никсоном, Никсон шел на второй срок, и Макгаверн приезжал в наш университет, выступал... Вьетнамская война, потом переворот в Чили... Есть очень много здравомыслящих американцев, которые понимают, что такое война, что такое геноцид, что такое убийства... Поэтому я просто думаю, что в Америке есть не только люди, которые 6 января пошли с оружием в руках против Капитолия, есть еще другая Америка. И вот на эту Америку надежда.

– Например, в Италии не все понимают, что это геноцид. Буквально на днях был опубликован разговор Берлускони, любимчика Путина, который обвинял в том, что началась война, Зеленского и Украину.

– Я сегодня выступал в эфире итальянского радио Ventiquattro. Естественно, эта тема была. Почему я улыбаюсь? Потому что мне смешно. Я принес извинения избирателям Берлускони и сразу сказал, что буду говорить не очень корректно по отношению к их лидеру...

– Какой вы вежливый... 

– Я говорю: "До того, как Берлускони купил для "Милана" Шевченко, он даже не знал, что существует Украина. Поэтому я его в этих вопросах вообще не слушаю. Он ничего не понимает ни в политике, ни в геополитике. Он является учителем Путина. Учителем в древнегреческом смысле. Он его научил тому, как властвовать и богатеть одновременно".

– И колоть ботокс.

– Ну, колоть ботокс – несомненно. Кстати, у Берлускони специалисты лучше вот в этой сфере. Второе, чему его научил Берлускони, – что надо контролировать СМИ, особенно телевидение, если хочешь остаться надолго. В этом смысле Берлускони – маэстро. Но я не воспринимаю всерьез Берлускони. Я не уверен, что итальянцы в большинстве своем готовы пройти через трудности ради Украины и что им можно объяснить, что они это делают не ради Украины, а ради европейской цивилизации... Это непросто. Это работа. Я просто пытаюсь донести это. Украина с вами сегодня в одной цивилизации, мы хотим быть в Евросоюзе, мы хотим быть в НАТО... Так случилось, что на нашей территории идет война против западной цивилизации. Наши люди гибнут ради западной цивилизации. Завтра можете гибнуть вы. Завтра кровь может пролиться на вашей земле. Поэтому наше общее дело сейчас – остановить этих мракобесов. 

Да, объяснить в Италии, что это мракобесы, – непросто. Но не только в Италии. И в Греции, во Франции… Нельзя сказать, что там есть симпатия к Путину, но это глубокое чувство антиамериканизма. Очень глубоко это чувство в Европе еще с 60-х годов. Левые много для этого сделали в свое время. Сейчас правые играют с этим. И вот это серьезная проблема.

Эрдоган пытается войти в историю, добиваясь переговоров Путина и Зеленского. Но мне кажется, он немножко перепутал дверь

– Я хочу еще одну страну вспомнить, которая очень важна для нас и для России, – это Турция. Сегодня Эрдоган заявил, что проведет телефонные переговоры с Путиным и с Зеленским. Не секрет, что он хочет усадить за стол переговоров Россию, Украину и стать главным миротворцем на Земле. Что это может дать? Какая может быть дипломатия с Путиным? Только капитуляция будет обсуждаться? Позиции же не поменялись.

– Я думаю, нет. Я думаю, что вы правы и говорить не о чем. Сегодня быть посредником между Путиным и Зеленским – это ни о чем. Убедить Путина в том, что любая эскалация – это для него проигрыш, уже нереально. В чем убеждать Зеленского? В том, что он должен перестать сопротивляться? Он этого не захочет, и народ этого не позволит. Отдать территории? Нет. Как любят говорить люди, которые называют себя опытными дипломатами: "Все наши несогласия давайте отбросим и будем говорить на основании тех вопросов, в которых мы соглашаемся". Так покажите мне хоть один вопрос, по которому Путин и Зеленский могут найти общий язык…

Эрдоган как раз мыслит геополитически в свою пользу. Есть тюркский мир. И он создал уже союз тюркских государств и хочет этот союз... Он уже и так его де-факто возглавляет. Я думаю, что тюркский мир – это его задача, так он хочет войти в историю. Он и пытается в историю войти. Но мне кажется, он немножко перепутал дверь. Странно, что вы меня про Израиль не спрашиваете.

– У меня турне по миру. Сейчас – остановка в Израиле. Если бы вы были на месте израильской власти, вы бы дали Украине необходимое оружие? Хотя бы "Купол" свой предоставить – это же для Украины было бы настолько важно... Сегодня у нас с Израилем общие враги… Иран... Понятно, что Россия все равно с одной стороны будет говорить Израилю "мы с вами", а другой – будет работать с врагами Израиля. Почему Израиль нам не дает ничего?

– Мы привыкли говорить, что евреи умные. И это такое общее место.

– Ну, я вижу перед собой подтверждение этой мысли, Савик.

– Нет, ну ладно, это же индивидуальности. Я помню, что мы во время пандемии всегда приглашали экспертов из Израиля, потому что Израиль делал все правильно с вакцинацией. Евреи умные… Я на этот вопрос ищу для себя ответ. И для себя я его нашел, но я его никоим образом никому не навязываю. В Израиле нет лидера, государственного деятеля. Бен-Гурион, Голда Меир, Менахем Бегин, Ицхак Рабин, Шимон Перес, генерал Моше Даян... Этих государственных деятелей, которые думают о будущем еврейского государства и о реальных угрозах, нет. В Израиле сегодня только мелкие политиканы и политики. И не всегда самые умные. Евреи тоже глупеют. Это сейчас мировая тенденция. Где вы найдете государственного деятеля? Посмотрите на Великобританию.

– Вот, блин, Путину повезло.

– Ему повезло, потому что он примерно в своей среде находится. А Израиль…

– Но с Украиной и украинским народом ему не повезло.

– С украинским народом ему не повезло, хотя если бы он немножко побольше интересовался и не верил так своим ФСБшникам, может быть, что-нибудь бы понял об украинском народе. Я думаю, что все же в своем коллективном уме евреи умнее Путина и его окружения. Но Иран провозгласил одной из своих стратегических целей уничтожение государства Израиль. Это знает каждый израильтянин, каждый человек еврейского происхождения в мире. Иран начинает поставлять вооружение Путину. Я даже не хочу прибегать к сталинскому пониманию, что "враг моего врага – мой друг". Даже не в этом дело. Украина – друг. Посмотрите, сколько украинцев в Израиле живут.

Скриншот: Алеся Бацман / YouTube Скриншот: Алеся Бацман / YouTube

– Это вторая по численности группа в Израиле.

– Сколько людей работают на израильскую экономику, на процветание Израиля. То, что происходит сегодня в Украине, может произойти и в Израиле. Эти же дроны, эти же баллистические ракеты... Да, ты технологичная страна, у тебя есть защиты. Я понимаю, что Израиль, может быть, немножко жадный с точки зрения вооружения. Может быть, у них на складах не так уж его и много, чтобы его так просто продавать или раздавать. Но все равно сейчас враг общий и угроза общая. Поэтому надо мыслить с точки зрения государственных интересов, а не политических. Мне говорят: "В Израиле выборы 1 ноября. Сейчас все – "хромые утки". Никто не может принимать решений". Подождите секундочку. В Израиле не осталось государственных деятелей? Израиль – страна, которая выстрадала свою государственность через Холокост. У этой страны нет государственных деятелей? Самая большая беда, в которой мы оказались, – что нет государственных деятелей. Единственный государственный деятель сегодня – это Джо Байден, который не думает о политике в классическом понимании этого слова. Он не думает о будущих выборах, я думаю. У него уже возраст такой, что он свое осуществил в политике. Ему сейчас надо идти в историю.

– И Джонсон тоже себя так вел, правда?

– Джонсон себя так же вел, но я не знаю, как Джонсон войдет в историю. Я сохранил обложку еженедельника Spiegel. Когда Джонсон ушел в отставку, на обложке была его фотография, самая неудачная, и заголовок "Прощай, клоун".

– Это я помню.

– Так что я не знаю, каким войдет Борис Джонсон в историю, вернется он сейчас или не вернется, станет он генеральным секретарем НАТО когда-нибудь или не станет... Я не знаю, какое у него политическое будущее. Нет, я бы его не сравнивал с Байденом, потому что все же он слишком… С одной стороны, если мы смотрим на Brexit, то он был одним из великих двигателей... Если мы смотрим на Brexit с точки зрения Украины, то, наверное, это хорошо. Потому что Британия, будь она сейчас в составе ЕС, не могла бы так свободно себя вести, как ведет себя сейчас. С другой стороны, Британия все равно бы оставалась в НАТО. И НАТО принимает те решения, которые принимают Соединенные Штаты и Великобритания вместе. Но с точки зрения британского народа, я думаю, Brexit был ошибкой. И это видно по тому, что происходит в Британии... Все равно это будет обсуждаться, все равно будет пятно на его [Джонсона] биографии. У Байдена есть одно пятно – поспешный вывод войск из Афганистана.

– Да.

– Это тоже будет обсуждаться. Имеет ли он право занять место рядом с Черчиллем, Рузвельтом? Но Байден ближе к Черчиллю и Рузвельту, чем Джонсон.

– Савик, у меня финальный вопрос. В последние дни Китай, Египет и Индия заявили своим гражданам, которые находятся в Украине, что нужно немедленно эвакуироваться из Украины. И это очень настораживает. Это что-то значит? Это значит, что удары по инфраструктуре, по мирному населению, по мирным домам продолжатся? Или это может говорить о применении ядерного оружия, не дай бог?

– Я, к сожалению, думаю, что и то, и другое. Я думаю, что они опасаются того, что бомбежки Киева продолжатся, что будут не только разрушения энергетической инфраструктуры, а что начнут бить, грубо говоря, по центрам принятия решений, имеется в виду и Офис президента, и Верховна Рада, и Кабинет Министров. Я думаю, это одна угроза. А вторая угроза – это тактическое ядерное оружие. Просто я со всей своей фантазией не могу себе представить ядерного удара по "матери городов русских". Извините, что я прибегну к лексике, которую используют эти люди. То есть путинцы. Я думаю, что они будут прокляты на веки веков.

– Даже в их психологии – в этой больной картинке мира?

– Я думаю, что да. Опять-таки, хочется верить, что хоть какие-то тормоза у них есть. Ну хоть какие-то.

– Савик, спасибо вам огромное. Спасибо украинской армии, спасибо украинскому народу, спасибо всем, кто борется за то, чтобы каждый день победа Украины приближалась. Мне было очень интересно. Мы сегодня не успели никакие комментарии читать, обязательно сделаем это в следующий раз. И вопросы зрителей обязательно зачитаем. Я хочу нашей аудитории, которая со всего мира нас смотрит, сказать, что в следующую пятницу мы с Савиком опять будем встречаться, чтобы делать "Итоги недели с Савиком Шустером". Лайкайте эти видео, чтобы их было еще виднее, отсылайте своим друзьям, знакомым, обязательно подписывайтесь на наши YouTube-каналы "Алеся Бацман", "Дмитрий Гордон" и "В гостях у Гордона", чтобы не пропустить ничего интересного. А к следующей пятнице мы обещаем, что вас удивим. И у нас будет еще больше интересной информации.

– Да. Спасибо, Алеся. Спасибо всем. Я реально горжусь тем, что работал в Украине и соприкасался с народом Украины.

– Ну, это большой кусок жизни. И вы очень много сделали для народа Украины и для свободы слова, для того воздуха, которым дышит народ Украины и который для нас является самым важным залогом того, что мы свободная, демократическая, независимая и сильная страна.

– Да, да. И поэтому слава Украине!

– Слава Украине и героям слава! Спасибо.

– До встречи.

Видео: Алеся Бацман / YouTube