ГОРДОН
 
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Советник министра внутренних дел: Уровень преступности в Украине чрезвычайно упал после 24 февраля

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Смирнов: Люди делают кто что может, и это чрезвычайно вдохновляет
Смирнов: Люди делают кто что может, и это чрезвычайно вдохновляет
Фото: Ростислав Смірнов / Facebook
Елена ПОСКАННАЯ
журналист, редактор

Ростислав Смирнов в мирное время как предприниматель занимался IT и консалтингом, в 2016 году создал Центр политического образования, где проходили подготовку украинские государственные деятели. Позднее вместе с замминистра внутренних дел Антоном Геращенко открыл Киевскую школу государственного управления. После 24 февраля Смирнов стал советником министра внутренних дел Дениса Монастырского и вошел в штаб, который занимался решением проблем, возникших в связи с началом полномасштабного вторжения российской армии в Украину. В интервью изданию "ГОРДОН" Смирнов рассказал о гуманитарных проектах, которые пришлось экстренно реализовывать для помощи гражданам Украины и армии.

Понятно было, что возможна некая эскалация, но допустить, что будут стрелять по мирным городам ракетами… К такому невозможно подготовиться

— Скажите, пожалуйста: еще до войны вы сотрудничали с высшими чиновниками Украины, вы знали заранее о наступлении россиян, готовились к этому?

— Риск нападения был достаточно высоким, и мы готовились к этому. В том числе в том же МВД, я знаю, проводили учения по поводу возможного захвата объектов в Чернобыльской зоне, АЭС. Не могу сказать, что мы знали наверняка, но мы готовились. Субъективно, владея определенными данными, и я готовился, но, признаться, не думал, что война будет настолько серьезной. Понятно было, что возможна некая эскалация агрессии РФ, но допустить, что против гражданских будут настолько отвратительные действия, что будут стрелять по мирным городам ракетами, задействовать в обстрелах жилых районов авиацию, я не мог. К такому невозможно подготовиться. 

— Как вы встретили 24 февраля?

— Проснулся, как и все в то утро, — под взрывы, которые были слышны в Киеве. Я принял решение вывезти жену и сына. Времени было очень мало. Сразу же повез их к родителям в Западную Украину, вернее, попросил брата выехать навстречу и забрать их в Ровно, а сам срочно вернулся в столицу.

— Почему решили увезти жену и сына?

— Я понимал, что нас ждет впереди, что мне будет так спокойнее, поскольку мои близкие будут в безопасном месте и я смогу отдаться работе 24/7. Моя жена родом из Донецка, она по собственному опыту 2014 года знает, что такое обстрелы, что такое бежать от войны. Я не хотел ее подвергать опасности второй раз. Видел, насколько она переживает и боится. Чтобы я мог спокойно работать, увез их, и не жалею об этом. Сейчас моя семья уже со мной, в Киеве. Потому что я доверяю наши военным и силам ПВО и, уверен, в столице абсолютно безопасно, Киев не будет захвачен, мы точно выстоим перед любыми испытаниями.

— Чем вы занялись, когда вернулись в столицу 24 февраля?

— В тот день для решения различных насущных вопросов был создан информационный штаб, в который также вошли я, Виктор Андрусив и Вадим Денисенко. Это был крутой штаб. Мы работали нон-стоп, в первые дни практически там и жили, спали на карематах, сводки МВД снимали и выпускали в эфир с телефона. Уже потом подумали, что нужен штатив.

Кстати, первым нашим проектом был "Ищи своих" по деморализации российской армии. Это Telegram-канал с миллионом подписчиков, где выкладывали данные убитых россиян, пленных, делали с ними интервью, аудиоперехваты. Наша задача была донести информацию, что есть пленные и убитые, ведь в первые дни Москва отнекивалась, убеждала, что не несет потерь.

Тогда же понадобилось решать множество гуманитарных вопросов. Антон Геращенко вспомнил, что у него был благотворительный фонд "Лазарь", который несколько лет не функционировал, но пришло время возобновить его работу. Сейчас в этом фонде мы курируем множество важных дел.

Например, есть проект "Связь надежды". Когда освободили города в Киевской и Черниговской областях, люди жаловались, что россияне забрали у них мобильные телефоны и нет возможности связаться с близкими. Тогда вместе с "Укрпоштою" мы объявили акцию. Украинцы присылали нам свои старые рабочие телефоны – сенсорные или кнопочные. Много людей просто покупали новые. Однажды нам прислали коробку, а в ней 50 новых телефонов. Так кто-то помог. Всего за это время мы раздали более 2 тыс. телефонов в Киевской и Черниговская областях.

Есть проекты по обеспечению потребностей армии. Отправляем нашим бойцам тепловизоры, дальномеры, прицелы, бронежилеты, каски. Вместе с Минцифры закупили более 500 генераторов и передаем их вместе со Starlink, чтобы украинские военные были на связи. Также есть гуманитарной блок, через который передавали еду, медикаменты и все, что необходимо.

В рамках проекта "Машины для армии" передали более 300 автомобилей военным на передовую и в МВД, а также специальный транспорт — машины скорой помощи, пожарные и квадроциклы.

Проект, который я считаю особенно важным, — "Надежда для наших героев". Будем помогать воинам, потерявшим конечности, приобрести протезы. Мы уже собрали данные по Национальной гвардии, запросили информацию от Минобороны. Договорились с передовыми клиниками, которые готовы бесплатно лечить, оперировать, а также осуществлять пластическую хирургию для наших воинов, которые имеют чрезвычайно сильные повреждения.

Знакомые взяли пострадавшую пятиэтажку в Ирпене, закинули информацию родственникам в Италии, те начали постить информацию в итальянских пабликах и собрали за три дня 200 тыс.

— Чем занимаются ваши "Добробаты"?

— Мы начали этот проект с коллегой по информштабу при МВД Андрусивым, когда поняли масштабы разрушений после освобождения Киевской области. Было очевидно, пришло время заниматься восстановлением. Над названием особо не думали. Так появился "Добробат". В этих батальонах собираются волонтеры, которые восстанавливают поврежденные дома, школы, строения.

Сначала мы работали с ГСЧС. В Бородянке понадобились добровольцы для разбора завалов. Мы объявили сбор и за первые три дня получили более 10 тыс. заявок. Оказалось, суть этого проекта гораздо глубже, чем мы предлагали. ГСЧС может разбирать завалы, а мы хотели не просто наводить порядок, но помогать людям восстанавливать жилье.

Сейчас "Добробат" сотрудничает с ГСЧС, Мининфраструктуры, Минрегионом. Минрегион выделил нам целое село Ягодное в Черниговской области. Специалисты оценили убытки, нам полностью предоставили материалы, а наши добровольцы выполнят работу абсолютно бесплатно.


Смирнов: Фото
Смирнов: Хотим сделать так, чтобы любая компания могла взять какой-то объект под свое крыло. Фото: Ростислав Смірнов / Facebook


— Сколько волонтеров задействовано в этом проекте?

— Уже около 30 тыс. человек. Сформированы три батальона — Киевский, Черниговский, Сумской. Формируется Харьковский.

— Что именно сейчас делают добровольцы?

— Расчищают завалы, убирают мусор и берут на себя функцию первичной отстройки. Что это означает? Когда строение полностью разрушено, мы не можем его восстановить. На такое строительство нет ни сил, ни средств. Если же здание устояло, но нет, скажем, окон, или дыра в крыше, повреждена стена и так далее, тогда мы выполняем работы. То есть если после ремонта в доме люди смогут жить, за такой ремонт мы беремся.

Например, в Черниговской области, в районе Бобровицы — это на северной окраине Чернигова — много поврежденных, но не разрушенных строений. Там наши люди работают ежедневно, включая выходные.

Намерены пойти еще дальше. Условно, "Добробат. Возрождение" — запустим сайт с картой поврежденных строений, с карточками объектов, сметами, фотографиями. Для чего? К нам начали обращаться стройкомпании и другие коммерческие структуры, которые хотят помогать. Вот один успешный кейс – компания взяла школу и детсад, которые получили повреждения, в селе Загальцы возле Бородянки. Там повреждена кровля, нет окон, нуждается в восстановлении крыша. Строители посчитали, что нужно, компания предоставит материалы, а мы выполним ремонт. Будут снимки до, после и табличка "реконструировано при помощи компании такой-то". Хотим сделать так, чтобы любая компания могла взять какой-то объект под свое крыло.

Еще один успешный кейс: наши знакомые взяли пострадавшую пятиэтажку в Ирпене, закинули информацию родственникам в Италии, те начали постить информацию в итальянских пабликах и собрали за три дня €200 тыс. Поэтому мы хотим сделать сайт для европейцев, где они на карте смогут увидеть различные объекты, выбрать любой и перечислить средства, кто сколько может. Основная задача — собирать деньги на обеспечение добровольцев инструментами и материалами. Один из украинских банков пообещал выделить 5 млн грн на эти цели. Сейчас мы согласовываем объекты.

— Что за люди собрались в добробатах?

— Абсолютно все, кто хочет помочь, самых разных возрастов и специальностей. Просто неравнодушные граждане. Проект имеет по сути две составляющих: одна — практическая помощь, а вторая — на мой взгляд, куда более важная, — символическая — она в том, что мы обязательно придем на помощь друг другу и вместе отстроим наши города и села, вернем в них жизнь. Такое проявление солидарности чрезвычайно важно. Уровень солидарности и поддержки в украинском обществе сейчас просто невиданных объемов. Людей, чье жилье разрушено, принимают соседи, помогают отстаивать дома. Люди хотят быть причастными. Далеко не все могут воевать, но они видят боль сограждан и хотят помочь.


Смирнов: Фото: Ростислав Смірнов / Facebook
Смирнов: Люди делают кто что может, и это чрезвычайно вдохновляет. Фото: Ростислав Смірнов / Facebook


Тот же проект "Машины для армии" — это ведь не только сбор средств. Это сотни людей, которые каждый день ездят за границей и ищут автомобили, водители, которые перегоняют эти автомобили, в том числе по Украине и даже в самые горячие точки. У нас есть кейсы, когда водители доставили машины в Попасную, а оттуда выбраться уже совсем не просто — война полным ходом и ничего не работает. Мы договорились с местными военно-гражданскими администрациями, чтобы этих водителей доставили хоть к какой-то цивилизации, откуда они могли бы вернуться в Киев. Это также СТО, мастера, которые ремонтируют машины, и так далее. Люди делают кто что может, и это чрезвычайно вдохновляет.

Без рвения самих украинцев к единению и взаимопомощи мы ничего не смогли бы сделать

— Вы как советник министра внутренних дел можете сказать, как много мародеров поймали за последние три месяца?

— Случаи были. Нам они известны, но такие действия сразу старались пресекать. Так, когда только освободили Ирпень, были волны мародерства — соседи у соседей что-то забирали. МВД и тероборона закрыли город, при выезде проверяли все автомобили, вместе с дружинниками организовали патрулирование — люди ходили и следили, чтобы соседей никто не обокрал. Случаи были, но это, скорее, единичные ситуации, а не система.

— А что сейчас с криминалом в Украине?

— Уровень преступлений чрезвычайно упал после 24 февраля. На днях говорил с одним из прокуроров из Львовской области, спросил, что у них по криминалу. Тот ответил, что работы практически нет. Если раньше были 1–2 кражи в день, то сейчас если одна за две недели, то это уже много. Война, наверное, и в таких людях пробудила совесть. Хотя стоит отметить, как много задействовано силовых структур для поддержания порядка, введен комендантский час по ночам, проверка документов и автомобилей едва ли не на каждом шагу. То есть еще и огромный контроль, который заставил всех бояться нарушать закон.

— Как много стало случаев мошенничества с присвоением денег и гуманитарной помощи?

— Было и такое, все случаи сразу передаются в работу. Например, человек собирал средства на машины, ему перевели деньги, а он исчез. Не могу сразу сказать об успешности расследований. Но такие случаи не пропускаются — это серьезно, ведь тут не просто кража. За этим стоят жизни людей и обеспеченность армии в военное время.

Меня любят спрашивать про негатив. Да, действительно, есть проблемы. Но наряду с этим я вижу очереди в военкоматы и случаи, когда мне звонили и просили помочь обойти эти очереди. Да, есть изменники в Херсоне, но в то же время есть сотни тысяч херсонцев, которые выходили против оккупантов с флагами и не боялись. Волонтеров в Тернопольской области поймали на присвоении гуманитарки. Да, уверен, таких немало. Но на фоне сотен тысяч людей, которые самоотверженно работают каждый день и абсолютно бескорыстно помогают другим, это просто капля в море.

Я одновременно являюсь основателем проекта "Прихисток". Это сайт, где люди предоставляют жилье тем, кто вынужденно покинул свой дом. За два месяца на сайте побывали более 2 млн граждан. Сумасшедшее количество предложений жилья за границей. Уровень солидарности невероятный. Мой знакомый с родителями, собакой и двумя котами через сайт нашел приют. Он не знал, что я участвовал в разработке этого портала, и сам выехал из Киевской области, где шли бои. Потом позвонил и рассказал: "Нашел такой крутой сайт. Месяц жили у людей, и с нас ни копейки не взяли. Мы так сдружились, что продолжаем общаться". Приятно получать такие отзывы.

— "Прихисток" продолжает работать или такой большой потребности уже нет?

— Сейчас мы ориентируемся на определенные регионы. Например, мы знаем, что идет эвакуация из Мариуполя в Запорожье, и мы по Запорожью запускаем рекламу, чтобы люди могли там находить жилье.

Война продолжается. Даже те, кто оставался переждать дома, уже не выдерживают и выезжают из районов, вблизи которых идут бои. Конечно, нет таких масштабов, как в первые дни, но активность на сайте остается значительной. Более того, он уже живет своей жизнью — мы узнали, что на доске объявлений люди размещают просьбы о помощи и находят поддержку.

А когда мы его только создали, там не было ничего — просто доска объявлений. Когда я вывозил семью, мне позвонил Андрусив и сказал, что появится огромное количество людей, которым негде будет жить, надо быстро делать сайт. Поскольку я занимался ІТ-проектами, у меня есть крутая команда программистов. За то время, которое я ехал от Киева до Ровно, мы и сделали начальную версию сайта. Потом его дорабатывали, добавили разбивку по регионам, фильтрацию, возможность управлять объявлениями, чат поддержки, команду и так далее.

Чтобы предоставить возможность компенсации коммуналки для граждан, которые принимают переселенцев, стали сотрудничать с Минрегионом. Каждый делал все, что мог, и в итоге мы получили хорошие инструменты для поддержки людей в такой сложный период. Так что без рвения самих украинцев к единению и взаимопомощи мы ничего не смогли бы сделать.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 
 

 
 

Публикации

 
все публикации