$38.15 €41.26
menu closed
menu open
weather +6 Киев

Верещук: Именно Минобороны должно задавать тон в военно-патриотическом воспитании G

Верещук: Именно Минобороны должно задавать тон в военно-патриотическом воспитании Ирина Верещук: Какие стенгазеты или музыкальные оркестры, когда вокруг нас YouTube и TikTok?
Фото: пресс-служба Ирины Верещук
Некачественный контент в военно-патриотическом воспитании в Украине проигрывает конкуренцию за внимание молодежи, потому что в этой сфере все по-прежнему делается по постсоветским стандартам. Об этом в коротком интервью изданию "ГОРДОН" заявила глава подкомитета по государственной безопасности и обороне комитета ВР по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки Ирина Верещук. Она рассказала, как в парламенте сейчас разрабатывается законопроект о национально-патриотическом воспитании, почему энтузиасты и волонтеры не могут сами решать эту задачу и чего не хватает госструктурам, чтобы сделать национально-патриотическое воспитание в Украине современным.
Устарели инфраструктура и методики. Такая себе постсоветчина

– Что именно вы делаете сейчас для подготовки законопроекта о национально-патриотическом воспитании?

– Прежде всего здесь следует различать национально-патриотическое воспитание и военно-патриотическое воспитание. Если очень упрощенно, национально-патриотическое воспитание – это про любовь к своей Родине, а военно-патриотическое воспитание – это про готовность Родину защищать. На сегодня концептуально военно-патриотическое воспитание является частью национально-патриотического воспитания.

Как глава подкомитета по госбезопасности и обороне я занимаюсь темой военно-патриотического воспитания. "Двигателем" законопроекта о национально-патриотическом воспитании является мой коллега Василий Мокан из парламентского комитета по вопросам молодежи и спорта. А наш комитет по нацбезопасности, обороне и разведке помогает в разработке законопроекта в части военно-патриотического воспитания.

Кстати, законопроектом занимается достаточно большая рабочая группа, куда входят представители Минобороны, Минвета, Минобразования, Минмолодежи, Минкультуры, общественных организаций.

– И как сейчас обстроят дела с военно-патриотическим воспитанием в Украине?

– Неудовлетворительно. Устарели инфраструктура и методики. Такая себе постсоветчина. Нехватка компетентных, современных и мотивированных кадров. Военно-патриотическим воспитанием занимаются как бы многие, но толком никто. Хотя я не могу сказать, что ничего не делается. Делается, но не так, как это должно быть в воюющей стране.

– Почему так сложилось? Возможно, процессы идут по инерции с советских времен? 

– Отсутствие политической воли. Мы несерьезно воспринимаем военно-патриотическое воспитание. А на самом деле это очень важный элемент обороноспособности страны. Именно поэтому, на мой взгляд, главным стейкхолдером, главным "двигателем" военно-патриотического воспитания должно быть Министерство обороны. То есть именно Минобороны должно взять на себя роль организатора и координатора процесса военно-патриотического воспитания, причем не только и не столько в Вооруженных силах, сколько среди населения страны в целом.

Как только появится кто-то, кто реально двигает дело, появятся и кадры, и должное финансирование. Поэтому чтобы что-то начало работать на государственном уровне, нужны деньги, кадры, государственное влияние и энтузиазм. Проблема в том, что эти элементы у нас не сложены воедино. Есть энтузиасты военно-патриотического воспитания, особенно в ветеранской среде, но у них нет денег и влияния. Есть госструктуры вроде бы с бюджетными ресурсами и административным влиянием, но им не хватает энтузиазма и у них устарели технологии. Какие стенгазеты или музыкальные оркестры, когда вокруг нас YouTube и TikTok?

Основная война ведется против нас не с помощью танков в поле, а через интернет в мозгах наших граждан

– Как вы предлагаете объединить эти составляющие, чтобы система начала работать?

– Во-первых, четко осознать, что военно-патриотическое воспитание – это очень важно. Вкладывать деньги и государственное внимание в военно-патриотическое воспитание не менее важно, чем, например, в современную боевую технику. А иногда и более важно.

Во-вторых, обеспечить адекватное финансирование. Не надо относиться к военно-патриотическому воспитанию, как к каким-то юношеских забавам. Потому что эта работа должна быть направлена не только на юношество, но и на взрослых, и не только на военных (как многие почему-то считают), но и на гражданских. С современными коммуникационными средствами и технологиями, с современными политмаркетинговыми методиками работу по военно-патриотическому воспитанию можно сделать очень эффективной и эффектной.

В-третьих, нужны кадры с энтузиазмом и современными взглядами и подходами. То есть нужна молодежь. Таких можно взять в среде ветеранов и волонтеров. Конечно, нам нужны не просто энтузиасты, нам нужны толковые люди, которые могут работать системно и методично. Таким образом, если начнем сейчас, то через несколько лет мы можем сформировать в Минобороны, Минвете, Минмолодежи значительную прослойку молодых и профессиональных специалистов по военно-патриотическому воспитанию. Я не говорю, что их там нет сейчас. Но их недостаточно, чтобы это чувствовалось на государственном уровне.

Также следует заметить, что работа должна быть налажена по всей территории страны, а не только в столице и крупных городах, с учетом местных особенностей.

– Для чего при этом нужен закон о национально-патриотическом воспитании?

– На мой взгляд, существующая нормативная база тоже неплохая. Есть стратегия национально-патриотического воспитания от 2019 года. Есть план действий Кабмина по реализации стратегии национально-патриотического воспитания от 2020 года. Есть ведомственные программы и инструкции. Есть даже концепция допризывной подготовки и военно-патриотического воспитания молодежи еще от 2002 года. Но современного профильного закона нет.

Таким образом, законопроект Мокана должен стать центральным нормативным актом по национально-патриотическому и военно-патриотическому воспитанию и вобрать в себя все современные наработки. А главное – он должен четко определить ответственность тех или иных органов государственной власти и местного самоуправления по национально-патриотическому и военно-патриотическому воспитанию.

Все это особенно важно, учитывая гибридную природу современных войн. Основная война ведется против нас не с помощью танков в поле, а через интернет в мозгах наших граждан. Именно поэтому граница между национально-патриотическим и военно-патриотическим воспитанием в определенной степени стирается. Поэтому, кстати, эти два, на первый взгляд, разных вида воспитательной работы должны быть урегулированы в одном законе.

Смысловая и эмоциональная составляющие контента должны быть рассчитаны для работы прежде всего в соцсетях

– Вы говорили о том, что нужно сделать военно-патриотическое воспитание более современным. Что конкретно вы имеете в виду?

– Прежде всего качество контента. Нам нужен качественный видео-, аудио- и текстовый контент. Некачественный контент будет проигрывать конкуренцию за внимание людей, особенно молодежи. С точки зрения контента многое, что сейчас делается, устарело и уже давно не работает.

Также – соцсети. Военно-патриотическое воспитание недостаточно использует потенциал соцсетей и других коммуникационных технологий. Смысловая и эмоциональная составляющие контента должны быть рассчитаны для работы прежде всего в соцсетях.

В конце концов, мы получаем то, что вкладываем. Если хотим серьезный результат, должны серьезно вкладываться финансированием, кадрами, усилиями и государственным вниманием. Тем более, что серьезно поставленная работа по военно-патриотическому воспитанию четко вписывается в концепцию всеобъемлющей обороны, которая на сегодняшний день является фундаментом нашей военной стратегии.