ГОРДОН
 
 
Игорь Смешко

Бывший глава Главного управления военной разведки Минобороны, экс-председатель Службы безопасности и бывший кандидат в президенты Украины.

Наш мир будет жить в новой реальности

Этот материал можно прочитать и на украинском языке

Уже меньше чем через год наш мир, вероятно, будет жить в новой реальности. Реальности, в которой увеличится вероятность ядерной войны и уже не будет действовать американо-российский Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений 2010 года, срок которого истекает уже очень скоро – 5 февраля 2021 года. Как известно, сегодня и Вашингтон, и Москва не могут договориться о его продлении.

Впрочем, выглядит довольно символично, что 50-летие вступления в силу Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) 1968 года совпадает по времени с вопросом о будущем данного американо-российского документа, ведь именно в статье VI ДНЯО его участники обязались "в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению, а также о договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем". Видимо, будет не лишним вспомнить, что эта статья была включена в текст ДНЯО именно благодаря настойчивым требованиям неядерных государств, которые впоследствии неоднократно выражали свое недовольство тем, как ядерные государства выполняют взятые на себя согласно этой статье обязательства.

Тесная связь между ДНЯО и сокращением ядерного оружия признавали и продолжают признавать реально мыслящие политики и эксперты. Так, автор основательной "Истории дипломатии с 1919 года до наших дней" Жан-Батист Дюрозель подчеркивает: "12 июня, сразу после того, как Ассамблея ООН приняла резолюцию, которая призвала членов ООН присоединиться к договору о нераспространении, президент Джонсон сошел на трибуну и предложил СССР переговоры по прекращению строительства антиракетной сети", на что 27 июня Советский Союз ответил предложением об ограничении систем доставки ядерного оружия.

В этом контексте целесообразно также будет отметить, что предметным американо-советским переговорам по сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений всегда предшествовал ряд важных шагов по созданию климата взаимного доверия. Так, в начале 70-х годов были заключены между США и СССР соглашения об уменьшении опасности возникновения ядерной войны и о мерах по совершенствованию линии прямой связи 1971 года. Важной вехой стал и договор между США и Советским Союзом об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) от 26 мая 1972 года, одновременно с которым было подписано временное соглашение о некоторых мерах в сфере ограничения стратегических наступательных вооружений.

Кроме этого, в июне 1973 года между США и СССР было заключено соглашение о предотвращении ядерной войны, в которой среди прочего говорится о "воздержании от угрозы силой или ее применения против другой стороны, против союзников другой стороны и против других стран в обстоятельствах, которые могут поставить под угрозу международный мир и безопасность". Кстати, это соглашение Россия также грубо нарушила в 2014 году, оккупировав Крым и начав агрессию на востоке Украины.

На пике разрядки – 18 июня 1979 года – Соединенные Штаты и Советский Союз подписали в Вене договор об ограничении стратегических наступательных вооружений. А на волне завершения "холодной войны" – 31 июля 1991 года – был подписан советско-американский Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (так называемый СНВ-I).

Начало процесса присоединения Украины, Беларуси и Казахстана к ДНЯО в качестве неядерных государств позволило существенно укрепить международный мир и безопасность и выйти в 1993 году на подписание американо-российского договора о дальнейшем сокращении вооружений (СНВ-II), который так и не вступил в силу, учитывая споры между Вашингтоном и Пекином относительно выхода США из Договора ПРО 1972 года.

Впрочем, признание важности сохранения атмосферы предсказуемости в чувствительной ядерной сфере, а также существование в то время взаимного понимания о необходимости обеспечения устойчивой стабильности образовали необходимые предпосылки для подписания 8 апреля 2010 года в Праге американо-российского Договора о дальнейших мерах по сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (который в некоторых источниках называют Пражским договором, ДСНВ-2010 или СНВ-III).

Согласно его положениям, каждая из сторон сокращает и ограничивает свои межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), пусковые установки МБР, баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ), пусковые установки БРПЛ и ядерные вооружения тяжелых бомбардировщиков (ТБ) таким образом, чтобы через семь лет после вступления договора в силу и в дальнейшем их суммарное количество не превышало 700 единиц развернутых МБР, развернутых БРПЛ и развернутых тяжелых бомбардировщиков; 1550 единиц боезарядов для них; 800 единиц развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР, развернутых и неразвернутых пусковых установок БРПЛ и развернутых и неразвернутых ТБ.

Стороны также обязались обмениваться данными и осуществлять соответствующую верификацию выполнения положений договора.

По последним данным Государственного департамента США, в соответствии с положениями договора, стороны имеют:


Таблица: sylaichest.org
Таблица: sylaichest.org


Вместе с тем представляется, что сегодняшняя Российская Федерация начала действовать вопреки сути и ДНЯО, и упомянутого Пражского договора, объявив 1 марта 2018 года на весь мир агрессивные планы по разработке "нового поколения межконтинентальных ракет", "малозаметных крылатых ракет", "беспилотных подводных аппаратов", "гиперзвукового авиационно-ракетного комплекса", "планирующего крылатого блока", "боевых лазерных комплексов" и другого. Вряд ли можно было продемонстрировать мировому сообществу более безответственный шаг и представить более недвусмысленную угрозу международной безопасности и системе контроля над вооружениями.

Нельзя не признать, что сам характер этих новых и перспективных российских вооружений также свидетельствует о планах нанесения первого удара и реальную стратегию ведения войны и, таким образом, несколько дезавуирует демонстративно миролюбивый характер недавнего указа российского президента об основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания.

Как известно, в последние годы ситуация в мире кардинально изменилась: Соединенные Штаты и Россия вновь стали считать друг друга геополитическими оппонентами, появились новые виды неядерных высокоточных вооружений, приближающихся к стратегическим, и другие виды угроз, в том числе в киберсфере. Ускорилась гонка вооружений, в частности активно развиваются новые системы противоракетной обороны (ПРО). Все это существенно подрывает традиционную американо-российскую военно-политическую концепцию взаимного ядерного сдерживания.

На мировую арену уверенно вышел Китай со своими большими экономическими возможностями и военно-политическими амбициями, чем де-факто создал геополитический треугольник США – Россия – КНР. И если китайские стратегические ядерные силы и их потенциал не будут ограничены соответствующими трехсторонними или другими соглашениями, это непременно повлияет на глобальный баланс сил. Сегодня эту реальность очень хорошо понимают в Вашингтоне, а также, несмотря на громкие пропагандистские заявления, – в Москве.

Нестабильность увеличивается и из-за наличия у этих государств значительных запасов так называемого тактического ядерного оружия (ТЯО), что значительно чаще, чем стратегическое, рассматривается как средство ведения военных действий. Точные данные пока отсутствуют, однако, по информации источников, заслуживающих доверия, можно примерно определить наличие в США около 1200 единиц ТЯО, из них 500 в состоянии боеготовности, из которых ориентировочно 200 – в Европе. Россия же имеет ориентировочно 5400 единиц ТЯО, из которых не менее 2000 в состоянии боеготовности.

Между тем нельзя исключить того, что отсутствие консенсуса между США и Россией о продлении Пражского договора 2010 года не только повысит градус нестабильности на международной арене, но и станет мощным сигналом для так называемого "горизонтального" распространения, то есть для увеличения числа желающих получить ядерное оружие. Овладение им все чаще рассматривается многими в мире в качестве единственного средства сохранения национального суверенитета в условиях существующей неопределенности в международных отношениях. А это уже не может не беспокоить Украину, которая в свое время не только лишилась ядерного оружия, но и впоследствии стала жертвой коварной агрессии со стороны ядерной державы – члена Совета Безопасности ООН.

Источник: Sylaichest.org

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 
 
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 

Свежие блоги