ГОРДОН
 
 
Анна Маляр

Украинский юрист, эксперт-криминолог.

В контексте национальных интересов для России создание консультативного совета в Минске – это движение вперед, для Украины – назад

Этот материал можно прочитать и на украинском языке

По поводу проекта так называемого нового Минского протокола, который уже обнародовали СМИ и который может быть подписан уже 25 марта.

В тексте проекта документа говорится о договоренности по четырем вопросам:

1. Обмен 51 на 40 из числа установленных. Вы помните это остроумное определение от Путина – всех установленных на всех установленных? Не зря он юрист по образованию. Одно слово "установленных" дает возможность бесконечно проводить обмены, постоянно пополняя количество задержанных новыми пленниками и постоянно их устанавливать.

2. Совместный поиск Украиной и ОРДЛО новых участков для разведения войск. Да-да, в пункте 2 так и написано – Украина и ОРДЛО. Без каких-либо упоминаний, что ОРДЛО – это тоже Украина.

3. Об открытии КПВВ в Золотом и Счастье.

4. И самый резонансный пункт – о создании консультативного совета – совместной из представителей Украины и отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины. Каждая из сторон будет иметь по 10 участников с правом решающего голоса, а вот РФ, ОБСЕ, Германия, Франция будут иметь по одному представителю с правом совещательного голоса.

Да, действительно, в Минских соглашениях 2014 и 2015 годов представители от ОРДЛО никак не назывались, были просто фамилии и подписи. А теперь у них появится статус – полномочный представитель ОРДЛО.

В контексте национальных интересов – для России это движение вперед, для Украины – назад. Почему? Потому что представители уполномоченные, то есть их кто-то уполномочил, и мы это признаем. Признаем, что кто-то имеет право уполномочивать людей вести переговоры с Украиной от имени сосланных Российской Федерацией вооруженных банд и иррегулярных сил, которые применяют вооруженную силу против Украины.

Во-вторых, в этом и заключается гибридность войны, когда агрессор – Россия, а сторона переговоров – ее искусственно созданный сателлит, который призван производить впечатление внутреннего конфликта. Поэтому Россия начинает и выигрывает – пока. Это очень удобная для агрессора конструкция, потому что может позволить в перспективе избежать международной уголовной ответственности.

В-третьих, консультативный совет создается с целью способствовать реализации Комплекса мер по выполнению Минских соглашений от 2015 года. Это говорит о двух новостях, и обе плохие. Мы не выходим из формата Минских соглашений. Путин не хочет прекращать стрелять, поэтому надо создать комиссию, которая будет контролировать комиссию, которая уже контролирует комиссию, которая следит за прекращением огня. Простым языком – это создавать видимость какого-то движения, хотя на самом деле процесс отступления России из Украины заморожен.

Теперь о государственной измене. Когда вы употребляете это словосочетание, всегда указывайте – вы говорите в политическом контексте или в юридическом.

С политической точки зрения, создание такого консультативного совета ослабляет позицию Украины, поскольку фактически это условия агрессора, и собственно, он от этого выиграет. То есть это не проукраинская политическая позиция.

Возможно, в таком решении есть некий стратегический смысл, потому что мы не все знаем, тогда власть должна это объяснить и снять вопросы и опасения общества.

С юридической же точки зрения, не спешите любые действия называть преступлением. В Уголовном кодексе есть только три формы совершения государственной измены и расширительное толкование не допускается. Какие это формы?

1. Переход на сторону врага (это в буквальном смысле пересечение линии фронта, переход на службу к врагу).

2. Шпионаж.

3. Предоставление иностранному государству помощи в подрывной деятельности против Украины. Эту форму государственной измены сложно детализировать, потому что в законодательстве нет определения подрывной деятельности. И это огромный вопрос – могла ли быть в данной ситуации именно подрывная деятельность.

Поэтому к проверке правоохранительными органами я бы не спешила именно с юридической оценкой. Если такой текст стал следствием работы на врага, выполнения указаний врага и т.д. – тогда можно говорить об измене. Если же это самостоятельная политическая позиция украинской стороны, тогда это именно так и надо воспринимать. Тем более, что "ОРДЛО" – это официальное название временно оккупированных территорий, согласно украинскому законодательству. Поэтому формально оно имеет право на существование в любых документах, пока мы законодательно не установим другое.

P.S. Как показывают реалии, нам надо менять законодательство в части ответственности за преступления против основ национальной безопасности и против мира, ибо оно не охватывает современные формы посягательств на суверенитет нашего государства.

Источник: Анна Маляр / Facebook

Опубликовано с личного разрешения автора

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 
 
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 

Свежие блоги