$38.35 €41.56
menu closed
menu open
weather +8 Киев

Игорь Суркис: Смешно пугать штрафом и снятием очков в военное время за то, что мы хотим бесплатно показывать футбол

Игорь Суркис: Смешно пугать штрафом и снятием очков в военное время за то, что мы хотим бесплатно показывать футбол Суркис: Ну, попали бы в Лигу чемпионов. А что бы мы там делали? Усилиться мы не можем, а позориться я не хочу
Фото: fcdynamo.com

Президент киевского "Динамо" Игорь Суркис в интервью изданию Tribuna.com рассказал, как футболисты столичного клуба собирали деньги на нужды ВСУ, почему считает героями окружение президента Украины Владимира Зеленского, из-за чего футбол в стране на 100% стал дотационным и по какой причине выступает против телепула в нынешнем формате. Издание "ГОРДОН" публикует полную версию интервью.

Ни на минуту не сомневался, что Луческу продолжит свою работу

– После [поражения со счетом 0:3 от] "Днепра-1" [главный тренер "Динамо"] Мирча Луческу сказал: "Может быть, это моя последняя игра, а не [игрока "Динамо" Ильи] Забарного". Это эмоции, желание перетянуть внимание с команды на себя или что-нибудь большее?

– Затрудняюсь ответить на этот вопрос однозначно. За то время, что я работал с Мирчей, у нас в большей степени связаны победы. Эти три поражения от "Бенфики" и "Днепра-1" – это как яма. Раньше с другими тренерами такое случалось в истории "Динамо". И мне не нужно было, чтобы при этом кто-то заявлял, последняя это игра или нет. При серьезных провалах я очень легко расставался с тренерами и сразу менял.

Что касается Мирчи Луческу, то я считаю, что он сделал эмоциональное заявление. Может быть, таким образом он хочет подбодрить команду, чтобы они понимали, что он не держится за свою зарплату, а работает на имидж "Динамо", чтобы поднять их на качественный уровень. Что ему и удалось сделать, но этот уровень нужно поддерживать, а не опускать. Он считает это своим позором.

Если бы это было не во время войны, с нашими футболистами был бы другой разговор. Я надеюсь, что они быстро возьмутся за голову и поймут, что по сравнению с теми, кто сейчас воюет на фронте, они живут в комфортных условиях и должны четко выполнять свою работу. Чтобы те, кто сегодня сражается за нас, чувствовали хоть какую-то поддержку. А среди этих ребят, отдающих свою жизнь, много наших болельщиков.

Так что наши игроки не могут так выходить на поле. Можно проиграть – это спорт. Но им предстоит аплодировать даже после проигранных матчей. Поэтому я считаю, что слова Мирчи – это больше эмоции. Я не сомневался, что он продолжит свою работу. У него дух победителя – он так просто не уйдет. Он не поставил в футболе жирную точку.

– Перед стартом сезона мы делали прогнозы на сезон – все поставили на победу "Динамо" в УПЛ. Но за это время "Шахтер" провел трансферы, а игра киевлян вызывает вопросы. Считаете ли свою команду фаворитом в борьбе за чемпионство?

– Я не могу сказать – турнирная таблица в конце сезона подведет итоги. Даст бог, чтобы мы доиграли этот чемпионат. Могу сказать, что не надо делать из этого поражения [от "Днепра-1"] никакой трагедии. Спады бывают у любой команды. Профессиональные футболисты и тренеры понимают, что Мирча готовил команду к тяжелым шести играм – нам удалось пройти "Фенербахче" и "Штурм", но "Бенфика" нам была не по зубам. Это показала первая игра. Они укомплектованы по-другому и могли осуществлять трансферы.

Мы пытались сделать несколько трансферов, но это не вышло по одной простой причине. Уж вроде бы договариваемся – то родители вмешиваются того или иного футболиста, то еще что-то. От непонимания происходящего люди не хотят ехать на территорию Украины. "Шахтер" этому подтверждение, ведь все бразильцы разъехались.

Взять [экс-футболиста "Динамо" Беньямина] Вербича, у которого был еще полгода контракт. Мы искренне надеялись, что он доработает его до конца, а затем мы продлим договор. Но после "Фенербахче" Беньямин подошел и сказал, что ради семьи хотел бы продолжить карьеру в Греции. У меня не было аргументов его в этом переубедить.

А украинские футболисты – наоборот. Наши ребята захотели приехать в Украину – это было их коллективное решение. С "Днепром-1" мы могли сыграть в Польше, но решением тренерского штаба и футболистов было приехать в Украину – сыграть во Львове и Киеве. А потом дальше готовиться к еврокубковым матчам.

Поэтому говорить, что мы сегодня фавориты, я бы не стал. Я бы этого не говорил, даже будь мирное время. А сегодня не буду этого делать тем более. Непонятно, где и как мы будем играть, что будет происходить. Но, поверьте мне, мы будем бороться.

– Мы написали статью о том, как талантливые дети уехали после войны на Балканах и стали звездами других сборных. Как вам удалось сберечь свою академию?

– "Динамо" – это огромная инфраструктура, где есть академия, дети, которые просто приходят и тренируются как киевляне, и есть академия детей, которые находятся на постоянной основе в клубе. Как вы считаете, что чувствовали их родители, когда 24 февраля бандюга начал бомбить Киев? А у нас дети из Ивано-Франковска, Тернополя, Львова и других городов.

Мы были обязаны сделать все, чтобы с ними ничего не случилось. И нам это удалось. Мы вывезли все возрастные категории благодаря нашему директору академии, который не спал по ночам. Речь идет об [Александре] Ищенко. Мы совместными усилиями вывезли ребят в Польшу, Румынию и Венгрию, организовали там турниры.

Много раз я вылетал в Германию, где договаривался, чтобы наши три возрастных категории под Кельном были обуты, одеты и хорошо питались. Родители дали добро, чтобы их детки там находились. Это дети 12, 13, 14 и 15 лет. До нового года подписан контракт, что они там находятся, тренируются, проводят спарринги.

Наши 16-летние ребята, которые должны были еще год провести в академии – очень талантливая молодежь, которая станет будущим украинского футбола. Им требовалась игровая практика, поэтому сегодня всем составом они заявлены за "Зарю". Кстати, среди них сын моего брата Вячеслав, находящийся в Украине. Очень надеюсь, увидим в спокойной обстановке матч молодежки "Динамо" против "Зари".

С гордостью могу сказать, что все сохранено и ни один футболист из академии не потерян. И не пошел ни в один из западных клубов, где было множество предложений, начиная от "Барселоны" и "Баварии" и заканчивая другими клубами.

Но самое интересное – что речь идет не только о нашей академии. Я мотался между городами, когда первая команда жила то в Румынии, то в Польше. Нам же вроде бы все хотят помогать, все на словах хотят играть, а когда поднимается вопрос провести благотворительный матч, то начинается…

С "Миланом" дали подтверждение сыграть, а потом: "Ой, у нас график тяжелый. Мы боремся за чемпионство". "ПСЖ" вообще поехали играть в Кувейт. Почему? Там ведь деньги.

Поэтому я благодарен всем службам, работавшим на этих благотворительных матчах. Всего мы провели 15 игр с серьезными именитыми командами. Я считаю, что мы собрали огромное количество денег. Та же "Боруссия" Дортмунд направит определенную сумму на реконструкцию стадиона "Десна". В ближайшее время "Эвертон" даст отчет о нашем матче. Все деньги, которые были собраны от этого матча, будут отправлены в фонд United 24.

Хочу это особо подчеркнуть – клуб ни копейки не получил от этих матчей. Напротив. Нам сотни тысяч долларов стоило их проведения. Сначала футболисты летали лоукостами и ездили на поездах. Когда начались официальные игры, мы уже начали летать чартерами. Но они были готовы без денег идти пешком, чтобы сыграть благотворительные матчи.

На первом этапе они собирали деньги и помогали армии. И это касается не только нынешних, но и бывших игроков нашей команды, оказывающих огромную финансовую и моральную поддержку армии. К примеру, со мной связывались [игроки сборной Украины Андрей] Ярмоленко и [Виталий] Миколенко, спрашивали, чем помочь. Кроме того, они помогали сами – находили фонды и работали с ними.

Сегодня вместе с семьей Радуцких семья Суркисов завезла сотни тонн гуманитарных грузов и продолжает работу в этом направлении. В настоящее время фуры и корабли с гуманитарной помощью уходят из Америки, Англии, Франции и других стран мира.

Мы делаем то, что необходимо для страны и ее народа. Но при этом хочу сказать, что совместными усилиями мы сделали все для нашего клуба, чтобы сохранить его целостность, структуру и инфраструктуру. Наши базы работают в обычном режиме, система клуба продолжает работать в том же направлении. Даже в войну мы продолжаем строить новый ультрасовременный тренажерный зал, строительство которого началось еще до начала полномасштабного вторжения России. На базе продолжается работа по созданию искусственного покрытия одного из полей.

Если бы сегодня закончилась война, мы бы вернулись домой, сохранили команду, возможно, необходимых нам легионеров, и команда была бы на другом уровне. А сегодня нужно довольствоваться тем, что есть.

– Вы говорили, что не было официальных предложений в это окно. Но были ли какие-нибудь приближенные к официальным?

– Смотрите, разговоры ведутся в основном в интернете. Мы подписали [Владислава] Кабаева. А что касается потерь, знаю, что если хотят купить моего футболиста, то цивилизованные клубы присылают письмо. Это не значит, что они покупают его, а то, что хотят вступить в переговоры. У меня за это трансферное окно не было никакого официального предложения.

– А казалось, что Забарный был очень близок к продаже.

– Забарного продавали в интернете. И Забарного продавали агенты. Это разные вещи. Вот смотрите, агент может продавать, а президент клуба, которому продают, даже не знает, что он его покупает.

Агенты часто выдают себя за людей, которые что-то могут, но в действительности ничего не могут. Пока два президента не договорятся и не поставят свою подпись под контрактом – ничего не будет.

Если игроки "Динамо" не готовы на поле – у вас призывной возраст. Тогда возьмите оружие и идите защищайте страну

– Не было ли у вас мысли просто вернуть своих игроков из аренды? Возможно ли это?

– Смотрите, мы могли вернуть, но они должны быть сильнее тех, кто есть сейчас. Считаю, что, кроме линии нападения, мы, в принципе, укомплектованы. Да, возможно, качество игроков хотелось бы иметь лучшее, но мы находимся в той ситуации, в которой мы сегодня находимся. Хотел бы я потратить деньги или нет, от меня это не зависит.

Многие хотят уйти и играть в комфортных условиях, я же не выношу это. А на сегодняшний день пригласить кого-то нового качественного очень трудно.

Вы проанализируйте "Шахтер". Они вернули всех бывших своих игроков, которых на пушечный выстрел к команде не подпустили, если бы были бразильцы. [Иван] Петряк, [Александр] Зубков – это люди, уже отыгранные для "Шахтера". Но сложилась такая ситуация – и они были возвращены. У них сердце шахтерское.

Только мои амбиции и амбиции главного тренера заставляли меня бодрствовать по ночам и, пожалуй, его тоже, чтобы попасть в Лигу чемпионов в этом году. Но у меня сейчас вопрос был бы. Ну, попали бы туда, а что бы мы там делали? Усилиться мы не можем, позориться не хочу. В прошлом году, когда все было нормально, мы и то выступали ни шатко ни валко.

В Лиге Европы команды уровня Лиги чемпионов – "Фенербахче", "Ренн", который в прошлом году играл в Лиге чемпионов. Мы "Днепр-1" проиграли 0:3, а АЭК дважды обыграл их. Сегодня это серьезная команда. Я бы хотел посмотреть, как мы будем выглядеть.

И понимают ли футболисты, если проиграли в УПЛ – это такое дело, это внутренний чемпионат, каждая команда хочет выиграть. А на европейской арене – будьте добры, не выходите, как вы с "Бенфикой" вышли, сами себе мячи забивали. А вы выходите и сражайтесь до крови, как наши Вооруженные силы сегодня бьются и освобождают села и города. Так должно быть.

Но я не выхожу на поле, поймите, это работа их. Я могу их морально стимулировать, финансово. Они дают хорошие интервью, говорят, что они за наши ВСУ, что они готовы. Но если не готовы на поле – ну у вас призывной возраст. Будьте, ребята, тогда любезны и признайте честно, возьмите оружие и уходите защищайте нашу страну. Такой у меня к ним посыл.

– Мирча Луческу в одном из интервью сказал, что они и дня не протянут на фронте.

– Мирча Луческу – мудрый наставник. К слову, это ему принадлежит идея благотворительных матчей. Даже не мне – она принадлежит только ему и была отлично проведена. Более того, он уже сегодня поднимает вопрос, что когда в декабре будет перерыв, чтобы не было такого длительного отпуска, как раньше, учитывая, что в стране идет война. Чтобы мы отдохнули и нашли команды для продолжения благотворительных матчей.

Недавно читал слова одного тренера – вы его тоже знаете. [Мирон] Маркевич прогнозирует нам вылет. Я ему отвечу – всегда люблю это делать. Не дождется – это раз. А второе – нужно уважать коллегу по тренерскому цеху, которому 77 лет. Он может не уважать меня, а на словах говорить, как он любит команду "Динамо".

Луческу пришел в команду в трудные времена. Тогда они были непростые, а сейчас удвоились и утроились. Но, тем не менее, он придумал как держать команду на плаву во время войны. И в этом мы ему все помогли.

Совместными усилиями мы договорились со всеми артистами, организовали всю логистику. Перевозили инвентарь, необходимый для выступлений артистам. Никто не заикнулся о деньгах – ни Тина Кароль, ни Джамала. Никто не сказал: "А сколько?". Какие-то минимальные командировочные плюс, естественно, хорошие отели, чтобы они могли подготовиться и выступить.

Я учу не только украинский язык, мне пришлось выучить еще немецкий. "Динамо" провело концерт в Берлине у Бранденбургских ворот, где находилось от 40-ка до 45 тыс. человек. Наш посол – "бойчуга", я считаю. [Посол Украины в Германии] Андрей Мельник пришел вместе с женой на этот концерт и поддержал такое важное мероприятие. Я таких людей даже на стадионе в Украине не видел. Все эти мероприятия проходили с посылом: Stop war in Ukraine.

Затем мы совместно с телекомпанией "1+1" провели благотворительный концерт на площади в Амстердаме. Там уже не было футбола, но это было организовано футбольным клубом "Динамо".

И самое главное – это отметка в трансляции, к которой можно было поднести телефон и собрать миллионы гривен. Бабушки подходили, все, кто имеет это устройство. Кто гривну, кто 10, кто 100 отправлял. Я даже каждый раз подходил со своим телефоном и настраивал, чтобы ушли какие-нибудь тысяча–две гривен, потому что это нормально сегодня.

Мы восстанавливаем заново медицинские амбулатории в Буче. Надеюсь, в ноябре мы приедем и перережем ленту. Там будет самое современное оборудование.

Отстроили практически разрушенный детский сад в Бышеве. Надеюсь, детки будут довольны и с радостью будут посещать его снова. Там была полностью снесена крыша, разломанные окна. Мы все это восстанавливаем. И делаем много хороших вещей с нашим фондом.

На "динамовских" автобусах перевезли тысячи людей из Краматорска и других украинских городов. Нанимали водителей и перевозили людей в безопасное место. И продолжаем этим заниматься. Мы отзываемся практически на все поступающие нам письма. Во многом помогали и продолжаем помогать ВСУ и теробороне – одевали, обували.

Я не хотел бы ни с кем сравниваться и проводить параллели. У каждого есть свои возможности. Все, что можем, фондом братьев Суркисов и "Динамо" Киев – делаем все, чтобы помочь и переселенцам, и нашим доблестным Вооруженным силам.

Мы профинансировали наши киевские больницы, где проходят лечение наши воины. Неоднократно благодарили главного санитарного врача Киева. Мы профинансировали детские дома, которые были передислоцированы во Львовскую область из разных украинских городов. Самое важное – мы помогаем и будем помогать, продолжать эту деятельность и сегодня.

Но нигде, заметьте, я не переносил грузы для дешевой рекламы. И самое главное – кто хочет меня видеть в Вооруженных силах Украины. Бронежилета нет, но могу позволить себе купить, одеть каску, выйти с ребятами болельщиками, стать у танка и сказать: "Защищаю родную Украину". Это будет ложь.

Я защищаю родную Украину, где бы я ни был, ни от кого не прячась. Сегодня я в Киеве со своей младшей дочерью. Вот вы ее видите. Никуда я не бежал, никаких денег не вывозил. Это дешевая провокация. И все, кто придумывает бессмысленные истории о якобы вывезенных нашей семьей деньгах, просто пытаются опозорить нас. Я постоянно в движении: или с командой езжу по Европе или передвигаюсь из Украины в Европу и обратно.

Простой пример. Ушел из жизни первый президент страны Леонид Макарович Кравчук. Я в это время был с командой. Я все бросил и 24 часа добирался в Киев, чтобы с ним попрощаться. Был 10 дней в Киеве. И никто ко мне не обратился. И никто не отслеживал, из какой машины я выхожу.

– [Мэр Кивеа] Виталий Кличко сказал, что если его брата Владимира сейчас поставить на блокпост – то же самое, что забивать "айфоном" гвозди. Вы об этом говорите?

– Смотрите, я говорю сейчас совершенно искренне. Будь я здесь – потерял бы все то, что я строил последние 10 лет. Я бы потерял самое главное. Это можно написать жирными буквами – потерял бы перспективу развития "Динамо" на ближайшие годы. Даже десятилетие.

Вот здесь сидит футбольный человек, наш пресс-атташе [Андрей] Шахов, который с командой находится 24 часа в сутки. Многие вещи ему тоже не нравятся, что происходит в команде. У кого-то, извините, родственники остались в Украине, а города находятся под обстрелами. Футболисты переживают, волнуются. И это ясно.

Приведу самый обычный пример. 16-летний футболист [Кирилл] Пашко – талантище! Запомните эту фамилию. Семья из Харькова. Конечно, они переживают, потому что в их городе происходят страшные вещи. Они уехали в Европу, где ему предлагали перейти в "Барселону", "Жирону", "Валенсию". Возможно, он даже более талантлив, чем в этом возрасте был Цыганков. Сегодня он находится в Украине. Благодаря тому, что два месяца мы продолжали убеждать его и семью, что его перспектива дома, а не за границей, он подписал полноценный контракт с клубом. И я очень рад, что мы нашли общий язык.

Более того, пишут, что от нас сбежали все легионеры. Но у нас и не было много легионеров. Мы можем говорить, что нас покинули Вербич, Де Пена и Витиньо. В то же время один из самых талантливых футболистов команды [тренера U19 Игоря] Костюка Самба Диалло, блестяще проявивший себя в Юношеской лиге УЕФА, на которого претендует множество европейских клубов, в ближайшее время вернется в "Динамо". Томаш Кендзера вернулся вместе с нашей командой играть во Львове и в Киеве, за что ему особое уважение.

– Да, Самба пошумел в Юношеской ЛЧ.

– Дай бог, чтобы он наделал шум у нас в большом футболе. Любого мальчика можно уговорить. Но ведь ты с ним не можешь говорить по поводу денег или еще чего-нибудь. Они еще дети, не принимающие решения. Нужно разговаривать с их родителями. А родители приводят аргумент: "Мы хотим для своего ребенка безопасность", "мы хотим, чтобы наш мальчик играл в каком-нибудь польском клубе, ему для этого дают условия, какую-то мизерную зарплату, нам помогают с видом на жительство". И все эти аргументы следует разбить и убедить, чтобы этот талантливый мальчик остался в Киеве.

Еще раз говорю. Ни одного талантливого футболиста ни с одной возрастной категории мы не потеряли. В этом огромное спасибо моему мудрому брату, который мне помогал 24 часа в сутки. Потому что с родителями я не могу разговаривать. У меня сразу эмоции, начинаю говорить: "Да мы его воспитали! Да мы его нашли! Да как вам не стыдно!" У нас этими вопросами занимался Григорий Михайлович. Ему это ближе. Он уже трижды у нас дедушка. Кстати, 72 года.

Напоминаю журналистам из желтой прессы, что в этом возрасте уже можно не брать оружие в руки и все претензии к брату голословны. Он как юный пионер еженедельно ездит в Европу из Украины и обратно в Киев на заседание Верховной Рады. Я не скрываю, что был любителем казино, но у моего брата никогда такой страсти не было. И более того, у меня есть 100% информация, что съемочная группа, которая была в Монако, все свои командировочные деньги проиграла в казино (улыбается).

ОПЗЖ сейчас запретили – и может быть, это хорошо

– Чувствуется, что вас задело расследование "Украинской правды" "Батальон "Монако".

– Да оно вообще меня не задело. Я считаю, что это желтая пресса. Так можете и сказать. Почему? Потому что человек выходит из машины в шортах и с телефоном уходит от казино в другую сторону, а говорят, что его постоянно видят в казино. Я в казино Монако не был четыре года.

Я никогда ни от кого не скрывал, что много времени провожу в Монако. Никогда не скрывал это и в мирное время. Брать оружие в руки в таком возрасте – это, вероятно, поздно. Могу быть полезным в другом – в помощи ВСУ, теробороне, переселенцам, наконец, сделать все возможное, чтобы спасти инфраструктуру клуба и его кадры. И я уверенно могу сказать, что мне это удалось.

Мне есть что рассказать, что я делаю во время войны. Если бы я сидел в этом кабинете и одновременно проявлял свой патриотизм, бегая, как некоторые наши чиновники, в бронежилете, каске и с ружьем возле танка, может быть, мне не удалось бы сохранить бренд футбольного клуба "Динамо".

Кстати, о казино. Зачем мне заходить в казино в Монако, когда на каждом углу сегодня есть казино в Киеве? Самое интересное, я никогда не скрывал, давая интервью ведущим журналистам, таким как [Дмитрий] Гордон и другим, что самые громкие трансферы по покупке и продаже футболистов я всегда делал в этом маленьком княжестве. Это удобно логистически – туда к тебе приезжают. Более того, в этом году, если суммировать все, то в Монако я был, может быть, дней 20.

Я в Польше, я в Германии, я в Турции, я в Англии, я в Румынии, я в Португалии, я в Австрии. И это не полный список того, где я был вместе с командой. Нас сначала обвинили, что мы вывозили какие-то деньги – мы предоставили все официальные документы из венгерской таможни, что ни я, ни мой брат, ни пассажиры в двух машинах ничего не декларировали, потому что декларировать было нечего. А в "Украинской правде" снова звучит – мы дали справки, что мы с братом не декларировали, и в то же время не предоставили информацию, что не декларировали остальные пассажиры. Это обвинение является ложью. Если нужно, я распоряжусь, чтобы вам предоставили все документы. Не смешно ли это? Совесть должна быть!

Обвинили, что мы, например, увезли племянника. Они даже не понимают, о чем идет речь! У парня 82% поражения легких – полтора месяца после COVID пролежал в Институте сердца и поехал на лечение. Какой из него боец? Хотите – подайте журналистский запрос в больницу, это легко проверить.

Мы собрались о футболе в основном поговорить. Не хочу оправдываться и уделять внимание людям, которые из замочной скважины что-то подсматривают. Но гарантирую вам, что лучше бы он взял командировку и уехал на фронт снять сюжет. Потому что такие батальоны у нас сегодня находятся в каждом городе – Варшаве, Будапеште, Вене. Может, об этом нужно писать? Или там имена менее известных людей?

Вот, кстати, моя дочь заходит (Яна – младшая дочь Суркиса, балерина. – "ГОРДОН"), которая находится в Киеве и приехала сегодня из нашего Национального театра. До этого она с театром три недели была в Мадриде и три недели в Барселоне, затем в Валенсии. Давали представления и тоже собирали деньги на благотворительность. Каждый нормальный человек, который может, сегодня помогает стране. Это моя позиция.

– Вас и брата еще упрекают, что Григорий Суркис был депутатом от пророссийской партии "ОПЗЖ". И фанаты "Динамо" постоянно напоминали об этом.

– Возможно, будь я фанатом, тоже за это упрекал бы. Но нужно знать глубину проблемы. Мой брат для Украины сделал больше, чем многие политики. Не хочу влезать в политику, но должен уже.

Леонид Кравчук подарил нам Независимость. [Второй президент Украины] Леонид Кучма поднимал страну из разрухи. А когда-то писали на заборах: "Украина без Кучмы". Я тогда говорил, что многие Кучму будут вспоминать как президента, который для этой страны сделал очень много. Проще всего тем, кто ничего не делает – просто критиковать. Когда россияне в свое время хотели применить агрессию на Тузле, Кучма вышел победителем и не доставил им такого удовольствия.

Дальше все пропускаем и доходим до главного нашего товарища. Я задаю один вопрос – кто подписывал Минские соглашения? [Пятый президент Украины Петр] Порошенко. Расскажите мне как гражданину Украины. Почему он их не выполнил? Потому что хотел одновременно сидеть на двух стульях – так не бывает. Действовать по принципу "и вашим, и нашим". А [президент Украины Владимир] Зеленский по своему духу и человеческим качествам оказался человеком, который не хотел признавать эту возможность.

Он оказался не тем мальчиком-артистом, которого представляли, а человеком, который не захотел исполнять бред и отдавать свою территориальную целостность. И сегодня Зеленский сидит в своем офисе, показывает всем, что он герой. И все его окружение – думаю, герои, защищающие нашу страну.

Это мое мнение. Я не пытаюсь делать комплименты Зеленскому. Я просто уверен, что Зеленский, в отличие от Порошенко, имеет стальные яйца. И не жалею, что в 2019 году отдал за него свой голос на выборах. Вокруг Украины он сплотил весь мир в борьбе с таким монстром, как Россия, несмотря на то, что у них этих снарядов, как у меня сигарет на столе.

Теперь вернемся к моему брату – это действительно отдельная тема. ОПЗЖ сейчас запретили – и, возможно, это хорошо… Поскольку там были некоторые депутаты, не настроенные проукраински! Но основная масса, в том числе и мой брат, делают все для того, чтобы принимать необходимые законы в это военное время для победы в этой безумной войне. Но и они до войны не делали ничего такого, за что их сегодня надо осуждать. Истина проста – не надо всех стричь под одну расческу. Я знаю многих этих людей. Они большие патриоты, чем многие из тех, кто бьет у себя грудь и взывает: "Я – патриот!"

Хотите – пишите, хотите – нет. Мой брат принес Евро 2012, во что никто не верил, добился проведения финала ЛЧ 2018 в Украине. И этим открыл стране европейские ворота. Спал по три часа в день. И это привело к тому, что в 2013 году ему поставили три стента в сердце. А когда его в очередной раз господин Порошенко вместе с господином [президентом Украинской ассоциации футбола Андреем] Павелко просто нагло не пустили в исполком УЕФА, мой аргумент был: "Уважаемые, мы имеем представителя, который для Украины делает очень многое и может это делать дальше".

Смотрите, я не адвокат своего брата, просто вспоминая все это, я никогда это никому не говорил. На встрече с Порошенко я сказал: "Если Григорий Суркис не идет на следующий срок, Украина теряет вице-президента УЕФА". Хотя Павелко утверждал, что он станет таковым.

Статус этот Павелко не получил. Скажите мне, пожалуйста, что за эти пять лет он привез в Украину? И я когда-то сказал – он никогда ничего не привезет, потому что для этого нужно работать 24 часа в сутки. Пахать и умело работать на результат. А мой брат смог это сделать.

И будучи на сегодняшний день полным творческих и физических сил, он не сидит на диване, когда его друзья пригласили войти в проект под названием "ОПЗЖ". Я просил его вместе с отцом через 13 лет вернуться в большую политику, надеясь, что он будет и в этой нише полезным. Повторяю – я не адвокат своего брата! Просто хочу напомнить, что он привез не только Евро 2012 и финал ЛЧ, но еще и в 2009 году был привезен ЧЕ среди молодежи, который мы успешно выиграли. В украинском Мариуполе и Донецке. В 2018 году на стадионе "Динамо" был сыгран женский финал ЛЧ.

И все это в хорошем смысле лоббировал мой брат. Подчеркиваю. За это время в стране появились новые стадионы, гостиницы, аэропорты, дороги и многое другое. И когда у нас хотели забрать Евро 2012, он это воспринял не как то, что государство не выполняет свои гарантии, данные УЕФА, а как свой провал и позор. И он сумел убедить коллег в исполкоме УЕФА в том, что страна справится. Вот такой он человек.

– Говорила с [польским тренером Збигневом] Бонеком несколько лет назад. Он прямо говорил, что поляки должны поставить памятник Григорию Суркису за Евро 2012.

– Мы сейчас играем в Польше – это процветающая и европейская страна. Невероятные стадионы и дороги. От границы Украины до Жешува, где 100 км, я доезжаю за 35 минут, не нарушая ни одного правила. Потому что можно ехать 120–130 км/час, дорога широкая, отремонтировано все. Когда мы переезжали дорогу на нашей границе, у меня дочь спала в машине. Я начал на этих выбоинах дрожать, она говорит: "Где мы?"

Немцы с чего начали? Они начали с дорог восстанавливать свою страну. И вот когда мы критикуем "Большую стройку" – это неправильно. Дороги – это все. Логистика, дороги – они нам сейчас нужны. Возможно, если бы не было построено то количество дорог, которое начал делать президент, то не знаю, как бы мы доставляли грузы. Потому что железнодорожные станции бомбят. Эти коллаборанты в каждом селе за две копейки продадутся.

А сегодня происходят вещи, которые должны были быть в этой стране уже давно. А мы все критикуем. Дороги – плохо. Сейчас будут восстанавливать разрушенную инфраструктуру – плохо. Абсурд, но чтобы получить разрешение на восстановление медучреждения, нужно было обращаться в Офис президента, чтобы за свои деньги построить. Лично обращался к [главе ОП] Андрею Ермаку по этому вопросу, чтобы получить добро, чтобы дали возможность.

Чиновники так работают, что можно сойти с ума. Представляете, идет война, а мне нужно обращаться письмом официально в Офис президента, чтобы отстроить медучреждение. Ну, это даже не забавно. Кто-то, может, не хочет, а может, кого-то устраивает, что происходит.

Ахметов – это человек, который на чужое горе отзывается первым

– Forbes недавно считал, что [бизнесмен, президент "Шахтера"] Ринат Ахметов из-за войны потерял более 60% состояния. Как война повлияла на ваш бизнес?

– Так повлияла, что у нас бизнеса сегодня ни у кого нет, как мне кажется. Мой бизнес, как и моя жизнь – это футбол. Если мы на матчах Лиги чемпионов или Лиги Европы собирали какое-то количество зрителей, нам за это платили деньги и покупали билеты, можно было взять рекламодателей, продать атрибутику, сейчас этого нет. Это вообще стал 100% дотационный проект. В 2014 году говорил, что Ахметов если бы хотел, то мог бы на сложившихся основаниях бросить клуб и не удерживать его, но он продолжает это делать даже сегодня.

Да, легионеры ушли. Не потому, что он их лишился, и не потому, что у него кончились деньги. А только по одной простой причине – они не хотели играть в стране, где идет война. Поэтому он вынужден был продать кого-то, кого-то отдать в аренду, кого-то отпустить. Он перестроился, и у него сейчас украинская команда.

Мы перестроились гораздо раньше. У нас очень сильная академия, но как они вольются в команду, как они адаптируются – это уже зависит от самих футболистов.

Я не тренер, я могу организовать, вкладывая деньги в детскую спортивную школу, чтобы из них выросли люди и футболисты. Для этого у них есть все. Мне сложно сказать, как получится. Но получилось, допустим, у Цыганкова, Тимчика, Сироты, Забарного, Шапаренко, Попова и других. Надеюсь, выйдет у той плеяды молодежи, которая достойно выступала в прошлом году в Юношеской лиге чемпионов. Это Бражко, Яцик, Овчаренко, Царенко, Боль, которыми сегодня интересуются многие клубы в Европе. Это также другие ребята, играющие в аренде.

Многих ребят, к сожалению, сегодня не можем сами рационально использовать, поскольку в команде может быть заявлено лимитированное количество игроков. Поэтому они играют в арендах, и если они выйдут на новый качественный уровень, мы их, конечно, вернем в команду. Но самое главное – это игроки сборных всех возрастов, которых мы готовим. Сегодня в национальную команду главный тренер приглашает до 10–11 представителей "Динамо". Так же в молодежной сборной и в командах всех других возрастов.

– Вы с Ахметовым давно общались?

– Один раз я с ним общался после начала полномасштабного вторжения, но это было короткое общение. По-моему, это было на церемонии прощания с Леонидом Кравчуком.

Можно говорить что угодно, но Ахметов – это человек, который на чужое горе отзывается первым. И первый, когда Кравчуку стало плохо, вызвал немецких врачей из Германии, чтобы его проконсультировали. И дал свой самолет, привез этих врачей. Тогда была рекомендация отправить Кравчука в Германию. Он был там почти восемь месяцев, где я несколько раз его посещал.

Была очень тяжелая операция, которую [кардиохирург Борис] Тодуров провел отлично. Даже германские врачи это оценили. Мы ездили в Мюнхен вместе с братом, навещали несколько раз Кравчука вместе с [народным депутатом] Сергеем Левочкиным. У всех нас была надежда, что он поправится. Но, к сожалению… Говорят, что дата рождения и смерти написана сразу. Но так случилось, светлая ему память.

Ахметов, если не дай бог какое-то горе – на него всегда можно рассчитывать. Я вам гарантирую. Помощь, которую он оказывает – честь ему за это и хвала. Он, наверное, потерял в бизнесе больше, чем кто-либо другой во время войны. Он патриот Украины, никуда не уезжавший, находится здесь.

Но скажу вам откровенно – я бы тоже с удовольствием сидел в Киеве на нашей базе. Там сейчас команда заехала, мы не знаем, как ее разместить, потому что мамы, бабушки многих жен футболистов продолжают там жить.

Мы жили в СССР, когда были пионеры, комсомольцы, октябрята. Я не мог даже вообразить, что такое возможно. А они остались там – в России. Поверьте мне, остались там. Сначала октябренок, потом пионер, потом комсомолец, потом член партии – вот они в такой парадигме живут до сих пор. Они не понимают, что такое свободно жить, ни перед кем не ползать, говорить что хочешь.

– "Шахтер" выступал, чтобы исключить РФС из ФИФА и УЕФА. От "Динамо" таких заявлений не было.

– Правильно выступал. Ну пока их исключили на непонятно какой срок. Мы можем говорить: давайте исключим, давайте выгоним. Но это просто мы слова бросаем в воздух.

Имеются регламентные нормы. Началась война, российские спортсмены были выброшены со всех соревнований. Они нигде не играют сегодня. Думаю, пока война не прекратится, не будет подписан мирный договор, они нигде не будут играть. А в мирном договоре будет говориться, что мы вернем наши территории.

У них футбол на подъеме – они сами себе делают рекламу, что он у них на подъеме. Мы посмотрим через два–три года, на каком подъеме он у них будет, если весь мир играет в еврокубках. Лига чемпионов со следующего года полностью переформируется. Лига Европы и Лига конференций – все переформируется.

Футбол сегодня – огромные деньги. Вы раньше могли себе представить, что футболист обойдется, допустим, в 200 млн? Мы когда в свое время продавали Шевченко за 25 млн, нам казалось, что это невероятная сумма. А сегодня 20–25 млн в футболе – это по-прежнему было, наверное, 1,5–2 млн. Все меняется.

Поэтому для них больно, поверьте мне, что они не участвуют. Заявление [гендиректора "Шахтера" Сергея] Палкина я слышал. И слышал, что они идут против ФИФА по поводу легионеров. Думаю, это их право. В этой ситуации деньги они не должны были потерять. Они заплатили деньги за этих футболистов, а сегодня дают возможность уйти почти бесплатно.

А тут какой момент. Предположим, у футболиста год контракта. Клуб может его реализовать. Но если бы было написано, что, уйдя в аренду, автоматически на этот год продлевается контракт. Война закончилась – у человека есть еще один год контракта, его можно продать.

Хочу вернуться в пример с Вербичем. Он ушел хорошо, мы попрощались, даже приехал на наш матч со "Штурмом" в Польше, мы обнялись. Но у него было полгода контракта. И если бы он сказал: "Вот у меня ребенок только родился, я на полгода уйду. Если все закончится, я приду на следующие полгода, доиграю – и мы, возможно, продлим контракт". Все. У него истек контракт через полгода. ФИФА не разрешила мне продлить этот контракт.

Поймите, а таких футболистов много. [Бразильский футболист "Шахтера"] Тете, насколько я слышал, у него через год истекал контракт в "Шахтере", [израильский вингер донецкого клуба Манор] Соломон. Поэтому поставили условия, что они должны продавать своих игроков значительно дешевле, чем они стоят на рынке.

Setanta для "Динамо", "Шахтера", "Днепра-1" – это решение каждого потерять свою аудиторию. Я свою аудиторию терять не хочу

– Давайте поговорим о телепуле.

– Не о чем же говорить. Моя позиция – я провожу домашний матч, значит, я отвечаю за все. За безопасность, чтобы вода была в раздевалках судей, чтобы стадион был подготовлен. Мне говорят: "Твои права на этом заканчиваются". То есть ты хозяин только того, что ты должен провести матч без скандала.

У тебя, знаете, забрали жену и говорят: "Она теперь будет жить с другим". Со мной этот номер не проходит. Мои права – это мои права на трансляцию домашних матчей. По большому счету, это интеллектуальная собственность каждого клуба, проводящего домашний матч. А нам говорят, что ФФУ и Премьер-лига, имея столы, стулья и ручки, не вкладывая ни одной гривны в проведение соревнований: "Мы забираем ваши права!" Окей, тогда распорядитесь ими гуманно хотя бы в военное время. И вот в гуманизм я сейчас вкладываю единственное – дайте возможность людям смотреть футбол бесплатно на национальных каналах со 100% охватом.

У меня позиция одна – давайте через ваше авторитетное издание зададим один вопрос: "Вы готовы 1200 с чем-то гривен в год платить за подписку, где от 75 до 85 тыс. подписчиков?" Или вы хотите смотреть футбол на общедоступном канале? Мы не говорим, на каком.

Воины на передовой, приехавшие на два–три дня домой отойти от этой военной жизни – они не захотят платить за это, поверьте мне. Мы, пять клубов, написали письмо группе каналов "1+1", что пока идет война, нас не интересуют деньги, ни копейки. Объявите и качественно показывайте людям футбол бесплатно!

Кстати, у нас есть 10-летний контракт. Если говорить о правовой плоскости, и мы не дали бы "2+2", УНИАН или "1+1" показывать матчи, они наложили бы на нас финансовые санкции.

Мы ни в коем случае не осуждаем те клубы, которые ушли в этот пул. У них не было другого пути. Но у нас самих достаточно развита мультимедийная платформа. Юношеский чемпионат по нашему каналу смотрит от 30 до 40 тыс. человек. У нас только в YouTube 350 тыс. подписчиков.

Нам говорят: "Нет, мы будем показывать по Setanta в прямом эфире и, возможно, позволим некоторые матчи показывать на ваших ресурсах с задержкой. Может, а может, и нет". Мы говорим: "Вопросов нет, мы идем в общий пул. Чтобы не разрушить пул. Дайте нам возможность показывать наши матчи с 15-минутной задержкой на общедоступных каналах бесплатно". Не воспринимается.

– Звучало несколько главных аргументов: матчи нельзя посмотреть в бесплатном доступе, потом было, что предложение Setanta – финансово невыгодно?

– Вообще сумма не оговаривается. Каждый клуб получит до $80 или $100 тыс., если бы все присоединились к этому пулу. Сегодня для таких клубов, как "Динамо", "Шахтер", "Заря", "Рух", "Металлист", есть возможность потерять болельщиков, которые не могут посмотреть футбол, и это не сравнимо.

Даже если бы нам предлагали миллионы, я бы тоже на это не согласился, поверьте мне. Во время войны говорить о деньгах, которые должны заплатить болельщики за просмотр футбола – преступление против футбола, против народа, против страны. Не надо меня пугать никакими санкциями, никакими снятиями трех очков меня не испугают.

– То есть если придет штраф, то вы не будете платить его?

– Смотрите, есть контрольно-дисциплинарный комитет. Не знаю еще позицию президента федерации, он еще не высказывался на этот счет. Мне казалось, что в последнее время мы наладили наши отношения и коммуникацию. Я говорю, как оно есть.

По игрокам сборной ходили разные кривотолки, меня начали обвинять, что не даю игроков, а сборная должна хорошо подготовиться, чтобы попасть на ЧМ. Мы прервали серию благотворительных матчей, поскольку интересы сборной поставили выше своих. Наш последний матч был в Таллинне, где играли преимущественно молодые ребята. Мы нашли компромисс.

К сожалению, сборная не попала на ЧМ. Но сделали для этого все возможное. Думаю, смотрелись очень качественно. Поэтому говорить, что подготовка была провалена – я бы не сказал. Все хотели, мечтали попасть на ЧМ, но не получилось. А то, что было желание, старания и мотивация у ребят – однозначно.

Один телефонный звонок Павелко, который обратился не с требованием, а с просьбой, позволил снять все вопросы. Мы все решили во благо нашего украинского футбола. Но если ФФУ вернется на прежние позиции, развязывая междоусобную войну, я не знаю, кто от этого выиграет. Футбол точно нет.

Сегодня я призываю к уму федерацию футбола, Премьер-лигу. Чтобы они поняли, что Setanta для "Динамо", "Шахтера", "Днепра-1", "Руха", "Металлиста" – это не наше игнорирование пула. Это наша взвешенная позиция, нежелание потерять потенциальную аудиторию. Мы хотим дать болельщикам и нашим согражданам смотреть бесплатно футбол.

Я свою аудиторию терять не желаю. Это моя принципиальная позиция.

– Павелко комментирует очень многое, но публично о ситуации с телепулом никак не высказывался. Вы с ним общаетесь? Как вы думаете, почему он молчит?

– Я о телепуле с ним не говорил – он молчит. Надеюсь, что он прочтет мое интервью. И позиция у него должна быть равная ко всем клубам. ФФУ, УПЛ должны выслушать нашу позицию и найти компромисс. В конце концов президент ФФУ Павелко должен беспристрастно разобраться в этом конфликте.

Пугать штрафом и снятием очков в военное время за то, что хотим бесплатно показывать футбол? Это смешно. Это просто смешно. Не надо выставлять себя клоуном, когда все понятно.

Показываем матчи бесплатно. Еще раз подчеркиваю такой жирной чертой – ни копейки не берем. Единственное условие – качественная картинка, которую должна предоставить группа каналов "1+1". Все.

Это как марафон. Уверен, журналисты то, что зарабатывали до войны, в жизни сегодня не зарабатывают, а работают во благо Украины. Возможно, работают по 24 часа в сутки, не получая ни копейки. Уверен, есть и такие журналисты. А есть такие, которые хотят поиграть в казино в Монако.

Не могу согласиться с Цыгаником, что скандал выгоден "Шахтеру"

– На "плюсах" футбол бесплатный, но, например, у меня нет телевизора. Я смотрю в интернете по подписке на Megogo.

– Давайте мы вам купим от "Динамо" телевизор. Нам купить вам телевизор будет проще, чем подписать контракт с Setanta.

– Я веду к тому, что все равно футбол не получается абсолютно бесплатным, потому что либо подписки, либо Т2, либо спутник.

– Вы технологически подкованная девушка. А задайте себе вопрос: в нашей стране вот так включить телефон, зайти и посмотреть футбол многие могут? Больше тех, кто не может, или тех, кто может? Вот даже такой вопрос задайте – и вы убедитесь, что у многих есть телевизор, возможно, еще даже с линзой где-то в селах там, но они могут включить этот канал. Правильно говорю?

Я ведь сегодня не против Setanta. Хочу, чтобы вы услышали – я вообще не был против Setanta до того момента, пока не узнал, что она транслирует вещание в Беларуси. Более того, мы написали письмо президенту.

– Зеленскому?

– Зеленскому. Уверен, что последует реакция. Сегодня же не разрешают показывать разные шоу на телевидении? Сегодня идет марафон – это правильно. Мы хотим на общедоступных каналах, чтобы люди на два часа отвлеклись от ситуации в стране и смотрели футбол.

Пример последнего футбола с "Днепром-1". Аудитория составила 22,1%. Это около 3,5 млн человек смотрело футбол с "Днепром-1". (Яна Суркис: "2+2" и "1+1" можно в телефоне онлайн бесплатно смотреть). Вот видите, мы с вами эту проблему решили. Считайте, моя дочь ответила вам на мой вопрос. Напишите, что это Яна мне подсказала. Видите ли, я даже этого не знал. Знаете почему?

Извините меня тысячу раз, но кроме того, чтобы нажать на кнопочку в WhatsApp ответить или позвонить, я ничего не умею. Я не знаю, как зайти посмотреть, у меня никогда не было Instagram. Ведь знаю свой характер. Мне там что-то напишут, я там отвечу и случайно обругаю. А мне в ответ полетит еще что-то…

– Хорошо. Но будут матчи группового этапа Лиги Европы. Почему мы их не можем посмотреть бесплатно?

– Красиво. Но я на это не влияю. Если бы я мог, сейчас обратился бы в УЕФА, чтобы наши матчи дали на общедоступные каналы. Но при этом Megogo потратили большие деньги на право показа еврокубков. Не эти копейки, которые Setanta нам предлагает, а потратило огромные деньги. По-моему, на три года договор выкупили. Как я могу повлиять на это? Эти права принадлежат УЕФА, они проданы. Я не могу повлиять.

Если бы Megogo вышло на нас и сказало, скажем, "заплатите нам какую-то сумму, мы согласуемся с УЕФА, чтобы показывать на общедоступном канале", – если это возможно, то я за, с удовольствием. Я готов даже заплатить им, чтобы они договорились с УЕФА показывать на общедоступном канале.

Но это от меня не зависит. Это европейские клубы соединены, отдали свои права. Более того, на этот счет было много обсуждений, я был на разных совещаниях. Слушайте, проход в Лигу чемпионов сегодня [дает клубу] €30 млн. Попадание в Лигу Европы для нас – это около €10 млн. Это то, что было в Лиге чемпионов пять–шесть лет назад. Это большие деньги, это сегодня какая-то финансовая подушка, чтобы удерживать команду.

– [Журналист] Игорь Цыганик выдал большую эмоциональную речь минут на 30 о телепуле и УПЛ. Он не назвал в конце клуб, но сделал намек, что скандал выгоден "Шахтеру".

– Я не думаю. Я прочитал – и не могу с этим согласиться, что кто-то так цинично смотрит в будущее, чтобы попасть в Лигу чемпионов. Там нужно проходить три этапа, первое место сегодня уже ничего не дает. Зная того же Ахметова и других президентов клубов, сегодня самоцелью не есть какие-либо пути занять то или иное место.

Сегодня самоцель – удержать футбол, я вам хочу подчеркнуть это. Нет сегодня такой цели, как раньше, мол, "вот бы попасть в Лигу чемпионов, потому что это сразу деньги, возможность делать какие-то трансферы и показывать себя на самом высоком уровне".

– Есть ли у вас доля на "плюсах"?

– Да, у меня доля на плюсах 8,33%. Она ни на что не влияет. Вы сами понимаете, что с этими процентами я могу только дуть в трубу. Я ни на что не влияю и ни на каком собрании не был. И меня никогда туда не приглашали. Что имею – то имею. Хотите, вам подарю эту часть?

– Кто бы что ни говорил, но все понимают, что [бизнесмен Игорь] Коломойский имеет влияние на "Днепр-1". Хотя официально говорят о другом владельце. Но ведь он, значит, ваш конкурент?

– Мы раньше сражались насмерть со всеми – Коломойский, [почетный президент львовских "Карпат" Петр] Дыминский. Мне было безразлично. Команда, которая выходила против "Динамо", – это огромный раздражитель. До матча мы могли разговаривать: "Обнимаю, целую, до свидания". А после матча по пять дней не разговаривать.

Но на сегодняшний день имеет ли он отношение к "Днепру-1" – вот я вам отвечаю совершенно откровенно. Что такое отношение – финансирует ли он или дает какие-то команды? Я не знаю.

Потому что у нас были вопросы к "Днепру-1" по поводу наших арендованных игроков, которых мы хотели забрать назад, – я все вопросы решал с [исполнительным директором Андреем]  Русолом. Может быть, завтра придется решать с [гендиректором Евгением] Красниковым.

Но ни по какому вопросу в последнее время, когда умер "Днепр", я с Коломойским футбольные темы не обсуждал. Ни по поводу трансферов, даже по этим трансляциям – я с ним не говорил об этом ни разу. В клубе есть первый вице-президент [Виталий] Сивков, обсуждающий вопросы и обменивающийся письмами, в обязанности которого входит этот функционал.

Камеры "Динамо" покажут любой матч, и комментарии с картинкой будут лучше, чем показывает Setanta

– ФФУ передала права на трансляцию клубам на восемь лет, и это время уже истекло. УПЛ говорит, что права принадлежат им. Вы говорите, что права принадлежат вам.

– Права априори во всем мире всегда принадлежали клубам. Всегда, чтобы вы это понимали. И добрая воля клубов – отдать эти права в общий пул, когда эти права не ограничиваются. На сегодняшний день передача моих прав в Setanta – это ограничение интеллектуальных прав "Динамо" (Киев). Мы теряем количество своих болельщиков, а этого категорически не можем допустить. Тем более что идет война. Мы за бесплатный показ, подчеркиваю в сотый раз! (Андрей Шахов: Игорь Михайлович, у нас лучшие времена в прошлом сезоне были. Когда еще параллельно на двух каналах показывалась прямая трансляция домашних матчей "Динамо", хоть и с пятиминутной задержкой. На динамовском YouTube было больше 100 тыс. просмотров, на FootballHub еще больше – под 200 тыс. И все это шло параллельно).

Еще очень важно. В прошлом году группа каналов "1+1" платила нам деньги. Мы ежегодно пролонгируем – ставим какую-то сумму в зависимости от рынка. И перед подписанием контракта было поставлено условие нашими менеджерами, ведущими в клубе эту программу. Что они нам позволят с задержкой показывать футбол на наших платформах.

И что вы думаете? Им это было невыгодно, потому что рекламодатели так бы не шли, потому что люди думают: "А мы включим через три минуты, через пять минут". А они разрешили. Только наш довод был в том, что не хотим терять наших болельщиков. Все.

– Я смотрела ваше интервью с [журналистом] Романом Бебехом в начале года. Разговор тоже шел о телепуле. Тогда вы сказали: Setanta, Megogo, но только не каналы "Футбол".

– Вы же выдергиваете это интервью из контекста времени, когда не было войны. Я и сегодня говорю, что каналы "Футбол" канули в лету. По каким причинам – это известно всем. Но я бы тоже не отдал права на каналы "Футбол". Я считал, что на этих каналах нет равных правил для всех.

Я не виню Setanta и Megogo в том, что если бы мы пошли с ними, то были бы, допустим, преференции для "Днепра-1", "Динамо", "Шахтера" или другого клуба. Я уверен, что все было бы ровно, с этим вопросов не было бы. Никаких бы не было, так что я тогда так и сказал. Но это было мирное время.

Я никогда не мог представить, что ФФУ и УПЛ заберут наши права и передадут эти права Setanta. Я никогда не мог себе представить.

Для информации, в Португалии "Бенфика", "Порту", "Спортинг" продают свои права индивидуально, а остальные клубы объединены в пул. "Бенфика" долгие годы показывала футбол на своем YouTube-канале. Клубы Греции продают свои права без помощи других. И последняя вишенка на торте – "Барселона", имеющая сейчас огромные финансовые проблемы, продала сначала 10%, а затем 15% телеправ за десятки миллионов евро. Но это так: для справки.

Сейчас так построена клубная система телевидения, что я могу видеть закрытые тренировки команды за границей, если я даже не с ними. Я все вижу, мне включают трансляцию наши операторы, которые находятся с командой. Мне это любопытно. И те, кто в клубе хочет это смотреть, тоже имеют код доступа. Так просто содержать группу людей, которые могут показать все, что тебя интересует.

Более того, скажу вам, что мы можем провести эксперимент. Наши камеры покажут любой футбольный матч, и комментарии с картинкой будут лучше, чем показывает Setanta. Даже без "плюсов", нашим производством "Динамо". Так же, как картинка будет лучше у "Шахтера". Так же, как картинка будет лучше у "Днепра-1". Я смотрел первый матч "Заря" – "Ворскла" – была отличная картинка.

– Чем это все кончится?

– Закончится тем, что наша страна победит, а у нас будет мир, надеюсь, в ближайшее время. Все изменится в этой жизни. Футбол будет меняться. Чем быстрее это произойдет, тем лучше.

А по поводу того, что вы намекаете на какие-то санкции, то думаю, что все закончится каким-то мирным договором, если у людей есть разум. Каждый будет идти своим путем. А когда закончится эта страшная война, так мы сядем за стол. Возможно, даже сядут первые лица клубов и мы к чему-нибудь придем как мудрые люди, которые чего-то добивались этой жизни.

Хочу провести пример, почему я ненавидел комсомол. Может, он и несимметричный по отношению к телепулу, однако я его приведу. Ко мне подходили в конце каждого месяца и говорили, что я должен сдать две копейки. Меня это очень раздражало. А мой папа, проживший до 101 года, хотел, чтобы я каждый день ему звонил, когда меня долго нет. Эти две копейки мне были нужны, но почему-то я их должен был отдать в комсомол.

Потом я на уроке химии что-то взорвал, смешав не так какую-то колбу, и меня выгнали из комсомола. Я был самым счастливым, потому что мне не нужно было платить эти двухкопеечные взносы. Но дело было не в двух копейках. Мне родители давали деньги. Дело было в том, что эти "комсюки" так доставали меня, как достают сегодня нашу страну.

На выборах президента УАФ я бы поддержал Шевченко, Реброва или других функционеров, но меня никто не спрашивает

– Вы не голосуете на выборах президента УАФ. Но лично вы поддерживаете Павелко как кандидата на перевыборы? Хотели бы, чтобы он руководил украинским футболом на следующий срок?

– Я бы хотел, чтобы в нашем футболе что-то изменилось. А кто будет руководить украинским футболом – фамилия мне безразлична, потому что человек должен профессионально и системно управлять этой отраслью. Я хочу, чтобы были перемены. Я хочу, чтобы к клубам повернулись лицом и с ними считались. Чтобы у нас был свой голос. А не исполком федерации футбола, где нет ни одного представителя клубов. Я хочу, чтобы были какие-нибудь обсуждения.

Я не был ни на одном заседании УПЛ – мне неинтересно. В свое время собирались президенты клубов – монстры украинского футбола, содержащие клубы. Мы спорили, ругались, но в конце мы всегда находили общий язык и обнимались. Непростой собеседник Ахметов, непростой собеседник Коломойский, непростой [владелец харьковского "Металлиста" Александр] Ярославский собеседник, очень непростой собеседник [президент луганской "Зари" Евгений] Геллер. Был [бывший президент "Севастополя" Вадим] Новинский со своей командой. Это все люди, которые со своим мнением. Но мы всегда находили решения, которые в конечном счете шли на пользу украинскому футболу и его развитию.

Мы могли ссориться на телевидении и спорить. Коломойский мог давать мой телефонный номер. Что он получал в ответ – вы можете себе представить. Но дело не в этом. Мы все равно общались, потому что работали. У меня не было ни с одним человеком конфликта, потому что я всегда пытался понимать собеседника и представить себя на его месте. Каждый переживает и болеет за свой клуб, каждый хочет для него лучшего.

Допустим, если свистят судьи не в мою сторону – мне кажется, меня грабят. Так же кажется им. Но это футбол.

– Я помню, когда на собрание клубов УПЛ приходили владельцы. Давно такого не было и все лигой недовольны. Может, тогда создать что-нибудь другое вместо УПЛ?

– Тогда наш голос слышали и прислушивались к нам. Сегодня это в пустоте. И потому все не ходят. Футбол не может развиваться по волшебству. Сегодня футбольное общество должно объединиться и жить вместе одной дружной семьей.

Расскажите мне, все мы такие патриотические – если эта Setanta показывает свои матчи в Беларуси. Дружественная очень страна, да? Спасибо богу, что они не напали на нас. Но с их же территории на сегодняшний день в нашу страну летят ракеты!

Как мы можем сегодня работать с компанией, работающей с недружественными странами? Вот у меня вопрос: где же здесь патриотизм тогда? Мы не можем сотрудничать с компанией, имеющей бизнес в Беларуси.

– Были разговоры о [бывшем наставнике сборной Украины] Андрее Шевченко как кандидате на пост президента УАФ. Как вы на это смотрите?

– Могу говорить очень много комплиментарных вещей об Андрее Шевченко. У меня с ним дружеские отношения. Шевченко вырос на моих глазах – от маленького футболиста до великого футболиста, потом до великого тренера и сегодня легендарного человека – посла [инициативы United24] нашей страны. И делает очень многое для Украины.

Когда он был футболистом, даже не мог представить, что из Шевченко может получиться такой человек, который будет одним из символов современного украинского футбола. И говорить, что Шевченко мог бы стать президентом УАФ, – надо понимать, хочет ли этого сам Андрей. Поддержит ли футбольное общество Шевченко? А я бы поддержал, но мой голос не учитывается при этом. Я бы поддержал, допустим, Шевченко, [экс-тренера "Динамо" Сергея] Реброва или многих других функционеров, но меня никто не спрашивает.

Поэтому если Шевченко выдвинется и меня вот так спросят: "Вы поддерживаете Шевченко?" – я скажу: "Да, я поддерживаю Андрея". Потому что он до мозга костей отдан футболу, он имеет огромный авторитет в Европе. Пользуется не просто авторитетом, с ним считаются. Он достиг больших высот, он один из тех, кто в нашей независимой Украине достиг таких высот. Он обладатель "Золотого мяча".

Но это должно быть его решение. Я не знаю, хочет ли он баллотироваться. Я сегодня не продвигаю ни одной кандидатуры. Я только хочу, чтобы человек, который будет возглавлять следующие пять лет федерацию футбола, работал на футбол.

– Заметила, вы всегда говорите "федерация футбола", хотя она переименовала себя в УАФ. Это важная позиция?

– Знаете, детские привычки. Она у меня сохранилась в памяти как Федерация футбола Украины, так и говорю. Мало того, когда меняли на УАФ – нас тоже не спросили. Для меня это федерация футбола.