$38.20 €41.29
menu closed
menu open
weather +2 Киев

Защитник "Азовстали" Гэндальф: Взрыв раздался неожиданно, меня отбросило назад. Смотрю на руки: левой нет, думаю: "Плохо". Правая есть – "Хорошо". Начинаю щупать лицо, понимаю, что правым глазом не вижу G

Защитник "Азовстали" Гэндальф: Взрыв раздался неожиданно, меня отбросило назад. Смотрю на руки: левой нет, думаю: "Плохо". Правая есть – "Хорошо". Начинаю щупать лицо, понимаю, что правым глазом не вижу Самойленко рассказал, что потерял кисть руки более пяти лет назад
Скриншот: Факти тижня / YouTube
Офицер штаба бригады "Азов", участник обороны Мариуполя Илья Самойленко (позывной Гэндальф) в интервью основателю издания "ГОРДОН" Дмитрию Гордону рассказал, что потерял кисть левой руки и правый глаз в декабре 2017 года, у него у руке из-за неисправности сдетонировала ручная граната.

"Неисправность. Техническая неисправность. Взрыв, множественные осколочные поражения: левая рука, правый глаз, горло, левое бедро... Потом госпиталь, восстановление. И для меня важнейшим элементом было возвращение на службу", – описал он произошедшее. 

По словам Самойленко, он помнит каждую секунду этих событий. 

"Неожиданно он раздался. Этого не должно было произойти. Взрыв, облако черного дыма. Меня отбросило назад. Я открываю глаза и смотрю на руки. Смотрю – слева нет. Думаю: "Плохо". Смотрю: справа есть. Думаю: "Хорошо", – продолжил он. 

Отвечая на вопрос о состоянии левой руки, Самойленко сказал, что "там уже ошметки висели". 

"Ага, хорошо, правая рука..." Начинаю щупать лицо и понимаю, что правым глазом я не вижу. "Окей, понял". Поворачиваю глаза вниз – вижу, что бронежилет уже заливает кровью. Понимаю, что у меня дырки в горле. Лицо начало печь, потому что в лицо тоже влетело. Потом увидел, что у меня еще и нога горит. Неприятненько", – рассказал офицер. 

По словам Самойленко, в этот момент он, чтобы проверить дыхание по стандартам тактической медицины, решил закричать. "Я прокричал немного – понял, что голос сдавлен. Значит, горло повреждено. Покричал еще второй раз – просто "а-а-а!" – несколько секунд. Понял, что дышу. Дышу – значит, живой. Живой – значит, хорошо. И потом понял уже, что надо ползти к своим. Объявившись, я просто сказал: "Без паники. Действуем по протоколу". И мне начали оказывать помощь", – продолжил он. 

Самойленко сказал, что ему не было страшно тогда (так как он интересовался медицинскими технологиями восстановления и понимал, что с ним будет происходить дальше), но было грустно. 

"Было грустно, потому что много работы было, а я из этой работы выпал. Было именно обидно", – пояснил он и рассказал, что правый глаз у него не видит – там искусственный протез. Также в ноге остался осколок. 

"Вывод из этого можно сделать следующий... Почему было в момент ранения обидно? Потому что хотелось работать, хотелось продолжать действовать. И это было мотиватором для того, чтобы продолжать действовать. Чтобы не списываться, не увольняться по состоянию здоровья, не халявить. Да, понятное дело, полевой боец из меня уже не такой был, как раньше, но это не мешало применять иные знания и приобретенные навыки в работе. Более того, это не мешало развиваться дальше и продолжать тренировки. Потому что мы должны развиваться постоянно, каждый день", – подчеркнул Самойленко. 

Защитник "Азовстали" Гэндальф: Я смотрел на карты МI6 с точками входа России через нашу границу и крутил пальцем у виска. С точки зрения планирования это был идиотизм. Читайте полную версию интервью

Видео: В гостях у Гордона / YouTube

Контекст

Самойленко в 2015 году, окончив второй курс университета, вступил в "Азов", принимал участие в антитеррористической операции в операции Объединенных сил на востоке Украины. В 2017 году в результате взрыва ручной гранаты потерял руку и глаз. После реабилитации вернулся на службу. 

В 2021 году устроился в украинский офис международной компании, но после полномасштабного вторжения России в 2022 году вернулся на службу. Принимал участие в обороне Мариуполя, был на "Азовстали". В мае – сентябре находился в российском плену.