ГОРДОН
 
 

Азовец Орест: До теракта в Оленовке было спокойнее, ты знал, что будешь жив, а после этого понимаешь, что, пожалуй, лучше было на "Азовстали"

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Козацкий: Я хотел бы, чтобы обращали внимание на всех военнослужащих
Козацкий: Я хотел бы, чтобы обращали внимание на всех военнослужащих
Фото: kztsky/Instagram

Пресс-офицер полка "Азов" Дмитрий Козацкий (позывной Орест) стал известен благодаря своим фотографиям украинских военных, защищавших комбинат "Азовсталь" в Мариуполе, окруженный российскими оккупантами весной этого года. Козацкий провел четыре месяца в российском плену, был освобожден 21 сентября вместе с 214 другими защитниками Украины. В интервью "Голосу Америки" он рассказал, как с побратимами оказался в укрытии на металлургическом комбинате, что там происходило, как попал в плен и пережил это испытание. Издание "ГОРДОН" публикует главное.

О своем позывном

Во время Майдана я читал блогера с таким именем и думал: вот какое замечательное украинское имя. Тогда был спрос на все украинское. Решил добавить себе второе имя, чтобы я был Орестом Козацким. Созвонился с мамой, спросил: "Не против?" Она: "Нет, все окей". Так я стал Орестом.

Как попал в полк "Азов"

Поначалу я был в Нацгвардии. Азовцы действительно очень крутые и производят впечатление. В 2017 году я решил перейти в "Азов". Хотел в пресс-службу, но поскольку там не было места, а я был связистом, то перешел в полк и долгое время был в связи. А когда освободилось место, мне командир Редис [Денис Прокопенко] предложил эту должность. Я согласился – это была работа моей мечты. Мне всегда нравилось заниматься фотографией. Но только в 2019 году я заказал свою первую камеру и стал делать свои первые фотографии. Снимали фото, видео наши, азовские. И так пошло.


Фото: kztsky/Instagram

Козацкий: "Азовсталь" – это была наша крепость. Фото: kztsky/Instagram


О начале вторжения

С 2015 года я жил в Мариуполе. Помню, что за день до вторжения в нашу семейную группу записывал видеосообщение: "Все будет окей, не волнуйтесь, спокойной ночи". А потом следующее видеосообщение в 5.45 [24 февраля]: "Так, собираем вещи, берите самое главное, документы, ищите убежище и лучше уезжать". Я не знал, как будет. Очень странно было в первый день. Помню, вообще был растерян.

Об "Азовстали"

На "Азовстали" были самые лучшие укрепления. Это стратегическое место, которое командование определило для обороны, и мы туда переехали. Мне кажется, я еще 1 марта приехал на "Азовсталь" и туда постепенно стягивались другие подразделения. Чем сильнее нас окружали, тем больше подразделений прибывало на "Азовсталь". Так мы все там оказались.

Там было много гражданских. Мариупольский городской совет выложил на своем сайте список укрытий, где можно спрятаться. И в этот список попал бункер "Азовстали". Он был хорошо подготовлен. И многие работники самого комбината знали об этом месте, знали, что там все подготовлено – сухпайки, вода. И там многие остались.

Ребята охраняли завод. Это была наша крепость, так сказать. Я больше в медийном плане работал. Я благодарен всем бойцам, благодаря им стала возможной моя работа в пресс-службе, стали возможны фотографии, которые я сделал.


Фото: kztsky/Instagram

Козацкий: Плен – это когда ты не свободен. Фото: kztsky/Instagram


О побратимстве

У нас не было иного выбора. Мы не могли не держаться. Не могли просто сложить оружие. Это был вопрос нашей жизни в первую очередь. Мне помогали держаться побратимы, которые были рядом, с которыми можно было пошутить, посидеть покурить, когда такое было возможно.

О том, как попал в плен

Об этом сообщил командир. Мы понимали, что у нас очень сильный побратимский институт. Мы не можем друг друга бросить. У нас было много раненых. Мы не могли пойти на прорыв и бросить их. И это был самый оптимальный вариант, чтобы сберечь их жизнь.

По партиям начали выходить. И я выходил последним – кажется, 20 мая. У нас проверили вещи, посадили в автобус, повезли в Оленовку. И мы там двое суток, кажется, сидели и ждали, пока нас запустят в эту Оленовку.

Плен – это когда ты не свободен, когда у тебя нет свободы выбора, свободы передвижения. Для нас, украинцев, свобода очень важна. И для меня лично тоже. Я провел четыре месяца в плену.

Как выживал в плену

Я человек социальный, и мне важна возможность общаться. Я был счастлив – в Оленовке я был в одном бараке со своими друзьями. Мы постоянно разговаривали на разные темы. У меня есть друг, мы постоянно с ним ходили по дворику, планировали будущее, что будем готовить, разные рецепты придумывали. Эти мысли о будущем мотивировали держаться. Картинки в голове были крутые, и очень хотелось их материализовать.

В плену было спокойнее, ты знал, что будешь жив, главное – держаться. Неясно сколько – месяц, два, год… Но ты выйдешь живой. Это было до момента теракта в Оленовке. После этого понимаешь, что, пожалуй, лучше было на "Азовстали". Но там ты мог каждый день просто умереть, и каждый день умирало много собратьев. А в плену была неизвестность. Неизвестность – очень сложная штука.

Надо верить в нашу победу, что о пленных никто не забывает. Иногда были моменты уныния, что о тебе никто не думает, но я вышел и увидел кардинально противоположную ситуацию: о нас вообще никто не забывал, о нас говорит весь мир. Да, это тяжелые времена, которые нужно пережить, несмотря на все. О тебе никто не забывает, тебя постоянно ждут дома.

О важности поддержки военных

Сейчас больше говорят о военных и подбегают фотографироваться не к поп-звездам, а к военным. Это очень важно. Но нужно обращать внимание не только на медийных военнослужащих. Была ситуация, когда ко мне подошли фотографироваться, а рядом стояли два побратима, которые делали невероятные вещи на "Азовстали", – на них не обращали внимания. Я хотел бы, чтобы обращали внимание на всех военнослужащих. И ни в коем случае нельзя забывать о военных, которые все еще находятся в плену. Потому что до сих пор очень много жен, детей, родителей ждут своих родных из плена.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 
 

 
 

Публикации

 
все публикации