ГОРДОН
 
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Записки бывшего подполковника КГБ: Михалковы, Кончаловские, Юлиан Семенов. Как спецслужбы использовали агентуру из художественных кругов

Один из авторов книги "КГБ играет в шахматы" и бывший сотрудник Комитета госбезопасности СССР Владимир Попов недавно завершил работу над своими мемуарами. В книге "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ" он рассказывает о становлении режима российского президента Владимира Путина, его соратниках, о своей работе в комитете и ключевых событиях, к которым имели отношение советские спецслужбы. Ранее книга не издавалась. С согласия автора издание "ГОРДОН" эксклюзивно публикует главы из нее. В этой части Попов пишет о связях членов семьи писателя Сергея Михалкова со спецслужбами, о том, как благодаря этим связям писателю Юлиану Семенову удалось спасти от репрессий отца, и о его персональном сотрудничестве с КГБ.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Сергей Михалков (в центре) с сыновьями Андреем Кончаловским (слева) и Никитой Михалковым
Сергей Михалков (в центре) с сыновьями Андреем Кончаловским (слева) и Никитой Михалковым
Скриншот: svmihalkov / YouTube
Владимир ПОПОВ

Сергей Павлов

Филипп Бобков по роду своей службы был прекрасно осведомлен о деятельности так называемых русистов. Идейные их руководители вышли из числа комсомольских лидеров. В комсомоле начинали также Бобков (он был вторым секретарем горкома комсомола в городе Ленинск-Кузнецкий) и его наставник генерал Евгений Питовранов (возглавлявший комсомольскую организацию Московского электромеханического института, в котором учился).

Еще одним неординарным комсомольским лидером был Сергей Павлов. Он родился в 1929 году. В 1955 году был избран секретарем Московского горкома ВЛКСМ, в 1958 году – секретарем ЦК ВЛКСМ, в 1959-м – первым секретарем. На этой должности он продержался до 1968 года. Через три года после успешно проведенной Олимпиады в Москве в 1980 году Павлов, однако, попал в опалу и фактически был сослан – переведен в Министерство иностранных дел СССР и отправлен послом в Монголию и Бирму.

В 1989 году Павлов по достижении пенсионного возраста был уволен из МИД СССР и отправлен на пенсию. Вот что писал по этому поводу лукавый Бобков: "Несмотря на добросовестную работу, карьера Павлова завершилась. Его возвращение в Москву было печально. Для МИД он оставался чужаком и вскоре был уволен... Дни Сергея Павловича оказались сочтены. В начале октября 1993 года он ушел из жизни".

На момент, когда Павлов оказался не у дел, Бобков был первым заместителем председателя КГБ СССР и вполне мог помочь Павлову с трудоустройством. С 1991 года Бобков активно осваивал уворованные у советского народа средства через созданную им финансовую структуру "Мост", где также могло найтись место для деятельного Павлова. Но Бобков не ударил палец о палец, чтобы ему помочь.

Неожиданное для Павлова смещение и отправку через МИД послом в далекие страны Бобков прокомментировал следующим образом:

"О причинах подобных перемещений не очень хочется писать. Но скажу о том, что не раз приходилось говорить бывшим комсомольским вожакам: "Ребята, собираясь, пореже провозглашайте желание выпить "за Шурика!". Вокруг Александра Николаевича Шелепина тогда складывалась тяжелейшая атмосфера, поощряемая людьми, боявшимися за свою карьеру. Молодость, к сожалению, всегда страшила и страшит старость".

Итак, Павлова сняли из-за Шелепина. В свое время среди руководителей ВЛКСМ он считался одним из наиболее перспективных.


Шелепин
Александр Шелепин. Фото: wikipedia.org


Александр Шелепин родился в 1918 году в Воронеже. В 1941 году окончил Московский институт истории, философии и литературы имени Н.Г. Чернышевского. С 1940 года на комсомольской работе. С 1952-го по 1958 год – первый секретарь ЦК ВЛКСМ. С апреля 1958 года Шелепин работал заведующим отделом партийных органов ЦК КПСС. В декабре того же года по настоянию Никиты Хрущева был назначен председателем КГБ при СМ СССР, затем избран секретарем ЦК КПСС и председателем комитета партийно-государственного контроля, совмещая его с должностью заместителя председателя Совета министров СССР.

"Он сосредоточил немалую власть в одних руках, учитывая и то, что КГБ при СМ СССР возглавил его ближайший соратник по комсомолу В.Е. Семичастный, а отдел административных органов ЦК КПСС – [Николай Романович] Миронов, с которым у Шелепина сложились добрые отношения в период работы в КГБ", – вспоминал Бобков.

Вокруг Шелепина, как бывшего комсомольского лидера, сложилась группа молодых комсомольских руководителей, поднявшихся на волне прихода к власти Леонида Брежнева. Молодые люди восхваляли Шелепина, "железного Шурика", что вызвало настороженность старшего поколения.

Шелепина называли "железным Шуриком" по аналогии с "железным Феликсом" (Дзержинским). Аналогия возникла не случайно. Шелепин был убежденным сталинистом, сторонником жесткого курса во внешней и внутренней политике. Именно это обстоятельство настораживало Брежнева и его окружение, опасавшееся новых чисток при очередной смене руководства страны. 

Имеется немало свидетельств того, что в период смещения Хрущева кандидатура Брежнева рассматривалась как временная. Основным претендентом на высшую партийную должность в стране, по мнению многих, был Шелепин.

В числе людей, близких к Шелепину, был Сергей Павлов, сменивший его на посту первого секретаря ЦК ВЛКСМ. Павлов, так же как и Шелепин, был сталинистом и русским националистом. "Шелепинцы" являли собой идейно сплоченную группу видевших дальнейшее развитие страны на путях прославления Сталина и его деяний и на этой идеологической основе – построения мощной милитаристской державы.

"В бытность свою первым секретарем ЦК ВЛКСМ Сергей Павлов отличался жесткостью и крайним, даже по меркам партийной элиты того времени, консерватизмом. Он сплотил вокруг себя убежденных русских националистов и дал старт зарождению Русской партии", – писал один из авторов "Русского журнала" в статье "На идеологическом посту: 1960-е" (№4 за 2008 год).

Одним из ярых сторонников Павлова был Валерий Ганичев, в середине 1960-х годов работавший заместителем главного редактора издательства ЦК ВЛКСМ "Молодая гвардия". В 1968 году Ганичев стал директором издательства и оставался на этом посту до 1978 года, пока не был переведен на должность главного редактора "Комсомольской правды". Там же, в "Молодой гвардии", работал поэтом сын Филиппа Бобкова.

"Павлов был одним из самых заметных антизападников среди высокопоставленных чиновников, – писал Николай Митрохин в статье "Русская партия" на страницах журнала "НЛО: независимый филологический журнал" в 2001 году (№48). – Разделявшие его взгляды руководители и сотрудники ЦК ВЛКСМ образовали "павловскую группировку", действовавшую в 1960-е годы. Постоянными составляющими идеологии группировки были радикальное антизападничество, преклонение перед "государственником" Сталиным, антисемитизм и романтическое отношение к отечественной истории".

Один из участников "павловской группировки" Николай Месяцев вспоминает:

"Когда нас всех разогнали, нам часто говорили: не может быть, чтобы у вас не было организационной спайки. Но ее не было, мы всегда оставались просто друзьями и единомышленниками... Часто собирались у меня на даче. Но не было разговоров, что надо Брежнева свергать и ставить Шелепина. Хотя были и среди нас дурачки, которые, поддав, вставали на стул и кричали: "Да здравствует Шелепин!"... Но мы не говорили о том, что он должен занять место первого".

Журнал "Кто есть кто", №5, 2003 год

Николай Месяцев родился в 1920 году в городе Вольск Саратовской губернии. В 1941 году закончил Военно-юридическую академию Красной армии. После завершения образования проходил службу в особых отделах НКВД, а затем в Главном управлении СМЕРШ, возглавляемом Виктором Абакумовым. С 1946-го по 1952 год – в органах комсомола на должностях инструктора, ответственного организатора ЦК ВЛКСМ, второго секретаря ЦК ЛКСМ Молдавской ССР, заместителя заведующего организационным отделом ЦК ВЛКСМ. В 1953 году переведен по распоряжению Сталина в МГБ СССР. С 1955-го по 1959 год вновь в ЦК ВЛКСМ – завотделом пропаганды, секретарь ЦК.


Николай Месяцев. Фото: wikipedia.org
Николай Месяцев. Фото: wikipedia.org


В 1959–1962 годах – Месяцев – первый заместитель общества "Знание". В 1962–1963 годах – советник-посланник посольства СССР в Китае, в 1963–1964 годах – заместитель заведующего отделом ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран (руководил отделом Андропов). В 1964 году возглавил Госкомитет по телевидению и радиовещанию СССР. В 1970 году был смещен с должности как член группы Шелепина. С 1970-го по 1972 год – чрезвычайный и полномочный посол СССР в Австралийском Союзе. С 1972 года – старший научный сотрудник, завотделом Института научной информации АН СССР. С 1989 года – на пенсии.

В марте 1965 года в Монголии с дружеским визитом находилась партийно-правительственная делегация СССР во глава с Шелепиным. В числе членов делегации был глава Гостелерадио СССР Месяцев. По воспоминаниям жены генерального секретаря ЦК Монгольской НРП Юмжагийна Цэдэнбала Анастасии Ивановны Филатовой во время ужина в их доме Месяцев, указывая на Шелепина, кричал: "Вот будущая величина!" По мнению Филатовой, "возможно, посол или офицер спецслужб проинформировал свое руководство".

Бобков поддерживал с Месяцевым доверительные отношения, как с руководителем ведомства, курируемого его подразделением. Кроме того, Месяцев был знаком с генералом Питоврановым, который во время работы Месяцева в Китае в качестве посла был старшим советником КГБ по вопросам безопасности при министерстве общественной безопасности КНР. Именно Месяцева имел в виду Бобков, говоря: "Ребята, собираясь, пореже провозглашайте желание выпить "за Шурика".

После того как Шелепин был переведен на должность председателя ВЦСПС, его бывшие ближайшие сторонники также вынуждены были поменять места работы. В частности, Сергей Павлов возглавил Госкомспорт СССР.

Виктор Гостев

Павлов и Бобков были хорошо знакомы, начиная с Всемирного фестиваля молодежи 1962 года, который проходил в Хельсинки (Финляндия), где Бобков возглавлял оперативную группу КГБ. Он пристроил на службу в 5-е управление, которым руководил, близкого бывшему первому секретарю ЦК ВЛКСМ Павлову начальника административно-хозяйственного отдела главного комсомольского штаба Виктора Тимофеевича Гостева.

Гостев был зачислен на службу в КГБ по партийному набору и назначен на должность заместителя начальника 1-го отдела 5-го управления КГБ с присвоением ему воинского звания подполковник. Отдел этот курировал научную (целый ряд гуманитарных академических институтов) и творческую интеллигенцию (союзы архитекторов, художников, композиторов и писателей), а также Гостелерадио СССР, Госкино СССР и Госкомспорт СССР.

Довольно быстро Гостев стал посмешищем в чекистском коллективе за глупость и элементарную неграмотность. Как легенда пересказывалась история, когда Гостев взялся править документ, где указывалось об изъятии порнографических материалов у одного из объектов оперативной заинтересованности. Вальяжно развалившись в кресле, нарочито говоря в нос и растягивая слова, он изрек фразу, ставшую в стенах 5-го управления исторической: "Если на изображении двое, значит, пара, потому и пишется парнография, а не порнография. Ну прямо как дети..."

Руководители оперативных подразделений должны были встречаться совместно с подчиненными им оперативными работниками – как с агентурой выдающейся, так и с той, которая работала недостаточно активно. На каждого агента велось два дела. Одно из них называлось "Личное дело", которое содержало установочные данные на завербованного, материалы, закрепляющие вербовку, характеризующие агента материалы. Другое имело название "Рабочее дело", в котором концентрировались исключительно материалы, представленные агентом в качестве информации. О наличии указанных дел агентам никогда и ни при каких условиях не сообщалось.

Отправившись однажды на контрольную встречу (так назывались совместные встречи с агентом оперработника и его руководителя), подполковник Гостев первым же делом заявил агенту: "Ознакомился я с вашими личным и рабочим делами. Возможности у вас хорошие, а работаете вы неэффективно". От сотрудничества с Гостевым после этой встречи агент в категорической форме отказался, а был он крупным ученым-экономистом.

Отличался Гостев в другом – в доставании всего и вся, прежде всего различного спортивного инвентаря из Госкомспорта СССР, которым руководил его бывший шеф. Естественно, все получалось бесплатно, так как предназначалось спортсменам, членам сборных команд СССР. А были это, конечно же, не гимнастические тапочки, а дорогостоящее горнолыжное снаряжение, велосипеды, тренажеры и прочее. Добывали все, что требовалось Гостеву, сотрудники 1-го отделения 1-го отдела 5-го управления КГБ – старший оперуполномоченный майор Анатолий Смазнов и оперуполномоченный старший лейтенант Владимир Лавров. Старался Гостев не столько для себя, сколько для отцов-командиров, коими были заместитель начальника 5-го управления КГБ генерал Виктор Никашкин, ну и, естественно, сам Бобков.

Так, что у "павловских" русистов поддержка была со стороны сотрудников 5-го управления КГБ неплохой. Правда, не так долго довелось Гостеву почудить на оперативной ниве. Несмотря на подношения, уж слишком очевидна была его профессиональная непригодность. Подполковника Гостева отправили на генеральскую должность в социалистическую Болгарию в качестве представителя КГБ СССР. Но с мирными "братушками" Гостев быстро рассорился, и его вернули в Союз на должность заместителя председателя центрального совета ВДСО "Динамо", где он и завершил свою чекистскую карьеру. Генералом он так и не стал.

Довольно скоро после отбытия Гостева в Болгарию в 1-м отделе 5-го управления КГБ СССР появился еще один бывший комсомолец, так же как Гостев по партийному набору направленный для службы в госбезопасности. Был им бывший первый секретарь Красноярского обкома комсомола Александр Карбаинов.

Генералом Карбаиновым с подачи Никандрова на службу в управление "З" КГБ СССР был устроен сын писателя-русиста Анатолия Иванова, автора известных романов "Вечный зов" и "Тени исчезают в полдень". Оказался он, правда, не в "литературной группе", а в отделе, который разрабатывал диссидентов.

Знаменит он в управлении стал не благодаря своему отцу, а курьезному случаю. В конце 1980-х в Москве, как и в целом по стране, резко ухудшилась криминогенная обстановка. В связи с этим оперативный состав и их руководители ставили вопрос перед начальником управления "З" генерал-лейтенантом Евгением Федоровичем Ивановым, бывшим однофамильцем писателя Иванова, о разрешении ношения личного оружия оперативным составом, прежде всего при проведении острых чекистских операций, таких как обыск и арест.

Крайне осторожный Иванов однажды такое разрешение дал, при этом подчеркнул начальнику отдела Булату Имамбаеву, что разрешает взять на операцию личное оружие самому надежному из числа офицеров. Надежным оказался сын писателя Иванова. Вечером того же дня, по завершении операции, самый надежный, находясь во хмелю, прострелил лицо своему соседу по лестничной площадке, офицеру советской армии.

Вячеслав Кочемасов

Официальной целью создания российского патриотического клуба "Родина" была заявлена охрана памятников истории и культуры. Основателями клуба выступили архитектор-реставратор Петр Барановский, энтузиаст защиты от разрушений старинных церквей и монастырей, за что он был репрессирован в 1933 году, и художник Илья Глазунов. "Одной из важнейших задач клуба, – писал спустя годы Глазунов, – была пропаганда отечественного культурного и исторического достояния, привлечения как можно большего числа людей к его защите от окончательного большевистского разгрома... Эти люди стали основной ударной силой нашего нового для тех лет патриотического движения".

Однако в 1968 году советское правительство, напуганное событиями в Чехословакии, запретило деятельность клуба "Родина", которая приобретала все более откровенно националистический характер. Однако к этому времени эстафету перехватили другие еще более радикальные и мощные националистические организации, прежде всего ВООПИиК и "Русский клуб".

"Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры" (ВООПИиК) было учреждено еще в 1965 году как республиканская общественная организация. Непосредственным инициатором ее создания выступили заместитель председателя Совета министров РСФСР Вячеслав Кочемасов, ставший первым председателем ВООПИиК, писатель Леонид Леонов, художники Павел Корин и Николай Пластов, композитор Георгий Свиридов, директор Эрмитажа Борис Пиотровский, академики АН СССР Игорь Петрянов-Соколов и Борис Рыбаков.

К началу 1980 года, по данным официальной статистики, в РСФСР было образовано 1936 районных и городских отделений и 92 400 первичных организаций ВООПИиК. В период расцвета общества, пришедшийся на 1970–1980-е годы, оно являлось одной из самых массовых советских организаций и насчитывало в своих рядах более 10 млн человек.


Вячеслав Кочемасов. Фото: wikipedia.org
Вячеслав Кочемасов. Фото: wikipedia.org


Вячеслав Кочемасов родился в 1918 году в селе Гагино Нижегородской губернии. В 1941 году окончил Горьковский институт инженеров водного транспорта. Секретарь комитета комсомола Горьковского института инженеров водного транспорта.

С 1942-го по 1948 год – 1-й секретарь Свердловского районного комитета ВЛКСМ (г. Горький), с 1948-го по 1954 год – заместитель председателя, председатель Антифашистского комитета советской молодежи, секретарь ЦК ВЛКСМ, советник посольства СССР в ГДР (1955–1960), заместитель заведующего отделом МИД СССР (1960–1961), заместитель председателя Государственного комитета СМ СССР по культурным связям с зарубежными странами (1961–1962), заместитель председателя СМ РСФСР (1962–1983), с 1966 года совмещал эту должность с работой председателя президиума центрального совета ВООПИиК, чрезвычайный и полномочный посол СССР в ГДР (1983–1990), кандидат в члены ЦК КПСС (1963–1983), член ЦК КПСС (1983–1990).

В период работы в ГДР в 1950-е годы Кочемасов находился в тесном контакте с генералом Питоврановым, который в эти же годы руководил аппаратом уполномоченного КГБ при министерстве государственной безопасности ГДР. Умевший устанавливать деловые связи генерал Питовранов сохранил с Кочемасовым близкие отношения на долгие годы. Следует также отметить, что Госкомитет СМ СССР по культурным связям с зарубежными странами с момента создания активно использовался советскими спецслужбами для поиска людей, могущих представлять для них интерес из числа эмигрантов и иностранных граждан. В частности, с 1957-го по 1960 год заместителем заведующего латиноамериканским отделом госкомитета работал Иосиф Григулевич, один из легендарных нелегалов советской внешней разведки.

В 1968–1969 годах в составе ВООПИиК на базе секции по комплексному изучению русской истории и культуры действовал "Русский клуб" – негласное объединение национальной русской интеллигенции. Клуб возглавляли писатели Дмитрий Жуков и Сергей Семанов.

Дмитрий Жуков родился в 1927 году в городе Грозный. В 1947 году окончил Киевское военное училище связи. С 1949-го по 1954 год проходил обучение в Военном институте иностранных языков, по окончании которого до 1960 года проходил службу в Генштабе ВС СССР. В 1964 году окончил Высшие сценарные курсы. Принимал участие в создании Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. В 1973 году совместно с режиссером Борисом Карповым снял по заказу Политбюро ЦК КПСС и КГБ СССР антисемитский фильм "Тайное и явное" (рабочее название фильма: "Империализм и сионизм").

Словом, ВООПИиК, под руководством старого друга Питовранова Кочемасова, у которого в числе ближайших помощников был кадровый офицер советской военной разведки ГРУ Жуков, ставший впоследствии агентом 1-го отдела 5-го управления КГБ СССР, целенаправленно занимался взращиванием русского национализма. Поэтому Жукову и были поручены съемки документального фильма антисемитской направленности "Тайное и явное". Режиссером фильма, также по заданию КГБ, выступил агент 4-го отдела 5-го управления КГБ Борис Карпов, был режиссер-документалист, основатель киностудии "Отечество" и направления, получившего название "православное кино".

Михалковы и Кончаловские

Сергей Михалков родился в 1913-м и умер в 2009 году в Москве. По линии отца он был выходцем из дворянского рода Михалковых. В течение нескольких лет жил в Пятигорске, в 1933 году возвратился в Москву, стал внештатным сотрудником отдела писем газеты "Известия", главным редактором которой в тот период был Николай Бухарин.

Молодой и шустрый литсотрудник важной газеты приглянулся ГПУ-НКВД, выискивающему врагов народа. Дав согласие на сотрудничество и честно сотрудничая, Михалков начал печататься в центральных советских органах. Его стихи, исполненные советского патриотизма (о дворянском происхождении до поры нужно было забыть), публиковались в журналах "Огонек", "Пионер", "Прожектор" и в газетах "Правда", "Известия" и "Комсомольская правда".

В возрасте 23 лет Сергей Михалков женился. Избранница была на десять лет его старше, успела побывать замужем. Была из знаменитой семьи. Отцом жены Михалкова Натальи Кончаловской был известный художник Петр Кончаловский, а ее дедом был художник Василий Суриков. До брака с Михалковым Кончаловская от первого мужа родила девочку, которую назвала Екатериной.


Сергей Михалков с сыновьями Никитой и Андреем
Сергей Михалков с сыновьями Никитой и Андреем. Фото: 24smi.org


Не только Сергей Михалков трудился во благо безопасности СССР. К этой же деятельности был приобщен его родной младший брат Михаил, тоже родившийся и умерший в Москве. Писатель, поэт, прозаик, публицист, Михаил печатался под псевдонимом Михаил Андронов и Михаил Луговых. Перед войной он закончил спецшколу НКВД, служил в особом отделе 79-го погранотряда в Измаиле. В 1941 году попал в плен. Бежал.

В качестве партизана-разведчика снабжал советские войска информацией о немецких воинских соединениях. Весной 1945 года в форме рядового германской армии перешел к своим, был обвинен в сотрудничестве с германской разведкой и осужден на пять лет лишения свободы. В 1956 году был реабилитирован. За участие в Великой отечественной войне был награжден тремя орденами и 12 медалями. В интервью корреспонденту газеты "Комсомольская правда" (8 сентября 2006 года) Михаил Михалков рассказывал, что брат "Сергей пошел на прием к Берии – хлопотать за брата. Меня выпустили...".

В 23-летнем возрасте Наталья Кончаловская вышла замуж за чекиста Алексея Богданова. Его брат Петр был крупным советским функционером, в 1920-е годы возглавлял внешнеторговую организацию "Амторг". Под прикрытием этой организации Алексей Богданов с Натальей Кончаловской отправились в США, где и оформили свой брак (Богданов развелся посредством переписки с прежней женой).

Командирован Богданов был в американский город Сиэтл. Официальной целью командировки была подготовка контракта на постройку китобойных судов для СССР. Действительной же целью командировки было создание советской разведывательной сети в Сиэтле, месте расположения крупнейшей военно-морской базы Тихоокеанского флота США, крупнейших верфей, где строились военные корабли и, кроме того, располагался завод по производству самолетов фирмы Boeing.

Однако по инициативе Кончаловской брак был расторгнут. В 1936 году Кончаловская вышла замуж за Сергея Михалкова. Крестным отцом Натальи Кончаловской был выдающийся скульптор Сергей Коненков. К началу 1920 годов Коненков стал признанным мастером. Его работы получили широкую известность не только в России, но и за ее пределами, где его называли "русским Роденом". В 1922 году он повторно женится. Новой избранницей его стала дворянка по происхождению Маргарита Воронцова. Как писал скульптор в своем дневнике: "Маргарита была так прекрасна, что показалась мне творением какого-то неведомого художника".

В 1923 году в Нью-Йорке должна была состояться художественная выставка русского и советского искусства. Для участия в ней в США был командирован Коненков с супругой.

До 1933 года США не признавали СССР и в Соединенных Штатах отсутствовали дипломатические представительства Советского Союза, под прикрытием которых могли действовать резидентуры советских разведывательных органов. Супруги Коненковы были отправлены в США с целью создания агентурной сети для советской разведки.

В 1924 году в Нью-Йорке по инициативе Ленина американцем Армандом Хамером было создано акционерное общество с участием советского капитала, которое осуществляло посреднические функции при совершении экспортно-импортных операций советскими внешнеторговыми организациями и американскими компаниями. Названа эта структура была "Амторг". В Москве располагалось генеральное представительство "Амторга" – "Совторг".

С момента создания "Амторга" эта организация стала базовой в деятельности внешней разведки СССР того периода времени – Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ и военной разведки Красной Армии на территории США. Штат "Амторга" состоял исключительно из советских граждан, которые преимущественно являлись сотрудниками внешней и военной разведок.

Разведчики, действовавшие под прикрытием "Амторга", занимались добыванием технологических секретов в американских компаниях и осуществляли поставки в СССР продукции предприятий США, не разрешенных к экспорту в Страну Советов. Вряд ли является случайным практически одновременный приезд в США Натальи Кончаловской с мужем-разведчиком и сотрудником "Амторга" и ее крестного отца скульптора Коненкова с женой Маргаритой, которой советской разведкой был присвоен псевдоним Лукас.

В Нью-Йорке Коненковы создали богемный салон, который с удовольствием посещали представители элит США. Хозяин – скульптор Коненков – играл на гармошке и обильно угощал гостей за резным деревянным баром собственного производства. Молодая красивая жена Маргарита была радушной и любезной хозяйкой.

Аналогичный салон действовал за многие тысячи миль от Нью-Йорка в штате Вашингтон, в городе Сиэтл, где жила крестница Сергея Коненкова Наталья Кончаловская со своим мужем разведчиком Алексеем Богдановым. Она также была мила с многочисленными гостями, а муж занимал их игрой на фортепиано.

Двадцать два долгих года провели в США супруги Коненковы. Маргарите (Лукас) удалось влюбить в себя выдающегося физика Альберта Эйнштейна и через его посредство познакомиться с руководителем американского "манхэттенского" проекта по созданию атомной бомбы Робертом Оппенгеймером и его супругой Кэтрин. Бывший начальник 4-го (диверсионно-разведывательного) управления НКВД-НКГБ генерал-лейтенант Павел Судоплатов в своей автобиографической книге "Спецоперации. Лубянка и Кремль" писал об этом следующее:

"Жена известного скульптора Коненкова, наш проверенный агент, действовавшая под руководством Лизы Зарубиной, сблизилась с крупнейшими физиками Оппенгеймером и Эйнштейном в Принстоне. Она сумела очаровать ближайшее окружение Оппенгеймера. После того как Оппенгеймер прервал связи с американской компартией (сделано это было также по настойчивой рекомендации советской разведки с тем, чтобы не привлекать внимание ФБР, следящего за членами компартии США), Коненкова под руководством Лизы Зарубиной и сотрудника нашей резидентуры в Нью-Йорке [Павла] Пастельняка [оперативный псевдоним, которым он подписывал шифровки в центр] (Лука) постоянно влияла на Оппенгеймера и еще ранее уговорила его взять на работу специалистов, известных своими левыми убеждениями, на разработку которых уже были нацелены наши нелегалы и агентура".

По возвращении в Москву в 1945 году Коненков получил большого размера мастерскую в престижном доме на улице Горького. В этом же доме Коненковым была предоставлена квартира. Оставшиеся годы их жизни они проводили в тесном общении с семьей Сергея Михалкова.

Юлиан Семенов

Мужем дочери Натальи Кончаловской и падчерицы Сергея Михалкова, Екатерины, был Юлиан Семенов.

Юлиан Семенов (Ляндрес) родился в 1931 году. Его отец – Семен Ляндрес с 1930 года работал в Высшем совете народного хозяйства (ВСНХ) и Наркомате тяжелой промышленности, одно время был помощником наркома тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе. В середине 1930-х годов был приглашен Бухариным, главным редактором газеты "Известия", на должность ответственного секретаря и заместителя главного редактора.

В начале 1940-х годов, уже после ареста и расстрела Бухарина, вновь работал ответственным секретарем и заместителем главного редактора газеты "Известия". В 1942 году был арестован на несколько месяцев. В 1952 году был вновь арестован и осужден на восемь лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ). Его сын Юлиан бесстрашно добивался освобождения отца. И в 1954 году Семен Ляндрес был освобожден. Вернулся из заключения инвалидом. В конце 1950-х годов работал заместителем директора Гослитиздата, в 1960-е годы – заместителем главного редактора журнала "Вопросы литературы".


Юлиан Семенов и его отец . Фото: юлиан-семенов.рус
Юлиан Семенов и его отец Семен Ляндрес. Фото: юлиан-семенов.рус


Юлиан Ляндрес в 1948 году поступил в Московский институт востоковедения. За активную защиту отца был исключен из комсомола и отчислен с пятого курса института. Завершить образование смог только после смерти Сталина. Преподавал в МГУ язык пушту и одновременно учился на историческом факультете.

Начиная с 1955 года в различных центральных изданиях стали появляться произведения неизвестного ранее автора Юлиана Семенова. Это был псевдоним, выбранный Юлианом Ляндресом в честь своего горячо любимого отца. Первые публикации Юлиана Семенова увидели свет в авторитетных советских печатных органах: "Огонек", "Правда", "Комсомольская правда", "Литературная газета" и "Смена".

В МГУ имени Михаила Ломоносова, в котором преподавал Юлиан Семенов, обучались студенты разных стран мира. За ними, как и за профессорско-преподавательским составом и советскими студентами, бдительно присматривали чекисты. Молодой, энергичный и эрудированный, к тому же чрезвычайно контактный преподаватель редкого языка пушту, с репрессированным отцом, вполне обоснованно заинтересовал госбезопасность. Человек авантюрный, жаждущий многое увидеть и познать, Юлиан Семенов не отверг их предложение стать агентом и отправиться в Афганистан.

В 1959 году Юлиан Семенов ступил на афганскую землю, где он только не побывал, выполняя сложнейшие задания советской разведки. Кроме Афганистана, Юлиан Семенов работал в Испании во времена правления генерала Франко, в Чили, когда у власти был социалист Альенде, в Парагвае, когда там правил диктатор генерал Стреснер, во Вьетнаме и Лаосе, где был свидетелем партизанской войны. Обо всем увиденном он увлекательно писал, но лишь незначительная часть написанного увидела свет. Большая часть оседала в архивах советских спецслужб.

Юлиана Семенова читал и любил Андропов. Генерал-майор Вячеслав Кеворков вспоминает:

"Андропов был человеком одиноким. Все в политбюро его побаивались, видя в нем человека с сильным интеллектом. Как только он пришел в КГБ, первое, что я от него услышал: "C интеллигенцией нельзя ссориться – она формирует общественное мнение". Юлиана он очень любил. Читал. Их идеи совпадали. Разведка занимала в их отношениях незначительное место. Для Андропова был очень ценен и важен общеполитический взгляд Семенова".

Вячеслав Кеворков родился в 1924-м в Москве. Окончил Военный институт иностранных языков. После капитуляции нацистской Германии работал в Берлине переводчиком Союзнической военной администрации. В 1950 году был зачислен на службу в МГБ. Службу проходил во Втором главном управлении (ВГУ), которое возглавлял генерал Питовранов. В ВГУ руководил 7-м отделом, курировавшим МИД СССР и разработку иностранных журналистов, аккредитованных при нем.

Писатель Леонид Млечин (приемный сын Виталия Сырокомского) ошибочно причисляет 7-й отдел и его многолетнего начальника Кеворкова к 5-му управлению КГБ СССР. В действительности в 5-м управлении не было отдела, который курировал журналистов, за исключением редакции "Литературной газеты", органа Союза писателей СССР, курировавшейся 1-м отделом 5-го управления, а также редакции газеты "Советский спорт" и федерации спортивных журналистов при управлении пропаганды Госкомспорта СССР, курировавшихся 11-м отделом 5-го управления КГБ СССР.

Юлиан Семенов трудился не только во благо советской разведки. Прежде всего, он представлял интерес для группы Питовранова – Бобкова – Иванова. Еврей по национальности, с репрессированным отцом, но при этом знающий языки – лучшего агента для проникновения в "сионистские центры" было трудно придумать. Генералы госбезопасности всерьез верили в существовании международного еврейского заговора и, сколько могли, вели с этим призраком войну.

Виталий Сырокомский, прошедший большую жизненную школу в партийных органах и советской журналистике, тянувший много лет на своих плечах "Литературку" вместо "свадебного генерала" члена ЦК Чаковского, писавшего свою бездарную "Блокаду", в своих воспоминаниях рассказывал, как писатели-агенты помогали КГБ решить проблему создания зарубежных корреспондентских пунктов, где под прикрытием журналистов работали советские разведчики. Сырокомский поддерживал прямой оперативный контакт с генералом Абрамовым. Абрамов давал указания начальнику 1-го отдела полковнику Пассу Смолину. Тот переадресовывал указания начальнику 2-го отделения подполковнику Владимиру Струнину, подчиненные которого готовили по этому вопросу "записку в комитет" – так назывались записки руководству КГБ.

Имея всю эту необходимую документацию, согласованную 5-м управлением КГБ с ПГУ КГБ, Андропов был в целом готов к решению вопроса, но КГБ не хотел выступать первым с инициативой, так как требовались немалые средства в иностранной валюте для оплаты содержания корпунктов, труда корреспондентов и пребывания их семей. Зная о том, что вопрос уже проработан, Сырокомский настоял, чтобы Чаковский позвонил Андропову. Сырокомский вспоминает:

"На другой день на конспиративной квартире КГБ в центре столицы состоялась "встреча в верхах". Начальник 1-го Главного управления КГБ... Крючков, его первый заместитель Иванов, Чаковский и я. В принципе все обговорили, товарищи из внешней разведки согласились с моей постановкой вопроса: для ЛГ нужны особые материалы, писательского уровня, иначе чекисты [засевшие в корпунктах под видом журналистов] сразу засветятся... Помню, как "пробил" себя в собкоры известный писатель и мой давний друг Юлиан Семенов, любимчик Андропова. Пришел ко мне в редакцию и заявил, что хочет два-три года поработать в Центральной Европе, в основном в ФРГ, в качестве собкора "Литгазеты". Я ответил, что одному мне такой вопрос не решить. "А что делать?" Я глазами показал, что надо звонить по "вертушке", и погладил плечи [погоны]. Он сразу все понял. Снял трубку: "Юрий Владимирович! Это Юлиан вас беспокоит. Вот какое дело..." Разговор продолжался минут 10. Сияющий Юлиан радостно сказал: "Старичок! Все уладил. Еду! Отправляй записку в ЦК". Я написал [записку в ЦК] и на всякий случай позвонил первому заму Крючкова... Тот не возражал".

Виталий Сырокомский. "Загадка патриарха"

Конечно, писали о чекистах и до Юлиана Семенова, например Теодор Гладков. Но зачинателем нового течения в приключенческой литературе явился все же, безусловно, Юлиан Семенов. Его предшественник Теодор Гладков "дружбы" с чекистами тоже не избежал.

С 1950-х годов он сотрудничал с ними под псевдонимом Овод (такой претенциозный псевдоним он себе выбрал). С помощью агентурных отношений он прикоснулся к архивам госбезопасности и стал писать соответствующие произведения о "чистых" и "непорочных". Правда, с агентурным прошлым ему пришлось расстаться не по своему желанию.

В начале 1970-х годов службой почтового контроля КГБ (ПК) оперативно-технического управления КГБ было перехвачено письмо, адресованное Гладковым (Оводом) одной из своих приятельниц в Москве. Служба ПК четко отслеживала почтовые отправления, посылаемые в пределах одного населенного пункта, пытаясь таким образом выявить прежде всего переписку агентуры спецслужб зарубежных стран.

Неожиданно для себя певец спецслужб Гладков попал под повышенное внимание со стороны своих кураторов. Из письма следовало, что Гладков являлся приверженцем группового секса, да еще и сопровождаемого так называемым "золотым дождем". В стране, где "секса не было", открытие такого рода в отношении многолетнего агента было из ряда вон выходящим явлением.

Последовал негласный обыск на квартире Гладкова. Были обнаружены фотопленки соответствующего содержания. Одной из пикантных их особенностей являлось многократное изображение обнаженного женского тела, с надписями темным красителем на эрогенных зонах – Тео. Перепуганный Никандров, который работал с Гладковым, поспешил от него избавиться. Так агент Овод бесславно закончил свою агентурную жизнь.

Предыдущая часть опубликована 30 сентября. Следующая выйдет 14 октября.

Все опубликованные части книги Владимира Попова "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ" можно прочитать здесь.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook