Клуб читателей
ГОРДОН
 
ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Мир искусства остался на уровне средневековья и барокко – мужским

Этот материал можно прочитать и на украинском языке

Год назад в Лос-Анджелесе открыли громадный частный музей современного искусства The Broad (назван в честь филантропа Илая Брода, который дал на него деньги). Прошел год, а попасть в него до сих пор так же непросто, как и в первую неделю после открытия.

Музеи современного искусства по всему миру – это место-праздник. Здесь и зрелище, и еда, здесь можно увидеть и даже потрогать что-то новое, почитать длинные пояснения, выпить кофе. Это модно и престижно. Причем как для отдельного посетителя, так и для мецената, который построил этот музей. Престижно это и для города и даже страны, поскольку сегодня, как никогда, великие мира сего меряются не только вооружением, но и коллекциями искусства. Та страна сильнее, где больше внимания уделяют ремеслам и искусству во всех его проявлениях.


Музей The Broad. Фото из личного архива Зои Скоропаденко
Музей The Broad. Фото из личного архива Зои Скоропаденко


А еще обычно музеи современного искусства – это прикольная архитектура с прекрасными видами на местность. То есть можно еще и сделать прекрасные фотографии, увидеть город с другого ракурса. Здесь можно уйти от реальности и перенестись в мир нового и креативного, забыться на пару часов. Поэтому сотни людей стоят в очередях под музеями по всему миру, чтобы хоть глазком попасть в этот волшебный другой мир.

Я не любитель стояний в очереди. В общем, в The Broad я так и не попала. Но, перейдя дорогу, зашла в еще один музей современного искусства Лос-Анджелеса – MOCA.

Здесь проходит выставка бразильской художницы итальянского происхождения Анны Марии Майолино. Я не слышала этого имени, не была знакома с ее творчеством. Очень интересный художник. Особенно ее бумажные геометрические минималистические работы 70-х годов. Напоминает работы итальянского художника Люцио Фонтано, только женский вариант. Если Фонтано нещадно кромсал полотно ножом, то Майолино осторожно надрезает бумагу и аккуратно ее сшивает. Прекрасные работы!


Работы Анны Марии Майолино из серии "За линией". Фото из личного архива Зои Скоропаденко
Работы Анны Марии Майолино из серии "За линией". Фото из личного архива Зои Скоропаденко


Воодушевленная вышла из музея, вызвала Uber. Приехал "Шевроле", за рулем девушка. Разговорились. Речь зашла о женских профессиях.

Я очень не люблю делить профессии на женские и мужские, но как-то поневоле к этому приходишь. Вот, например, водитель такси – это мужская профессия или женская? На практике 99% водителей обычного такси – мужчины. А вот статистика водителей Uber показывает, что с каждым годом водителей женщин все больше и больше.

Художник – это мужская или женская профессия? Cудя по многочисленным спискам "Cто великих художников всех веков и народов" – мужская.

Хотя, если посмотреть на выставки в музеях по всему миру сегодня, выставки художниц проводят все больше и больше, и они все популярнее и популярнее. Единственный нюанс, обычно это выставки художниц, которые уже перешли в мир иной или почти уже там, а их работы уже попали в раздел редких музейных экспонатов благодаря одиноким и редким ценителями, а иногда и просто благодаря другим художникам, которые поддерживали талантливых и упорных дам. Быть и существовать от плодов своего труда в качестве художника во все времена было вызовом.

А как же дела у наших современниц? Нет, их не стало меньше, их, наоборот, стало больше. В любой арт-коммуне, в арт-резиденции в любой точке мира вы встретите массу женщин-художников. Их количество сегодня возможно даже тождественно мужскому.

Но в это же время,  если судить по спискам художников, с которыми на данный момент имеет дело самый крупный арт-дилер мира американец Лари Гагосян, – 23 мужчины и три женщины. Мир искусства остался на уровне средневековья и барокко – мужским.

Можно, конечно, сказать, что по одному галлеристу не судят. Вот еще один пример – второй крупнейший в мире дилер австриец Тадеуш Ропач: из 60 его художников только шесть женщин.

99% водителей такси – мужчины. Но пользование Uber показывает, что дело не в том, какого ты рода и племени. Видимо, есть что-то общее у таксистов и художников.

Мой следующий водитель Uber оказался бывшим таксистом. Он ушел из такси, так как Uber дал ему возможность не быть связанным невидимыми узами с владельцем конторы, зависеть от любви диспетчера и не чувствовать ненависти пассажиров из-за лишнего круга вокруг гостиницы ради лишней копейки.

Почему в такси и на арт-рынке работают только мужчины? Цитата из Википедии: "Это объединения групп, имеющих общую организацию, структуру, кодекс поведения, членство и которые работают на определенной территории". Они завязаны на большом количестве посредников: на перекупщиках, диспетчерах, дилерах, галлеристах, аукционах и так далее.

Я процитировала часть статьи в Википедии о мафии.

Uber удалось подорвать устои мафиозных структур такси и сделать параллельный, легкий, удобный мир частных водителей, где ты сам себе хозяин. И неважно, какого ты пола ни Uber, ни пассажирам. Uber превратил невозможное в реальность, открыл мир такси всем и в него зашли женщины.

Так что же сможет разрушить эту забитую накрест дверь в мир профессионального искусства?

Я думаю, что раритетность. Благодаря музейному признанию женщин-художников очень скоро дилеры начнут охоту и за их работами, и так как поначалу они еще редкость, то естественно, ценник на них будет дороже. А это то, что очень нравится галлеристам.

Так что скоро и на нашей улице настанет праздник. Я надеюсь.

Источник: "ГОРДОН"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
24 сентября, 2017 18.42
3 февраля, 2016 12.30  
1 июня, 2016 13.55  
21 июля, 2016 07.35
 
 
 
 

Свежие блоги