Клуб читателей
Гордон
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Чем закончится Майдан? 10 прогнозов от Кравчука, Ющенко, Лимонова, Немцова, Хрущева, Буковского, Калугина, Мироненко и Ослунда

Как будут развиваться события, чем закончатся протесты в Украине и сколько они могут продолжаться? Gordonua.com спросил это у десяти деятелей, которым не понаслышке известны правила игры в большой политике.

Акции протеста на Майдане начались в ноябре 2013-го, а в январе 2014 года произошли столкновения протетующих с милицией на улице Грушевского
Акции протеста на Майдане начались в ноябре 2013-го, а в январе 2014 года произошли столкновения протетующих с милицией на улице Грушевского
Фото: Александр Хоменко / gordonua.com
Александр КОВАЛЬЧУК
Редактор

В годы советского застоя по радио часто крутили песню с навязчивым припевом: "Есть у революции начало, нет у революции концаа-ааа!…". Сегодня этот задорный и пафосный рефрен забытой агитки стал актуальным как никогда. Какими бы искушенными ни были наши собеседники, далеко не каждому из них удалось выйти из области риторики в область конкретики: это лишний раз подтверждает, что сложная ситуация требует осознанного и быстрого решения.

Первый президент Украины (1991–1994), политический деятель.

Все кризисы в мире обязательно чем-то заканчиваются.  Я думаю, что и наш кризис все-таки закончится мирным путем. Конечно, у опасений есть под собой основание. Вооруженные группы… вот сегодня еще раз проанализировал ситуацию на Майдане. "Правый сектор", "афганцы" – люди, которые могут постоять за себя и умеют сражаться. Поэтому надо не только с оппозицией вести переговоры, но и с ними. Тем более, оппозиция и сама уже заявляет, что не все контролирует.

Я думаю, что в двадцатых числах февралях уже станет ясно общее направление. Я понимаю, скажем, оппозицию – они видят проблемы в стране и хотят уже  завтра их устранить. Но есть вещи, которые нельзя сделать быстрее, чем это предусмотрено законом. Говорят, давайте возвратим Конституцию 2004 года. Возвратить ту, возвратить эту! Потом скажут  – давайте возвратим брежневскую Конституцию 1978 года. Абсурд! Какая же это демократия, если незаконно принять Конституцию?! Это принцип "нельзя, но если очень хочется – то можно"! Нельзя превращать Конституцию в тряпку, беспредел по отношению к ней нужно заканчивать.   

Игры с народом всегда опасны! Народ вышел и показал, кто хозяин в доме

Я говорю: люди, остановитесь! Не делайте стихии! Это же только Махно считал, что чем больше анархии, тем лучше власть. Мы же не можем так вести себя. В первую очередь должны быть решения, которые возможны сегодня. Освободите арестованных, установите контроль за властью.

Найдена неплохая форма – Народные рады. У них нет властных полномочий, но контрольные функции они исполнять могут. Вот и создайте их в облсоветах, чтобы видеть, как работает глава администрации, как формируется и используется бюджет. Это был бы первый шаг. А второй – давайте создадим новое правительство. Оно не будет парламентско-президентским, потому что для этого нет условий, но техническое правительство профессионалов можно создать. И почему бы не принять решение и не провести быстро выборы киевского мэра? Сколько можно тянуть? То конституционный суд не хочет, то еще что-то, явно идет какая-то игра. Игры с народом всегда опасны! Народ вышел и показал, кто хозяин в доме.

И не надо заниматься перетягиванием каната, не надо угрожать Майданом. Как только в парламент зайдешь – слышишь одно и то же: а Майдан требует! Иду к Майдану, а там говорят – нет, мы не требуем такого. Надо прекратить обманывать друг друга, надо выполнять принятые соглашения.  Договорилась с президентом оппозиция – давайте по этому пути идти. А если то так, то эдак – доверия никогда не будет. Никаких ультиматумов ни с одной из сторон! Перестать оскорблять друг друга. Сейчас в парламенте не стороны с разными точками зрения, а враги. Но когда собираются враги, принимать решения очень сложно.

Бывший генерал-майор КГБ, работал в Вашингтоне под дипприкрытием, руководил управлением внешней контрразведки. В начале 1990-х активно участвовал в движении "Демократическая Россия". В 1995 году выехал в США, опубликовал разоблачительную книгу. В России был заочно приговорен за государственную измену к 15 годам лишения свободы. Живет в США.
Бывший генерал-майор КГБ, руководил управлением внешней контрразведки, работал в Вашингтоне под дипприкрытием. В начале 1990-х активно участвовал в движении "Демократическая Россия". В 1995 году выехал в США, опубликовал разоблачительную книгу. В России был заочно приговорен за государственную измену к 15 годам лишения свободы. Живет в США.

Как долго продлится кризис – очень трудно предсказывать. Но нынешнее руководство Украины в свое время было приведено к власти народом, народу и решать. Вот если состоятся выборы, возможно, в данной ситуации досрочные, и народ проголосует за нового руководителя – это нормально. Но если проголосуют за нынешнее руководство – то и с этим надо считаться.

Будущее страны – в руках народа Украины.  Люди должны проголосовать, и, кстати, я бы на месте Януковича назначил выборы, если уж идет такой шквальный налет на власть.

Теперь я хочу отметить одну деталь, на мой взгляд, не очень симпатичную. В оппозиционных выступлениях проскальзывает старая бандеровская тема. Бандера – вам не надо рассказывать – не просто руководитель националистического движения на Западной Украине. Он, между прочим, сотрудничал с гестапо – это известно, но не особо афишируется. Так что в этой ситуации сам украинский народ должен определиться, кто должен быть у власти, и больше никто – ни Россия, ни Соединенные Штаты, ни Европейский союз.  Решать должен только народ Украины.

Естественно, Россия влияет, мы же братские бывшие республики. Но в целом российское руководство занимает, я бы сказал, нейтральную позицию. Следят, разумеется, с большим беспокойством, они не хотели бы перемен в сторону, скажем, антироссийских симпатий. Но я убежден: силового вмешательства России не произойдет.

korotich
Украинский и российский публицист и писатель. Главный редактор журнала "Огонек" (1986–1991).

Вначале происходящее мне виделось очень оптимистично. Люди вышли на площадь заявить о своей воле к переменам и выразить возмущение тем, что перемены не случились. Но затем начался тот самый бессмысленный и беспощадный бунт, о котором писал Пушкин. Ну, покидали бутылки с бензином в беркутовцев. Проявились вещи – и я уже со многими об этом говорил – которые выглядят как провокации.

Чрезвычайное положении ввести?  Ерунда, потому что нет армии, которая сможет это обеспечить. Армия выйдет на Майдан и будет кричать, что "грошей нема". Рецепты вроде недавнего – перейти к федерации – это рецепты гражданской войны.   

На Майдане все перемешались, а лидера нет.  Чем все закончится – увидим. Сегодня президент встречается с Эштон, завтра – с Путиным. Продолжается все та же неразбериха. Уже вроде и Виктор Федорович Янукович согласен, что можно организовать перевыборы парламента, а в будущем – перевыборы президента. Но все равно: переизбрание без точно сформулированных тезисов мало чего стоит. На одних "геть!" далеко не уедешь.

Изберем мы другого президента – но структура-то гнилая. До сих пор мы живем с полусоветской властью. Первый наш президент, которого мы выбрали, за несколько месяцев до этого был первым секретарем ЦК компартии. В Великобритании в правительстве Ее Величества только десять служебных автомобилей. Я брал там интервью у премьер-министра – за мной приехал помощник на такси. Я почти убежден, что если бы кто-нибудь из руководителей современной Украины сошел с ума и объявил, что он отнимает привилегии, его бы растоптали в течение ближайших суток.   

Мы даже своих врагов называем ласкательно: вороженьки!

Майдан показал: у нас есть замечательный народ, но нет государства. И меня беспокоит, что мой народ, моя Украина не может родить Моисея, о котором говорил Иван Яковлевич Франко, Вашингтона, о котором мечтал Тарас Григорьевич Шевченко. Мы единственный народ, который умеет даже своих врагов назвать ласкательно, как в гимне! Ни в одном языке я такого слова не знаю – вороженьки!

Я очень боюсь, что все уйдет в парламент, который много раз доказывал свою несостоятельность.  Должны быть радикальные перемены.  Мы засиделись, ничему не научились у Восточной Европы, которая провела люстрацию и так далее.

Митинг слишком долго тянется. У американцев есть термин – "производство горячего воздуха".  В парламенте немножко  поговорят, попроизводят "горячий воздух". Потом – выдвинут кого-то. Если люди влиятельные выберут моего любимого друга Виталия Кличко, – ничего не будут с этого иметь. Тягнибока – абсолютно ничего, кроме нескольких громко говорящих львовских экстремистов. Яценюка – это Тимошенко, это возвращение на старые позиции.

Но есть олигархи! Я бы собрал их и сказал: хлопцы, вам дали наворовать, вы много чего натаскали, все вам остается, только нужно немножко поделиться, вложить деньги. Вот что Франсуа Олланд сделал: 75% с каждого дохода свыше миллиона евро идут в бюджет. Застрелитесь, но отдайте. Депардье убежал в Россию, но остальные остались. И они никуда не денутся – кто-то убежит на любимый Кипр и в Лондон, кто-то, как Азаров, приземлится в Вене. Но деньги не у всех за границей, и производство не у всех там. Значит, надо ставить на олигархов. Может, я что-то путаю, может, это реакционная точка зрения, но ничего другого я не вижу. Деятельные, влияющие на жизнь авторитеты – к сожалению, сегодня это только олигархи.

Порошенко пока на воровстве вроде не ловился. Он может войти в ту же группу, Виталий Кличко, еще кто-то.

Олигархи, в принципе, уже начали сдавать нынешнего президента. Значит, надо понять, чего они хотят. Так вот, посадить их вокруг круглого стола и сказать: давайте думать вместе, потому что будет плохо – и вам, и мне. Если народ подымется дальше – головы поскручивает. Вот это единственный выход. Парламент беспомощен, блокирование трибун и туалетов будет идти там бесконечно. Потом будет – свободу Юле, а если выйдет Юлия Тимошенко – ничего хорошего не выйдет, это будет еще один шаг назад.  

Сын Никиты Хрущева, Первого секретаря ЦК КПСС (1953–1964). Ученый и публицист, живет в США.

Как долго это все может продлиться, к сожалению, никто не скажет, потому что ситуация подпитывается снаружи. Те, кто стоят на Майдане, не понимают, что у Запада свои государственные интересы. Америка считает, что если Украина будет хоть чуть-чуть ближе к России, то завтра восстановится Советский Союз и начнется холодная война, и хочет всеми силами это предотвратить.

Когда это подпитывается, люди могут стоять на Майдане очень долго, полагая, что они в конце концов выколотят из власти то, что Янукович уйдет. Он уйдет, но придет кто-то другой. И у того человека будут те же проблемы – та же промышленность, цены на газ, россияне с одной стороны и европейцы – с другой.   

В Сирии все начиналось примерно с того же: две силы стояли друг против друга, а потом начали стрелять

Я считаю, что в исторической перспективе Украине правильнее всего стремиться в Европу, но постепенно. Европейский проект привлекательнее, чем российский, хотя и там много проблем. Я также считаю, что это противостояние может привести к такому развалу, из которого выбраться будет очень трудно. Вспомните, в Сирии все начиналось примерно с того же: две силы стояли друг против друга, потом они начали стрелять, появилась масса экстремистов, и сейчас они бомбят друг друга. Самое страшное – если из-за взаимной ненависти Украина развалится. Две недели назад я говорил, что не представляю этого, а вот сегодня – не могу этого исключить.

Чему я учу своих студентов и к чему я призываю вас – нужно исходить из своих интересов. Бесплатных ланчей не бывает ни в Росиии, ни в Европе, каждая страна преследует свои национальные интересы. Вот и Украине нужно понять, что у нее – свои национальные интересы, и они отличаются и от российских, и от американских, и от немецких. Если народ это поймет – то шаг за шагом будет идти в правильном направлении. Если можно взять деньги у России – нужно брать у России, дает деньги ЕС – брать у ЕС. Поправить свою экономику и идти дальше. Но – идти в Европу. 

Один из основателей диссидентского движения в СССР. Правозащитник, общественный деятель, писатель. Живет в Великобритании.
Один из основателей диссидентского движения в СССР. Правозащитник, общественный деятель, писатель. Живет в Великобритании.

Я утверждал, что мятеж перерастет в революцию только тогда, когда он распространится на всю страну. Буквально сразу после этого я посмотрел новости и понял, что так и происходит: начались захваты "седалищ власти" – причем не только в Западной Украине. Отсюда и уступки Януковича, испугавшегося, что процесс превратится в реальную революцию. Вот от этого процесса и зависит исход.

Конечно, многое зависит и от того, что предпримет Россия, и от того, какую позицию займет Запад. Но все-таки больше всего ситуация зависит от того, как революция будет распространяться по всей Украине, насколько далеко готово пойти украинское общество – вот главная составляющая.

Это уже не может продолжаться, это еще месяц назад не могло продолжаться, но ведь продолжается!

Чем это кончится, захлебнется процесс или восторжествует  очень трудно сказать. У меня есть большие сомнения, что правительство Януковича способно решить эту ситуацию силовым путем. Она, по-моему, вообще силовым путем уже не может решиться. Я также сомневаюсь, что и Москва пойдет на силовое решение этого вопроса – у них просто средств нет на это, разве что на какие-то провокации.

Самое оптимальное развитие событий – это досрочные выборы, которые позволили бы какой-то другой силе прийти на смену действующей власти. Но возможны и жесткие варианты: пока что не исчезла вероятность скатиться в гражданскую войну. Страна на перепутье.  

Сколько продлится кризис, предсказать просто невозможно, это вне анализа. Возможны неожиданности, которые его ускорят или замедлят. Если говорить с точки зрения обычного человеческого разума, то это уже не может продолжаться, это еще месяц назад не могло продолжаться, но ведь продолжается!  К решению будет подталкивать общая экономическая ситуация, а она, как я понимаю, становится все хуже.  

Российский политик, член Координационного совета российской оппозиции, сопредседатель партии РПР–ПАРНАС, в 1997–1998 был вице-председателем правительства РФ.
Российский политик, член Координационного совета российской оппозиции, сопредседатель партии РПР–ПАРНАС, в 1997–1998  вице-председатель правительства РФ.

Я надеюсь, все закончится хорошо. Пройдут досрочные выборы президента и парламента, будет изменена Конституция в пользу уменьшения полномочий президента, и Украина начнет движение вперед. Война не бывает вечной: это касается и Украины, Майдана.

Как долго может продлиться нынешняя ситуация, в большой степени зависит от адекватности Януковича. Если он сейчас, после мюнхенской конференции, будет готов объявить досрочные выборы и роспуск Рады – то это закончится в течение нескольких недель. Но если он будет, как обычно, петлять, издеваться над Украиной, да и над собой тоже – тогда все это может тянуться несколько месяцев. Янукович уже напетлял. Чем быстрее он примет эти решения – тем лучше для страны и для него.  

До какой степени в оппозиции понимают проблемы финансовой задницы Украины – я не знаю

Единственное, что оппозиция, на мой взгляд, недооценивает – это масштаб финансовой катастрофы в Украине. Гривна стала падать. Это, может, и не сценарий катастрофы, а, скорее, наоборот; но, тем не менее, это тревожный сигнал на фоне валящейся экономики. Падающая гривна – это плохая история. Но самое главное – то, что Украине нужна крупномасштабная финансовая помощь. И любое правительство, каким бы оно ни было, эту помощь должно получить: от Путина ли, от Запада – но без этой помощи украинская экономика вряд ли выберется из сложившейся ситуации. 

До какой степени в оппозиции понимают проблемы финансовой задницы Украины – я не знаю, я с ними на эту тему не общался. Но они должны знать, что простых решений не будет.

Российский писатель и публицист, оппозиционный политик. Возглавлял запрещенную в РФ Национал-большевистскую партию. Организатор Марша несогласных и других оппозиционных проектов. В детстве и юности жил в Харькове.
Российский писатель и публицист, оппозиционный политик. Возглавлял запрещенную в РФ Национал-большевистскую партию. Организатор Марша несогласных и других оппозиционных проектов. В детстве и юности жил в Харькове.

Я внимательно слежу за всем, что происходит в Украине. Мое мнение – все идет к распаду Украины на два части: с одной стороны – западенские области, с другой – южная и Левобережная Украина.

Сколько продлится нынешнее противостояние – не знаю. Полагаю, что это зависит от обеих сторон. Янукович себя демонстрирует слабым правителем. Иначе все это могло давным-давно закончиться.

Когда-то, много лет назад, я писал об украинской независимости. Я говорил, что легко объявить независимость, но вот когда придут многие испытания – тогда мы посмотрим, будет ли Украина существовать как единое государство. И сейчас я считаю, что не будет.  И это не пессимизм. Видите ли, я прожил первые 24 года жизни на Украине, и довольно неплохо понимаю, что Украина – не одно целое.

Специалист с мировым именем, старший научный сотрудник Института мировой экономики им. Петерсона (Вашингтон, США), ведущий американский эксперт в области экономики Украины.

Сейчас очень сложно оценить, сколько продлятся протесты в Украине, сколько еще продлится противостояние с властью.

Но сколько бы это ни продлилось, думаю, что результатом происходящего станут важные изменения. Это будут настоящие демократические перемены в Украине. Произойдет изменение Конституции, сменится режим, сменится глава государства – это при хорошем раскладе.

Президент Янукович, скорее всего, уйдет раньше, чем должен был бы завершиться его президентский срок в обычной ситуации. И Янукович сам все сделал для этого: после принятия "диктаторских законов" и ультиматума в отношении освобождения политзаключенных оппозиции ничего не остается, кроме как серьезно настроиться на отставку нынешнего президента и добиваться ее.    

Но если все-таки дело будет обстоять иначе и Янукович решит во что бы то ни стало удержать за собой власть – я опасаюсь, что все это может закончиться большой кровью.    

Третий Президент Украины (2005–2010 годы), политический и общественный деятель.
Третий Президент Украины (2005–2010 годы), политический и общественный деятель.

Нам надо вернуться к задачам, которые поставил Майдан 21 ноября. Если сформулировать одним пунктом – к политике евроинтеграции. Майдан не ставил вопрос изменения Конституции, смены правительства, импичмента президента, досрочных выборов в Верховную Раду. Если мы выиграем европейскую политику и интеграцию  – у нас будут досрочные парламентские выборы, будет переформатировано правительство, по-другому будет идти подготовка к президентским выборам. Или мы идем азиатской дорогой во вчерашний день, или – по пути современной европейской демократической политики.

Поэтому не нужно смещать акценты и следовать ложным приоритетам и сугубо политическим интересам. Крен в сторону политической борьбы может стать большой ошибкой.

Что касается Конституции – я не хочу сказать, что она совершенна. Я был человеком, который больше других сделал, чтобы была принята Конституция 2004 года, хотя тогда против меня выступала "Батькiвщина" и многие мои соратники. Правда, сегодня они выступают в первых рядах за то, чтобы вернуться к той Конституции. Но нельзя просто так взять и вернуть ее, как предлагают, решением парламента. Есть соответствующий конституционный процесс. Конституция – это священное писание, это грааль. И кстати, ее изменения не имеют отношения к тому, что люди требуют сегодня на Майдане.

Должны быть выполнены требования европейской интеграции, зоны свободной торговли, безвизового режима. У нас нет регулярных отношений с ЕС, у нас нет ежедневного диалога.

Европа пока рассматривает этот кризис как внутренний украинский вопрос. А вот Россия его так не рассматривает. Я убежден, что правда откроется. Власти применили боевое оружие! Мне кажется, что тут замысел гораздо глубже, чем просто выяснение отношений между группами украинских граждан.

Руководитель Центра украинских исследований Института Европы РАН, ведущий научный сотрудник, советник бывшего президента СССР Михаила Горбачева.
Первый серкетарь ЦК ВЛКСМ в 1986–90 годах, ныне руководитель Центра украинских исследований Института Европы РАН, ведущий научный сотрудник, советник бывшего президента СССР Михаила Горбачева.

Вчера мы в длинной беде с Михаилом Сергеевичем Горбачевым максимально сблизили наши точки зрения. Мы сошлись на том мнении, что борьба украинцев за свои человеческие права и за свободу является в своей основе продолжением перестройки. Так что и он, и я  – мы поддерживаем эту борьбу, Естественно, речь не идет о каких-то крайних проявлениях.

А было серьезное противоречие. Михаила Сергеевича очень тревожили радикальные экстремистские проявления, которые сопровождают любое общественное движение. Он все-таки остается приверженцем некоего более тесного экономического сотрудничества в рамках России, Украины, Беларуси, Казахстана и других новых независимых государств. У меня была немного другая точка зрения. Я тоже за максимальное экономическое сотрудничество, однако ему мешают некоторые политические препятствия: это объективные отличия России и Украины. Но вчера Горбачев сказал, что разногласий между нами больше нет, что он понимает, что движет людьми. Хотя, конечно, одновременно предостерегает от экстремистских действий.   

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000

 
 

Публикации

 
все публикации