$38.48 €41.72
menu closed
menu open
weather +5 Киев

ЕСПЧ указал, что РФ осуществляет "эффективный контроль над территорией" Крыма. В переводе с международно-правового языка – это оккупация

До окончательного решения ЕСПЧ по делу об аннексии Крыма еще далеко, но основные контуры "дорожной карты" судебного разбирательства суд уже наметил, заявил адвокат Николай Полозов.

Сегодняшнее решение ЕСПЧ по межгосударственной жалобе "Украина против Российской Федерации" является знаковым и определяет дальнейшее направление хода этого судебного разбирательства.

Во-первых, суд установил, что Российская Федерация осуществляла эффективный контроль Крыма, то есть по сути контролировала полуостров, уже начиная с 27 февраля 2014 года, а не с 18 марта, т.е. после референдума, как на то указывала российская сторона в процессе.

Это произошло благодаря резкому увеличению численности российского военного контингента в очень короткие сроки и последующему блокированию украинских военных соединений в местах их дислокации.

Во-вторых, суд отказался признавать Крым неотъемлемой территориальной юрисдикцией Российской Федерации.

Вообще, ЕСПЧ не полномочен решать вопросы суверенитета, поэтому прямо указал, что не будет рассматривать соответствие вхождения Крыма в состав РФ по российскому законодательству нормам международного права.

Однако в решении суд указал, что будет принимать дальнейшие решения исходя из того, что юрисдикция РФ над Крымом имеет форму "эффективного контроля над территорией", а не "территориальную юрисдикцию".

В переводе с международно-правового языка на обычный "эффективный контроль над территорией" называется оккупацией.

В-третьих, ЕСПЧ оценил доказательства, представленные Украиной по критериям приемлемости, и посчитал, что имеется достаточно доказательств административной практики (т.е. организованного, структурированного и последовательного осуществления различными органами власти и должностными лицами скоординированных действий) российских властей в Крыму по:

  • насильственным исчезновениям;
  • незаконным задержаниям;
  • жестокому обращению;
  • автоматическому навязыванию гражданства;
  • обыскам в частных жилищах;
  • преследованию по религиозному признаку;
  • запрещению работы ряда СМИ;
  • запрещению публичных собраний и демонстраций поддержки;
  • запугиванию и произвольным задержаниям организаторов демонстраций;
  • принудительному отчуждению собственности у гражданских лиц и частных предприятий;
  • дискриминации по языковому признаку (в том числе прекращение преподавания украинского языка в школах);
  • ограничению передвижения (из-за фактического преобразования Россией административной границы между Крымом и Херсонской областью в государственную);
  • дискриминации крымских татар (в том числе нарушение права на уважение частной и семейной жизни, на свободу мысли, совести и религии, на свободу выражения мнения, на свободу собраний и объединений, на свободу передвижения).

В-четвертых, ЕСПЧ посчитал, что с 27 февраля 2014 года суды в Крыму не могут считаться созданными "на основании закона", как то предусмотрено ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на справедливое судебное разбирательство).

Кстати, оценивая доказательства по критерию приемлемости жалобы, ЕСПЧ особо отметил два заявления Владимира Путина. Первое – на встрече с силовиками в ночь с 22-го на 23 февраля, когда он заявил, что принял решение начать работу по возвращению Крыма в состав РФ, а второе – в телеинтервью 17 апреля 2014 года, где он признался, что Россия разоружила воинские части украинской армии и правоохранительных органов, а также что российские военнослужащие поддержали крымские силы самообороны.

До окончательного решения еще далеко, но основные контуры "дорожной карты" судебного разбирательства ЕСПЧ уже наметил.

Следим за развитием процесса.

Источник: Николай Полозов / Facebook

Опубликовано с личного разрешения автора

Блог отражает исключительно точку зрения автора. Редакция не несет ответственности за содержание и достоверность материалов в этом разделе.