$39.39 €41.96
menu closed
menu open
weather +12 Киев
Ярослав Романчук
ЯРОСЛАВ РОМАНЧУК

Главный экономист, руководитель по экономическим реформам Офиса простых решений и результатов.

Все материалы автора
Все материалы автора

Можно принять хоть сотню законов против олигархов, но без рыночных реформ Украина превращается в царство номенклатурно-силового схематоза

Индекс свободы человека 2021.

Американский Институт Катона и канадский Институт Фрейзера представили седьмой ежегодный доклад о состоянии свободы человека – Human Freedom Index 2021. Он основан на 82 показателях личной и экономической свободы. Авторы оценивают 165 стран, которые представляют 98,1% населения Земли. По шкале от 0 до 10 (максимальный уровень свободы) среднемировой показатель составляет 7,12 балла. Украина заняла 98-е место с показателем 6,86 балла. В 2020 году Украина была на 106-м месте с показателем 6,78 балла. Впервые с 2013 года страна вышла из второй сотни стран, но до лучшей своей позиции (82-е место в 2008-м) еще далековато. В регионе Восточная Европа из 22 стран Украина заняла 20-е место, опережая только две тоталитарные страны, Беларусь и Россию. До следующей в списке Сербии (7,54 балла) довольно большая разница. Эта балканская страна заняла 67-е место.

Только 14,6% населения планеты (около 1,1 млрд человек) живет в 25% самых свободных стран мира. В 25% самых несвободных стран живет 40,3% (2,94 млрд) населения Земли. С 2008 года разница между 25% самых свободных и 25% самых несвободных увеличилась на 6,6%. Страны с высоком уровнем свободы человека имеют ВВП на душу населения ($48 748) в 4,3 раза больше, чем в несвободных ($11 259).

С 2008 года, когда вышел первый индекс, 71 страна ухудшила свои показатели, а 67 стран его улучшили. Это значит, что 83% населения планеты (6,1 млрд) жили в странах со снижением уровня свободы человека, в том числе в Китае, Индии, США, Индонезии, Бразилии и России. Только 17% населения мира (1,24 млрд) имели возможность наблюдать повышение уровня человеческой свободы.

Экономической свободы в Украине меньше, чем личной: 6,2 балла (129-е место) и 7,33 балла (90-е место). Хрупкость политической, правовой конструкции Украины очевидна. Пробуксовка рыночных реформ, увеличение роли и места государства в экономике, противостояние с ФЛП и малым бизнесом в режиме высокой инфляции и концентрации капитала в руках распорядителей чужого (политиков, чиновников, силовиков) не получили одобрения населения, не привели к ощутимому росту благополучия.

Согласно данным группы "Рейтинг" (телефонный опрос 16–18 декабря 2021-го), 70% украинцев отметили ухудшение экономического положения в стране (в декабре 2018 года было 76%). Об ухудшении материального положения своей семьи заявили 50% украинцев, об улучшении – только 9%. В декабре 2018-го было 61% и 5% соответственно. В конце 2021-го 89% украинцев отмечают ухудшение ситуации с ценами на основные товары и лекарства. Для 80% населения за последний год хуже стало положение с жилищно-коммунальными услугами. Активизация государства в инвестиционной сфере, стимулирование потребления привело к тому, что 50% украинцев заявили об ухудшении ситуации на рынке труда. Позитивные изменения в этой сфере отметили лишь 11% населения. Ухудшение и без того плачевного состояния борьбы с коррупцией отметили 38%, улучшение – 12%.

Украинские власти продолжают игнорировать ценные рекомендации международной сети ученых и экспертов, которые работают над проблематикой личной и экономической свободы. Не то приоритеты экономической политики в 2021 году были бы расставлены иначе. Практически каждый орган государственного управления выполняет десятки, если не сотни функций. Часто ответственность за результат распределена между разными структурами власти. Ключевые показатели эффективности (KPI) сформулированы так, что чиновники годами могут переливать из пустого в порожнее. В результате тормозятся ключевые рыночные реформы, а государство направляет ресурсы на коммерческие проекты.

Увлечение распорядителей чужого бизнеса приводит к вытеснению частных инвестиций, ухудшению условий работы национального предпринимательства, консервации коррупции и "серой" экономике. При этом фундаменты для быстрого, долгосрочного экономического роста остаются недопустимо слабыми. По фактору "верховенство права" в Индексе свободы человека Украина получила только 4,6 балла из 10 возможных, по гражданскому праву – 5,4 балла, по уголовному – 3,6 балла. Такое плачевное положение подтверждают данные других международных организаций (World Justice Project, Legatum Institute, TRACE International, Economist Intelligence Unit). Без надежной защиты жизни и собственности человека страна превращается в царство номенклатурно-силового схематоза. Украина консервирует этот статус. Можно принимать хоть сотню законов против олигархов, произвольно определяя их статус, но без системных рыночных реформ, без отделения государства от бизнеса проблему свободы человека не решить.

Развивающейся, переходной стране с низким качеством институтов государственного управления и большим объемом нерыночного сектора (государственные расходы более 35% ВВП) невозможно обеспечить темпы роста 6–9% ВВП на протяжении более 20 лет. Именно столько нужно такой стране, как Украина, чтобы прочно утвердиться в группе стран со средним доходом на душу населения более $20 тыс.

По итогам 2021 года Украина будет самой бедной страной Европы. ВВП на душу населения прогнозируется на уровне $4384. Для сравнения: в Молдове будет $4791, Грузии – $4807, Беларуси – $7032, России – $11 273. По данному показателю отставание от Польши – в четыре раза, Чехии – в 5,9 раза, Словакии – в 4,9 раза. Сравнение с развитыми странами Европы и Азии показывает огромную пропасть, которую нужно преодолеть Украине, чтобы войти в экономическую элиту мира.

Научно-исследовательские центры мира более четверти века развивают теорию роста и развития, основанную на экономической свободе, предпринимательстве, открытой конкуренции и свободной торговле. За это время мир перешагнул границы IV промышленной революции. Все большее значение для стран и компаний приобретают нематериальные активы. Речь идет не только о свободе человека и экономике, но и о целом кластере активов, ценность которых для современного производства неоценима. По оценке консалтинговой компании Brand Finance, за последние 25 лет ценность нематериальных активов выросла более чем на 1145%, или около 11% в год. В период с 2019-го по 2021 год они выросли с $61 трлн до $74 трлн. Доля Украины в этом мировом пуле нематериальных активов – менее 0,1%.

Чтобы попасть в долгосрочный тренд этого, безусловно, перспективного роста, Украине необходимо резко, радикально и максимально быстро создать качественные институты для защиты жизни, свобод и собственности человека. Это совсем не одно и то же, что запуск "Большого строительства", создание административно-промышленных парков или назначение инвестиционных нянь отдельным крупным компаниям. Модель "Большое государство" не подходит для превращения Украины в современное, благополучное государство на тех же основаниях, на каких пишущие машинки или роторные телефоны не подходят к современным способам коммуникации и обработки информации.

Этот очевидный вывод, основанный на прочной научной основе, подтвержденный десятилетиями эмпирических наблюдений, длинными историческими рядами, по-прежнему не учитывается украинскими властями при выработке экономической политики. Закон о бюджете 2022 года, основные направления денежно-кредитной политики 2022 года, налоговое и регуляторное законодательство, принятое на период до 2025 года, игнорируют экономическую науку, рекомендации докладов о критической важности частной собственности, личной и экономической свободы. Бег Украины по граблям совка и номенклатурно-силового схематоза продолжается.

Источник: Ярослав Романчук / Facebook

Опубликовано с личного разрешения автора

Блог отражает исключительно точку зрения автора. Редакция не несет ответственности за содержание и достоверность материалов в этом разделе.