$40.44 €43.23
menu closed
menu open
weather +18 Киев

"Изображая жертву". Выступление историка Снайдера на заседании Совбеза ООН, посвященном "русофобии". Полный текст

"Изображая жертву". Выступление историка Снайдера на заседании Совбеза ООН, посвященном "русофобии". Полный текст Снайдер: Термин "русофобия" используется во время этой войны как форма имперской пропаганды, в которой агрессор претендует на роль жертвы
Фото: EPA

Известный американский историк, профессор истории Йельского университета Тимоти Снайдер 14 марта выступил на заседании Совета Безопасности ООН, созванном Россией в связи с "русофобией" в Украине и на Западе. Видео заседания опубликовано на сайте ООН, текст своей речи и ответа представителю РФ Снайдер выложил на своем сайте. "ГОРДОН" публикует полный текст выступления Снайдера, опираясь, в частности, на перевод на украинский историка, эксперта Украинского института будущего Сергея Громенко.

Дамы и господа, я выступаю перед вами как историк региона, как историк Восточной Европы и, в частности, как историк массовых убийств и политических злодеяний. Я рад, что меня попросили проинформировать вас об использовании термина "русофобия" российскими государственными деятелями. Я считаю, что такая дискуссия может прояснить кое-что о характере агрессивной войны России в Украине и незаконной оккупации Россией украинской территории. Я скажу коротко и ограничусь двумя моментами.

Мое первое замечание состоит в том, что вред россиянам и русской культуре – это, прежде всего, итог политики Российской Федерации. Если мы озабочены ущербом россиянам и русской культуре, то нас должна беспокоить политика Российского государства.

Мое второе замечание будет состоять в том, что термин "русофобия", который мы обсуждаем сегодня, использовался во время этой войны как форма имперской пропаганды, в которой агрессор претендует на роль жертвы. В прошлом году это послужило оправданием военных преступлений России в Украине.

Позвольте мне начать с первого пункта. Предпосылка обсуждения "русофобии" состоит в том, что мы озабочены причинением вреда россиянам. Это предпосылка, которую я, безусловно, разделяю. Я разделяю обеспокоенность насчет россиян. Я разделяю беспокойство по поводу русской культуры. Вспомним же действия последнего года, нанесшие наибольший вред россиянам и русской культуре. Я кратко назову 10.

1. Принуждение наиболее творческих и продуктивных россиян к эмиграции. Российское вторжение в Украину привело к тому, что около 750 000 россиян покинули Россию, включая некоторых из самых творческих и продуктивных людей. Это непоправимый вред для русской культуры, и это результат российской политики.

2. Уничтожение независимой российской журналистики, чтобы россияне не могли знать окружающий мир. Это тоже российская политика, и она наносит непоправимый вред русской культуре.

3. Общая цензура и подавление свободы слова в России. В Украине вы можете говорить все, что хотите, на русском или на украинском. В России – нет.

Если вы стоите в России с плакатом "Нет войне", вас арестуют и, вероятнее всего, посадят. Если вы стоите в Украине с плакатом "Нет войне", на каком бы языке он ни был, с вами ничего не случится. Россия – страна одного основного языка, где мало что можно говорить. Украина – страна двух языков, где можно говорить что угодно.

Когда я посещаю Украину, люди сообщают мне о военных преступлениях России, используя оба языка, украинский или русский, как им удобнее.

4. Атака на русскую культуру методом цензуры школьных учебников, ослабление отечественных культурных учреждений, ликвидирование музеев и неправительственных организаций, занимающихся российской историей. Все это политика России.

5. Извращение памяти о Второй мировой войне путем ведения агрессивных войн в 2014-м и 2022 годах, то есть лишение всех будущих поколений россиян этого наследия. Такова российская политика. Она нанесла большой урон русской культуре.

6. Унижение русской культуры во всем мире и конец того, что раньше называлось "русским миром" за границей. Раньше в Украине было много людей, которые дружелюбно относились к России и русской культуре. Этому положили конец два российских вторжения. Эти вторжения были политикой российского государства.

7. Массовые убийства русскоязычных граждан в Украине. В результате российской агрессивной войны в Украине погибло больше носителей русского языка, чем в результате любого другого действия на сегодняшний день.

8. Вторжение России в Украину привело к массовой гибели российских граждан, воевавших как солдаты в ее агрессивной войне. Около 200 000 россиян погибли или получили увечья. Это, конечно, просто российская политика. Это российская политика – отправлять молодых россиян умирать в Украине.

9. Военные преступления, травма и чувство вины. Эта война означает, что поколение молодых россиян – тех, кто выживет, – будет замешано в военных преступлениях и на всю жизнь будет окутано травмой и чувством вины. Это большой вред русской культуре.

Весь этот вред россиянам и русской культуре был нанесен самим российским правительством, в основном на протяжении последнего года. Если бы мы были искренне обеспокоены ущербом для россиян, мы бы задумались об этом. Но, возможно, самая плохая российская политика по отношению к россиянам – последняя.

10. Постоянное обучение россиян убеждению, что геноцид – это нормально. Мы видим это в неоднократных заявлениях президента России о том, что Украины не существует. Мы видим это в фантазиях о геноциде в российских государственных СМИ. Мы видим это в течение года, когда государственное телевидение каждый день выходит на миллионы или десятки миллионов граждан России. Мы видим это, когда российское государственное телевидение представляет украинцев свиньями. Мы видим это, когда российское государственное телевидение представляет украинцев паразитами. Мы видим это, когда российское государственное телевидение представляет украинцев червями. Мы видим это, когда российское государственное телевидение представляет украинцев сатанистами или упырями. Мы видим это, когда российское государственное телевидение заявляет, что украинских детей нужно топить. Мы это видим, когда российское государственное телевидение заявляет, что украинские дома нужно сжигать вместе с людьми внутри. Мы видим это, когда люди появляются на российском государственном телевидении и говорят: "Их вообще не должно быть. Мы должны их расстрелять". Мы видим это, когда кто-то появляется на российском государственном телевидении и говорит: "Мы убьем один миллион, мы убьем пять миллионов, мы можем уничтожить вас всех", – имея в виду всех украинцев.

Итак, будь мы искренне обеспокоены вредом для россиян, мы были бы обеспокоены тем, что российская политика делает с россиянами. Утверждение о том, что украинцы являются "русофобами", является еще одним элементом разжигания с помощью русского языка ненависти на российском государственном телевидении. В российских СМИ эти и другие утверждения об украинцах смешиваются с утверждением, что украинцы – "русофобы". Так, например, в выступлении на российском государственном телевидении, где спикер предложил уничтожить всех украинцев, он аргументировал это тем, что их всех нужно истреблять, потому что они проявляют "русофобию".

Утверждение о том, что украинцев нужно убивать, потому что у них психическое заболевание, известное как "русофобия", является вредным для россиян, потому что оно воспитывает их в духе геноцида. Но, конечно, такое утверждение гораздо хуже для украинцев.

Это подводит меня ко второму пункту. Термин "русофобия" – это риторическая стратегия, известная нам по истории империализма.

Когда империя нападает, империя утверждает, что она  жертва. Риторика о том, что украинцы каким-то образом являются "русофобами", используется российским государством для оправдания агрессивной войны. Язык очень важен. Но наиболее важна обстановка, в которой он используется. Вот эта обстановка: российское вторжение в саму Украину, разрушение целых украинских городов, казнь украинских местных лидеров, насильственная депортация украинских детей, перемещение почти половины украинского населения, разрушение сотен больниц и тысяч школ, умышленное прекращение подачи воды и тепла в зимнее время. Такова обстановка. Это то, что происходит на самом деле.

Термин "русофобия" используется в этой обстановке для продвижения утверждения о том, что имперское государство является жертвой, даже невзирая на то, что имперское государство – Россия – ведет жестокую войну. Это исторически типичное поведение. Имперские власти дегуманизируют фактическую жертву и сами претендуют на то, чтобы быть жертвой. Когда жертва (в данном случае – Украина) выступает против нападения, убийств, колонизации, империя говорит, что хотеть, чтобы ее оставили в покое, глупо, это болезнь. Это "фобия".

Это утверждение о том, что жертвы иррациональны, что они "фобны", что они имеют "фобию", ставит целью отвлечь внимание от реального опыта жертв в реальном мире, который, конечно, опыт агрессии, войны и жестокости. Термин "русофобия" – это имперская стратегия, направленная на то, чтобы перевести тему с реальной агрессивной войны на чувства агрессоров, тем самым обесценивая существование и опыт людей, которым нанесен наибольший вред. Империалист говорит: "Мы здесь единственные люди. Мы – настоящие жертвы. И наши оскорбленные чувства означают больше, чем жизнь других людей".

Теперь военные преступления России в Украине могут быть и будут оцениваться по украинскому законодательству, потому что они совершаются на украинской территории, и по международному праву. Невооруженным глазом видно, что идет агрессивная война, совершаются преступления против человечности и геноцид.

Употребление слова "русофобия" в этой ситуации, утверждение о том, что украинцы психически больны, а не переживают зверства, является колониальной риторикой. Это служит частью более широкой практики разжигания ненависти. Вот почему эта сессия важна: она помогает нам увидеть безумные высказывания России о геноциде. Идея о том, что у украинцев есть болезнь под названием русофобия, используется в качестве аргумента для их уничтожения наряду с аргументами о том, что они паразиты, сатанисты и так далее.

Утверждение, что вы жертва, когда вы в действительности агрессор, не является защитой. На самом деле, это часть преступления. Разжигание ненависти, направленное против украинцев, не является частью защиты Российской Федерации или ее граждан. Это элемент преступлений, совершаемых российскими гражданами на украинской территории. В этом смысле, созвав это заседание, российское государство нашло новый способ признаться в военных преступлениях. Благодарю вас за ваше внимание.

Фото: EPA (архив) Фото: EPA (архив)

Постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя назвал приведенные профессором Снайдером данные "ложью" и обвинил докладчика в "исторических мистификациях", а также заявил, что после 2014 года в Украине "русофобия" возведена в статус государственной политики страны", сообщает пресс-служба ООН.

После этого Снайдер выступил во второй раз, отвечая на вопросы российского представителя.

Российский представитель считает нужным попросить меня предоставить источники, и я очень рад это сделать.

Если нас интересуют источники из заявлений чиновников Российской Федерации, я отсылаю российского представителя на сайт президента Российской Федерации. Там он найдет речи президента Российской Федерации, которые отрицают существование Украины на том основании, что Украину придумали нацисты, отрицают существование Украины на том основании, что ее придумали коммунисты, и отрицают существование Украины на том основании, что 1000 лет назад крестили викингов. Я не комментирую здесь историческую обоснованность или логику этих аргументов. Я просто указываю то, что общеизвестно, что это заявления президента Российской Федерации. Так же и Дмитрий Медведев, член Совета безопасности России, в своем Telegram-канале неоднократно предлагает этот добрый язык геноцида, о котором сегодня идет речь.

Относительно источников на российском государственном телевидении. Здесь все очень просто. Я цитировал российское государственное телевидение. Российское государственное телевидение – это орган российской страны. Как сказал президент Российской Федерации, российское государственное телевидение представляет российские национальные интересы. Поэтому заявления, сделанные на российском государственном телевидении и в других государственных средствах массовой информации, важны не только как проявление российской политики, но и как признак геноцидной мотивации для российского населения. Это настолько верно, что сами ведущие на российском телевидении вслух выражают обеспокоенность возможностью привлечения их к уголовной ответственности за военные преступления. Поэтому я отсылаю представителя Российской Федерации в видеоархивы российских государственных телеканалов. Для тех, кто не знает русского языка, я отсылаю вас к прекрасной работе Джулии Дэвис. Джулия Дэвис собрала архив соответствующих российских видеоматериалов.

Если вопрос об источниках касается существующих российских зверств в Украине, то они хорошо известны и широко задокументированы. Самое простое, что могло бы сделать российское государство, – это позволить российским журналистам свободно вести репортажи из Украины. Для всех остальных проще было бы посетить Украину – страну, в которой есть демократически избранный двуязычный президент, представляющий национальное меньшинство, и спросить народ Украины о войне на украинском или русском языках. Украинцы говорят на обоих языках и могут ответить вам на обоих.

Представитель Российской Федерации счел нужным напасть на мою квалификацию. Я воспринимаю это обвинение со стороны российского государства как знак гордости, поскольку он очень незначительный элемент в большей атаке на российскую историю и культуру. Моя работа была посвящена, среди прочего, хронике массовых убийств россиян, в частности во время блокады Ленинграда. Я горжусь тем, что на протяжении своей карьеры учился у историков Украины, Польши, Европы в целом, а также историков России. Жаль, что ведущие историки России и ведущие ученые России не могут свободно заниматься собственными дисциплинами в собственной стране. Досадно, что такие организации, как "Мемориал", проделавшие героическую работу по российской истории, сейчас криминализированы в России.

Также досадно, что законы о памяти в России препятствуют открытому обсуждению российской истории. Досадно, что слово "Украина" убрали из российских школьных учебников. Как историк России, я с нетерпением жду того дня, когда можно будет свободно обсуждать увлекательную историю России.

Говоря об истории, российский представитель возразил, что есть такое понятие как история Украины. Я бы порекомендовал российскому представителю обратиться к замечательным исследованиям историков, знающих и украинский, и русский языки, таких как недавняя работа моего коллеги Сергея Плохия из Гарварда. В общем, я бы порекомендовал людям посетить мой открытый курс по украинской истории в Йельском университете, который, я надеюсь, расскажет о значении украинской истории более красноречиво, чем я могу это сделать здесь.

В более фундаментальном плане я хотел бы поблагодарить российского представителя за то, что он помог мне выразить то, что я пытался донести во время своего брифинга. Я пытался сказать, что представитель большей страны не вправе утверждать, что у меньшей страны нет истории. Представитель России только сказал нам, что когда украинцы, в прошлом или сейчас, утверждают, что они существуют как общество, это "идеология" или "русофобия". Российский представитель помог нам, проиллюстрировав поведение, которое я пытался описать. Как я и пытался сказать, отвержение чужой истории или называние ее болезнью – это колониальное отношение с геноцидными последствиями. Империя не имеет права говорить, что у соседней страны нет истории. Утверждение, что у страны нет прошлого, является языком вражды, содержащим геноцид. Эта сессия помогла нам установить связь между русскими словами и действиями, и эта сессия была полезна. Благодарю вас.