Клуб читателей
Гордон
 
ОБЩЕСТВО ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Комендант "Хонки" Януковича: На Майдане я, как на зоне был, а в "Хонке" – как в тюрьме

Владения Януковича четвертый месяц подряд находятся под присмотром активистов. Один из них – Петро Олийнык, львовянин, прошедший весь Майдан и ставший комендантом "Хонки". "Хотел эту красоту сберечь и людям показать, в итоге сам очутился, как в тюрьме. Теперь жду, кто возьмет на себя это огромное хозяйство", – рассказал в интервью Gordonua.com Олийнык.

Петро Олийнык: Первые недели по три часа спал, и то днем, потому что ночью непонятные люди в "Межигорье" приходили воровали, ломали, картины из рамок вырезали
Петро Олийнык: Первые недели по три часа спал, и то днем, потому что ночью непонятные люди в "Межигорье" приходили – воровали, ломали, картины из рамок вырезали
Фото: Из личного архива Петра Олийныка
Наталия ДВАЛИ
Редактор, журналист

33-летний львовянин Петро Олийнык по прозвищу "Примара" был одним из первых, кто вошел в "Межигорье" сразу после бегства Януковича. Попал в резиденцию прямо с Майдана  – в шлеме, самодельных латах и с флагом УПА на плечах. Говорит, приехал из любопытства: на золотой унитаз посмотреть, а застрял на четыре месяца. Первое время боролся с мародерами, вовсю орудовавшими в имении Януковича, а после стал комендантом "Хонки" – огромного дома, где четыре года жил сбежавший экс-глава государства.

Интервью пришлось брать на ходу: Петро то экскурсии водил, то хозяйственные вопросы решал. О "Межигорье" рассказывал быстро и по-деловому, о Майдане вспоминал неохотно, хотя участвовал во всех ключевых событиях украинской революции: начиная от разгона студентов в ночь на 30 ноября 2013 года, заканчивая расстрелом активистов 18–21 февраля 2014 года, когда от пуль снайперов погибли больше 100 человек. "Не вытягивайте из меня эту информацию: душа переворачивается, в голову всякое лезет. За что парни погибли? Вышли, а их расстреляли. За что?".

"На Майдане все нормально, Юлька вещает. Давайте лучше в "Межигорье" порядок наводить"

– Петро, где золотой батон?

– Да не видел я никакого золотого батона! Когда в "Межигорье" приехал, его уже не было. Золотые украшения, яйца Фаберже, даже золотую подкову видел, а еще официальное поздравление Януковичу, которое начиналось "Ваше превосходительство", а внизу подпись "Дмитрий Медведев". Но батона не было.


00_baton_copy
Загадка Януковича – золотой батон весом то ли два, то ли три килограмма. Бесследно исчез в первые дни "открытых дверей" в "Межигорье". Фото: Євромайдан / Facebook


– Когда вы приехали в "Межигорье", а, главное, зачем?

– 22 февраля, как только стало известно, что Янукович сбежал из Киева. Приехал прямо из-под Верховной Рады, хотел увидеть, что за поместье такое, ну и на золотой унитаз посмотреть, о нем столько говорили. Да и что было делать, на Майдане сидеть, очередного Веча ждать? Возле главных ворот поместья собрались люди, но все было закрыто. Я вернулся на Майдан, взял дрель, болгарку, и опять в "Межигорье". Хотел аккуратно высверлить двери, спокойно и культурно зайти, посмотреть.

– Долго сверлили?

– Разве я сказал, что сверлил? Я только собирался. Янукович 21 февраля сбежал, я попал в "Межигорье" на следующий день, до меня тут уже другие побывали. А я в чем был на Майдане – в каске, со щитом, с палкой – в том и приехал. Вообще удивлен, что ни одного инцидента со стрельбой, ранениями, жертвами не было. Слава Богу, что не сожгли ничего, потому что люди, приехавшие "в гости" к Януковичу, очень возмущены были.


b_honka_00
Вид на "Межигорье" с "Хонки". Фото: Сергей Крылатов / Gordonua.com


Я одним из первых на территорию зашел: ходил, любовался, потому что действительно очень красиво. Вначале, правда, осторожно шел, оглядывался, чтобы "Беркута" не было. Ходили слухи, что охрана Януковича перед бегством растяжки поставила. Подошел ко входу в "Хонку" – закрыто. Еще кто-то подошел, так мы до вечера и простояли, не заходили. Подмога с Майдана так и не пришла, даже чай не привезли. Ночь наступила, у меня, как назло, мобильный на морозе глючить стал – ни позвонить, ничего. Да еще кто-то ляпнул, что Янукович может вернуться в "Межигорье" с силовиками и нас перережут, как котят. В общем, решил вернуться на Майдан.

– 22 февраля вечером на площади уже Юля Тимошенко в инвалидном кресле выступала, приехала на Майдан прямиком из харьковской больницы…

– Да, а до того Нестора Шуфрича схватили, на сцену тянули, чуть руки-ноги ему не переломали. В общем, я взял болгарку, дрель и вернулся в "Межигорье". Ребятам, которые на КПП остались, сказал: "На Майдане все нормально, Юлька приехала, что-то со сцены вещает. Давайте лучше тут порядок наводить".


sk730_01
Со стороны центрального КПП у "Хонки" два этажа, со стороны Киевского моря – четыре. Фото: Сергей Крылатов / Gordonua.com


Первые недели по три часа спал, и то днем, потому что ночью непонятные люди в "Межигорье" приходили – воровали, ломали, картины из рамок вырезали

– С чего начали наведение порядка?

– После меня еще нескольких пустили: ходили, фотографировали, но аккуратно, чтобы ничего не поломать. Правда, кто-то успел клюшки для гольфа присвоить: мол, заберу как трофей. Я уговаривал не брать. "Зачем? – спрашивал. – Может, и я тоже хочу, но их всего несколько. Я возьму, ты возьмешь, он возьмет, а дальше что? Придут люди смотреть "Межигорье", пусть и клюшки эти увидят". Кто-то в "Хонку" через вентиляцию залез, но его словили, на КПП отправили, а я решил помыться.

– Вы в "Межигорье" отправились, чтобы душ принять?

– На Майдане месяцами только влажными салфетками в порядок себя приводили. До "Межигорья" я на Иордань (19 января, праздник Крещения Господня.Gordonua.com) последний раз мылся, а тут гляжу: баня открыта, активисты какие-то бумаги сушат. В общем, спросил разрешения. Пока мылся, они шушукались, ведь тогда ничего ясно не было: свой – не свой, "титушка" или майдановец. Я их успокоил: не волнуйтесь, помоюсь и уйду, но мне разрешили в бане переночевать. Утром опять пошел к "Хонке", а внутри нее уже кто-то ходил…

– Кто?

– Не знаю. Смотрю, вещи разбросаны, как будто в спешке что-то искали, где-то уже сумки огромные стоят, в них бутылки с алкоголем сложены, гора ключей от всех помещений рядом лежит. Люди какие-то ходят, говорят, что с Майдана. Один даже помощником депутата представился. В общем, уговорил их покинуть помещение.


01_04
В зимнем саду в "Хонке", кроме диковинных растений, есть чучело льва. Фото: Из личного архива Петра Олийныка


– Вот так просто: силой слова мародеров уговорили?

– Конечно, а как еще, стрелять, что ли? Говорил им: можно, конечно, все разграбить, но только вспомни, как гробы на Майдан несли. Вспомни и ответь: ребята точно гибли за то, чтобы ты сейчас мародерствовал в "Межигорье"? Я, говорю, не могу запретить, но мозги включай: у тебя цель нажиться? В общем, хаос начался, они что-то кричали, ключи пытались у меня отобрать.

Я понял: надо спокойно и терпеливо переждать, с кем возможно – говорить. Ну а дальше… Первые недели в "Хонке" по три часа в сутки спал, и то днем, потому что ночью опять какое-то движение начиналось: то одни приходили, то другие, все кричали, что теперь они здесь коменданты. Дурдом. Оружие искали. Я вообще удивлен, как они друг друга не поубивали. Никто не понимал, что завтра будет, постоянно ждали очередного наступления беркутовцев. Тревожно было очень. Вы заметили, что на стенах голые крючки остались, а картин нет?

– Ну да, картины же в музей передали.

– Какой музей? То есть передали, конечно, но лишь то, что не утащили в первые дни. Бегали какие-то товарищи с автоматами, почему-то Самообороной себя называли: врывались, разворовывали, ломали… Кричали: мол, мы с Майдана, мы великие охранники, а сами картины из рамок вырезали. Брали потому, что не понимали, как завтра сложится. Были бы кружки в золотой цвет покрашены – и те бы умыкнули.

– Так как вы мародерство прекратили?

– Долго и тяжело рассказывать. Справились, хотя всякое было. Через несколько дней все, кто нахватал-награбил, ушли, а мы потихоньку стали наводить порядок, поддерживать это огромное хозяйство. Когда музейщики пришли, я им передал вещи из "Хонки", акты подписывал: "Я, Олийнык Петро, самоорганизация, адрес такой-то". Не боюсь подписываться своим именем, хотя знаю, что рано или поздно придут из прокуратуры и начнут тупые вопросы задавать: кто ты, что ты, зачем в "Межигорье" пришел, где был, кого видел?

Если бы я не остался в "Хонке", никто бы не увидел ни стульев, ни штор, ни сокровищ Януковича – ни-че-го, кроме голых стен

– Почему вас называют Примарой?

– Это Призрак по-русски. Был один патриот, дал мне такое прозвище, потому что я в темноте по "Хонке" передвигаться могу. Дом огромный, но я быстро все ходы-выходы изучил.

Еще на крышу лазил, флаг красно-черный установил. Меня просили снять: мол, российские журналисты итак везде кричат, что в Украине сплошные "бендеровцы". Я отказался. При чем тут Бандера? Это повстанческий флаг, символизирующий землю и кровь, пролитую за Украину. Я с этим флагом весь Майдан прошел.

– Многие возмущаются, что майдановцы за вход и экскурсию по "Межигорью" деньги берут.

– При вас женщины зашли, они за цветами в саду ухаживают. До этого электрик приходил, сауну и боулинг чинил. Мы им зарплату платим, но ведь деньги брать откуда-то надо. Проводим экскурсии, чтобы хоть как-то это огромное хозяйство в порядке держать.

У меня во Львове отец, мать, ребенок остались, я хоть завтра могу домой вернуться. Но нельзя, потому что точно знаю: если бы не остался здесь в свое время, никто бы не увидел ни стульев, ни штор, ни сокровищ – ни-че-го, кроме голых стен. Это надо сберечь, чтобы все поняли: сколько януковичи наворовали. Спортзалы, бильярды, бассейны, сауны, боулинги – из "Межигорья" можно что-то толковое сделать, хоть часть денег людям вернуть. Не разваливать и разворовывать, а сберечь и отдать громаде – вот как я хочу.


05_04
Петро Олийнык: "Я на крыше "Хонки" флаг установил. Многие возмущались: мол, российские журналисты итак везде кричат, что в Украине сплошные "бендеровцы". При чем тут Бандера? Это старый повстанческий флаг, символизирующий землю и кровь". Фото: Из личного архива Петра Олийныка


– И когда собираетесь громаде отдать?

– С 22 февраля здесь торчу. Только раз выходил за территорию "Межигорья", 8 марта, когда мама и дочка в Киев приехали меня навестить. Звонил одному, другому, третьему, спрашивал: кому это все отдать? Кто ответственность возьмет? Кому мне рассказать, какой тут бардак был? Нет ответа. Приезжали несколько депутатов: мол, сделаем, внесем, проголосуем. "Хорошо, – я отвечал, – буду ждать". Второй раз никто из них не появился. Понимаю, после Майдана Крым начался, теперь восток Украины... В общем, ждем, кому передать "Межигорье", а пока поддерживаем все в нормальном состоянии. Я на Майдане, как на зоне был, а в "Хонке" – как в тюрьме.

– Почему "как на зоне"?

– Не мог с Майдана уйти, переживал, потому что в моей палатке разлив "коктейлей Молотова" чуть ли не круглосуточно происходил. Делали, что могли, надо было защищаться. С крыш по людям стреляли, сам видел. Снайперы или нет –  не знаю.

– Много ваших друзей погибло?

–  Не вытягивайте из меня эту информацию. Не хочу и не могу об этом говорить: душа переворачивается, в голову всякое лезет. За что парни погибли? Вышли, а их расстреляли. За что?

"Наверху" не рассчитали, что люди с голыми руками на автоматы пойдут

– Какого числа вы приехали на Майдан?

– 25 ноября 2013 года. Перед этим планировал на заработки уехать, даже загранпаспорт сделал, но… Половина украинцев на заработках за рубежом, там порядок: сказали "За работу заплатим 100 долларов" – заплатят. У нас же скажут "200 долларов" – дадут 50, а то и взашей ни с чем прогонят. Ехал на Майдан, потому что надо с чего-то начинать, хоть чуть-чуть, но контролировать власть. Думаете, нам в Россию, в Таможенный союз надо было идти? Там такой же бардак, такой же царек сидит и вручную всем правит.

– Вы были на площади в ночь на 30 ноября, когда "Беркут" жестоко избил и разогнал студентов?

– Был, но вспоминать не хочу. Потому что больно, много вопросов осталось. Почему, например, когда начался разгон, на сцене никого не было? Так называемые лидеры Майдана, звезды-активисты, певица Руслана – все исчезли. Аппаратуру со сцены за час или полтора до разгона вдруг собрали и увезли. Зачем? Нам отвечали: мол, надо было колонки на более мощные поменять… Вот кому об этом рассказать, кто поверит? Кто думать умеет, сам все поймет, остальным ни объяснять, ни доказывать ничего не надо.

ВИДЕО
30 ноября около четырех утра "Беркут" жестко зачистил студенческий Майдан. Были десятки раненых и задержанных. На следующий день на улицы Киева выйдет почти миллион граждан, возмущенных действием силовиков Януковича. Видео: "5 канал" / YouTube

Я прекрасно понимал, что "наверху" свои игры шли. Если бы действительно был отдан приказ зачистить Майдан, выполнили бы за 10 минут. Поэтому когда в палаточном городке ночную охрану выставляли, в солдатиков играли, я говорил: "Расслабьтесь, если захотят напасть, сделают это за пару минут, в полете разорвут". Мы мирно стояли, а "наверху" под наше стояние свое мутили. Вот только не рассчитали, что люди без ничего, с голыми руками на автоматы пойдут: в них стреляли, а они все равно шли…

– В вас тоже стреляли?

– На Иордань на Грушевского резиновой пулей руку прострелили. Между мной и беркутовцом метров 10 было: я камни бросал, а он стрелял, но я его морду запомнил. Через пару дней армянина убили (20-летний Сергей Нигоян погиб 22 января 2014 года от пули, выпущенной со стороны силовиков, охранявших правительственный квартал.Gordonua.com). Я тогда колеса проткнул автобусу с силовиками. Нас гранатами закидывали, мы отбегали, смотрели, есть ли раненые, и опять к баррикадам. Когда гранаты взрывались, я сначала боялся, падал, матюкался, а после 20 минут привык. Тяжело было, когда беркутня "Терен" бросать начала (слезоточивая и светошумовая граната "Терен". – Gordonua.com), приходилось в сторону отбегать, потому что задохнуться можно было. Они думали: гранаты бросим – все разбегутся, а нас это лишь заводило.


gr00
19 января, первый день столкновений на Грушевского. Майдан перешел в активную фазу после того, как Верховная Рада приняла "диктаторские" законы, ограничивающие права граждан. Фото: TukvaSociopat / Twitter


Были ситуации, когда многим из нас очень страшно становилось. Но я просил: или сзади встань, или в палатке спрячься, или домой возвращайся, но не показывай другим свой страх. Мы все боялись. Конечно, глупо было открыто идти на автоматы, ни у кого из нас тогда защиты не было, одни щиты фанерные и самодельные бронежилеты, которые насквозь простреливались. Но смысл был в том, чтобы показать этим "наверху": мы есть! Какое они право имеют не пускать нас в правительственный квартал? Никто бы ничего в их Раде и Кабмине не ломал.

– Вы пытались с силовиками на Грушевского поговорить?

– Они же против нас детей из внутренних войск выставили. В автобусе эти пацаны в полной экипировке сидели, сознание теряли, потому что не обучены два-три часа через противогаз дышать. Думаю, половина ВВшников хотела бросить все и уйти, но не знали как. Переход на сторону Майдана означал предательство родины, а за это уголовная статья. Один мне рассказывал: мол, ну меня же посадят. Так нас итак бы всех пересадили! Я точно знал: если уйду с Майдана – меня на 15 лет в тюрьме закроют. За что? "Коктейли Молотова" разливал.

За строем солдат из ВВ всегда "Беркут" стоял: строй размыкался, беркутовцы быстро выходили, стреляли и опять за спины пацанов прятались. Эти тыловые крысы всю дорогу сзади стояли и расстреливали, расстреливали…

Я беркутовцев только как животных воспринимаю: сказали "фас!" и они рванули бить, разгонять, убивать

– Но ведь был и львовский "Беркут", который – первый и единственный – отказался приказы выполнять.

– Не рассказывайте мне про львовских, я прекрасно знаю, кто попадает в местный "Беркут" – абсолютно отмороженные дебилы. Оружие сложили, говорите? Показуха! Скинул погоны, значит, к нам переходи! Чего ваш львовский "Беркут" не приехал на Майдан и не встал со мной рядом? Отказались в активистов стрелять – молодцы, уважаю, но надо было не во Львов возвращаться, а нас в Киеве защищать!

Я беркутовцев только как животных воспринимаю: сказали им "фас!" и они, не включая мозгов, рванули бить, разгонять, убивать.

– Вы под дубинки "Беркута" попали?

– 18 февраля, после мирного шествия под стенами Верховной Рады. Рядом офис Партии регионов был, его уже разгромили и подожгли. Я туда зашел, а там почему-то ящики с помидорами и огурцами стоят, в кухне закрылись шесть работников, тряслись от страха, не понимали, что происходит. Все в дыму, пожарная система сработала. Эти шестеро кричат: "Мы сдаемся". "Ну, – говорю, – тогда двери открывайте". Света нет, я фонариком посветил, эти шестеро в угол забились. Страшно, понимаю: на улице же и драки были, и гранаты взрывались, и силовики стреляли, и "коктейли Молотова" летели.


07_01
"Я точно знал: если уйду с Майдана – меня на 15 лет в тюрьме закроют. Фото: Из личного архива Петра Олийныка


Я их вывел, опять спустился в подвал, хотел жесткие диски из компьютеров вынуть, мало ли, какая там важная информация могла быть. Пока разбирался, забежал активист перепуганный, поскользнулся, упал, но прокричал: "Беркут" идет!". Мы сразу выбежали на улицу: справа "Беркут", слева – "титушки", посередине – пресса. В общем, схватили меня, "закопалы" (укр., стали бить ногами.Gordonua.com), еще бы полминуты и… Но они на кого-то отвлеклись, а я сумел отползти в соседний двор. В общем, чуть помяли, голову разбили немного, но кости были целы, так что в больницу не обращался.

– В ночь с 18-го на 19-е была одна из самых жутких зачисток Майдана: силовики палаточный городок сожгли, Дом профсоюзов подпалили и чуть ли не половину площади отбили…

– Я до этого с одним парнем из Дубляны познакомился. Он всю ночь бегал, в бой рвался, петарды поджигал, бутылки носил. Только приехал на Майдан, энергии куча… "Спокойно, – говорил ему, – нам главное площадь удержать, а не рваться куда-то". Он всю ночь "коктейли" бросал, под водомет попал, тогда еще морозы сильные были, промок весь. 20-го его убили. Обстоятельств не знаю. Погиб и все. Ему тоже 33 года было. Не надо было ему ни в какую атаку идти: беркутня вооружена была, а у нас даже бронежилетов не было…

– Как не было? Но ведь к тому времени волонтеры кучу бронежилетов купили и раздали Самообороне.

– Может приближенным и досталось. Я даже купить хотел, и деньги у меня были, но сначала не знал, где их продавали, после подешевле искал. В общем, только здесь, в "Межигорье", обзавелся бронежилетом.

В какой-то из дней Святослав Вакарчук на Майдан приехал, на двух джипах, с охраной, щиты привез. "Лучше бронежилет дайте" – говорю. Вакарчук сказал, что у него нет. Кто-то к нему за автографам подбежал, а у меня отвращение к человеку. Ну кем бы ты ни был, зачем на джипах, с охраной? Выйди к людям, пешком среди нас пройдись…


bgzxx8pcuaa02lf.jpg_large
19 февраля. "Беркут" атаковал Майдан почти всю ночь, поджег Дом профсоюзов и часть палаточного городка. К утру силовики заняли почти половину площади. Фото: Євромайдан / Twitter


Я ни в какую Самооборону не записывался и не собираюсь, не хочу ни за кого отвечать, тащить людей на смерть. Когда Дом профсоюзов сгорел, штаб Самообороны переехал. Я как-то мимо проходил, вижу: пацаны в очереди стоят, в сотни записываются. Другие список ведут, форму песочную выдают, кто-то в руководство пролезть пытался. Всякое было.

Я мог жить в любом здании на Майдане: и в Доме профсоюзов, и в Киевской мэрии. Но я в своей палатке оставался даже в –25…300С. И с депутатами-комендантами Майдана знаком был, мог жить на площади, как у Бога за пазухой. Но я не за тем в Киев ехал, чтобы наверх пролезть, а такие на Майдане тоже были.

Я и на Майдане понимал: скинем одного, придет другой такой же

– Если бы не "Межигорье", поехали бы сейчас на восток Украины?

– Нет. Ни командовать, ни переубеждать никого не хочу. Пусть жители Донбасса своей головой думают. Хотят и дальше в говне жить – пусть живут. Не хотят, пусть включают мозги и вместе с нами начинают меняться. Майдановцам ни в Крым, ни в Донецк, ни в Луганск ехать не надо, у нас еще будет случай умереть.

Я ни в какие Нацгвардии и добровольческие батальоны не собираюсь. Лучше раздобуду оружие, спрячусь в лесу и так буду защищаться. Я не идиот, чтобы на танки идти. Если Верховной Раде надо, пусть сама идет. Или как? Вы там заседать будете, а я на востоке воевать?

– Вы в новую власть не верите?

– На Майдане к людям только Виталий Кличко спускался. Я не говорю, что Арсений Яценюк или Олег Тягнибок с активистами не общались, просто Кличко не пиарился, не таскал за собой фотографов, в палатку ко мне заходил вместе со своим дедушкой, автографы раздавал, и сам спрашивал, и простых людей выслушал… Правда, в последние дни Майдана возле Кличко уже никто не собирался: люди не простили, что он на переговорах руку Януковичу пожал. Вот только Кличко один, он целый клан не поборет. Клан, где – выше-ниже – но везде бандиты, присоски, которые и при Януковиче, и сейчас остались.

Я и на Майдане понимал: скинем одного, придет другой такой же. Меняем шило на мыло. Но мы хотим контролировать их, вот в чем суть.

Одних политиков выгнали, другие остались. Янукович отдавал приказ стрелять по людям, но ведь он это кому-то говорил, тот – нижестоящему и так далее. Последним в этой цепочке был тот, кто стрелял. И не надо постоянно твердить, какой Янукович плохой был. Я и сам знаю. Пусть лучше эта новая честная власть ответит, где была при Януковиче. Пусть бывшие члены Партии регионов, которые вдруг честными стали, расскажут, как кнопочки 16 января в Раде нажимали, за "диктаторские" законы голосуя.

Нам всем нужно меняться, тогда и систему постепенно перезагрузим. После "оранжевой революции" тоже, вроде, демократичнее стало, но года не прошло, как старые чиновники опять в кабинеты вернулись. Вот я и говорю: снизу все изменения начинать надо, потому что сверху не получается – ну не расходятся они! Местами меняются, но не расходятся. Значит, выход один: жестко контролировать всех политиков и самим меняться.

– И сколько времени на это уйдет?

– Ни я, ни вы этого не увидим. Но вы своего ребенка научите порядку, я – своего, так и будем страну менять. Я одно знаю, 50–100 майдановцев будут потихоньку продолжать свое дело. И "бандеровцы", и донецкие на самом деле одного хотят – порядка, личной ответственности политиков, силовиков, простых людей – всех! Хотим, чтобы каждый одинаково отвечал, неважно, пять гривен у него в кармане или миллион. Так что нам еще долго бороться придется и с системой, и с самими собой.


10_01
Петро Примара возле клетки с куклой, похожей на беглого экс-президента Януковича. Январь 2014 г., Киев. Фото: Из личного архива Петра Олийныка


Теги: Межигорье
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
7 мая, 2014 12:10
28 марта, 2014 19:19  
 
 
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
 
 
 

Публикации

 
все публикации