ГОРДОН
 
 
Игорь Семиволос

Директор Центра ближневосточных исследований.

Для РФ Ближний Восток – часть стратегии по возвращению статуса сверхдержавы. "Вставание с колен" предусматривало триумфальное возвращение в регион

Этот материал можно прочитать и на украинском языке

Все три ключевых игрока в Сирии – Турция, Россия и Иран – определили в свое время для себя Ближний Восток зоной своих интересов и экспансии. Для каждой из трех стран отправной точкой стала "арабская весна" – серия восстаний против авторитарных псевдореспубликанских режимов 2010–2011 годов.

Начнем с Турции. Эрдоган увидел в подъеме политического движения "Братья-мусульмане" шанс на усиление позиций Турции на Ближнем Востоке – региона, из которого Анкара ушла почти 100 лет назад после падения Османской империи и отмены халифата. Ключом для реализации такой политики после военного переворота в Египте стала Сирия, в которой началось восстание против режима Асада. 2013 год – поворотный пункт – вмешательство в конфликт шиитов и интернационализация сирийского конфликта. На тот момент турки сделали ставки в пользу оппозиции и определились с врагами.

Россия. Для Москвы Ближний Восток – часть стратегии по возвращению статуса сверхдержавы. После развала Советского Союза влияние Кремля в регионе упало до нижних отметок. "Вставание с колен" предусматривало триумфальное возвращение на Ближний Восток, тем более, что традиционный соперник США в лице Обамы как огня боялся нового конфликта и ограничивался deeply concerned. Усиление Москвы означало переформатирование отношений со странами Персидского залива, Израилем и Европой, которая традиционно пасется в этом регионе, но давно не в силах доминировать. Замысел, без сомнения, неплохой. Наконец, после начала войны с Украиной и санкций в ответ Россия могла придерживать сирийскую карту для торгов по Крыму. Как ни странно, но события "арабской весны", которые снесли часть дружественных России режимов, стимулировали последнюю к активному противодействию "проискам Запада".

Иран. Шиитские революционеры, которые спали и видели распространение своих исламистских идей в остальных мусульманских странах, также увидели окно возможностей. Но их намерения, по-моему, были более приземленные – гарантировать в странах с активным шиитским меньшинством или пассивным большинством победу своих сателлитов и построить шиитский коридор от Тегерана до Средиземного моря, обезопасив себя таким образом от американского или израильского нападения.

Все три страны сделали свои ставки, и их интересы – так случилось – сосредоточились на многострадальной Сирии.

Насколько они противоречивы? Я бы сказал, фифти-фифти. При желании можно разойтись краями, но дело в том, что существует еще сам Асад, который пытается играть в свою игру, юзая своих союзников.

Собственно, о границах компромисса с Россией и Ираном четко высказался недавно Эрдоган – он не против российской военной базы в Сирии и поддержки родственных этно-конфессиональных групп Ираном, но Асад? Вот где зарыта собака.

Собственно, чем закончится эта фаза войны, сказать крайне трудно. Еще пару недель назад можно было с большой степенью вероятности говорить об окончательном проигрыше вооруженной оппозиции и потере последнего бастиона – Идлиба, но сейчас все выглядит не так очевидно.

Ключевой вопрос в настоящее время – у кого и на сколько хватит ресурсов, чтобы максимизировать свой выигрыш и триумфатором сесть за стол переговоров о мирном урегулировании.

Сирия без Асада или с Асадом? Вот в чем вопрос.

Источник: Igor Semyvolos / Facebook

Опубликовано с личного разрешения автора

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

КОММЕНТАРИИ:

 
Запрещены нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию.
 
Осталось символов: 1000
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 
 
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 

Свежие блоги