$38.33 €41.59
menu closed
menu open
weather +6 Киев

Прокурор по делу Гандзюк: Ни один эксперт не скажет, что вылитой на Екатерину кислоты достаточно для смерти

Прокурор по делу Гандзюк: Ни один эксперт не скажет, что вылитой на Екатерину кислоты достаточно для смерти Паровой: Хотели бы убить – орудие убийства было бы иным
Фото: censor.net.ua

Участники нападения на херсонскую активистку Екатерину Гандзюк не предусматривали ее гибели, иначе избрали бы другое оружие, а не кислоту. Так начальник отдела процессуального руководства досудебным расследованием ГПУ Владимир Паровой пояснил изменение статей подозрения фигурантам дела на более легкие.

Избрание кислоты как орудия нападения на общественного деятеля Екатерину Гандзюк свидетельствует об отсутствии умысла на ее убийство; квалификация подозрений фигурантам дела была изменена после тщательного изучения доказательств и мотивов. Об этом в интервью "Цензор.НЕТ", опубликованном 2 мая, заявил член группы прокуроров по делу Гандзюк, начальник отдела процессуального руководства досудебным расследованием Генеральной прокуратуры Украины Владимир Паровой.

Он признал, что определение квалификации было сложным. Гандзюк умерла от последствий кислотного ожога, следовательно, человек, причинивший ей телесные повреждения, мог учесть возможность наступления таких последствий. Однако изначальный умысел состоял в обезображивании внешности активистки, что является ключевым с юридической точки зрения, убежден прокурор.

"Хотели бы убить – орудие убийства было бы совсем иным. Судебная практика знает довольно редкие случаи убийств путем обливания кислотой. Изуродовать – да. Если уж применяется кислота, разве что нужно взять и человека полностью в нее окунуть", – сказал Паровой.

Никто не мог сказать в момент преступления, что потерпевшая умрет, при этом в любом случае обливание почти литром концентрированной кислоты являлось крайне травматичным, уточнил он.

"Ни один эксперт не предоставит вам вывод, что такое количество кислоты приведет к смерти. Здесь учитываются различные факторы, в том числе и состояние здоровья. Каждый организм на те или иные травмы реагирует по-разному", – отметил член прокурорской группы.

По его словам, еще одним косвенным фактором, говорящим об отсутствии умысла убивать Гандзюк, было наличие в преступной группе Алексея Левина, который в прошлом был осужден за причастность к убийствам.

"То есть эта деятельность для него была не нова. И я думаю, что если бы эти лица пытались убить потерпевшую, то они бы это сделали", – подытожил Паровой.

Гандзюк облили серной кислотой утром 31 июля 2018 года возле подъезда ее дома в Херсоне. Она получила химические ожоги более 30% тела, кислота попала на спину, голову, руку, а также в глаз. 4 ноября активистка умерла. Расследованием преступления занимается Служба безопасности Украины.

По этому делу арестовали Игоря Павловского, Сергея Торбина, Владимира Васяновича, Вячеслава Вишневского, Виктора Горбунова и Никиту Грабчука. Последний, по версии следствия, облил активистку кислотой. Еще один подозреваемый, Левин, находится в розыске, по предварительной информации, он скрывается в Доминиканской Республике. Генпрокурор Юрий Луценко называл его ключевым фигурантом дела.

Согласно схеме, которую продемонстрировал 11 февраля Луценко, глава Херсонского облсовета Владислав Мангер (его называют заказчиком преступления, он находится на свободе) заказал и частично оплатил нападение на Гандзюк. В апреле стало известно, что ГПУ изменила ему подозрение с заказа убийства на заказ избиения.

В начале апреля прокуратура изменила подозрение большинству фигурантов дела. Торбина, Вишневского, Горбунова, Васяновича и Грабчука теперь подозревают в умышленном нанесении тяжких телесных повреждений. Эти лица признали вину и пошли на соглашение со следствием, рассказали в ГПУ. Павловскому теперь инкриминируют не организацию убийства, а сокрытие преступления, что предусматривает более мягкое наказание.

25 апреля активисты движения "Кто заказал Катю Гандзюк?" устроили акцию с файерами под домом генпрокурора Луценко из-за смягчения Генпрокуратурой подозрений фигурантам дела об убийстве общественного деятеля.