ГОРДОН
 
 

Отец из-за избиения потерял зрение, у матери дважды останавливалось сердце. История 17-летней бандуристки из Мариуполя, прошедшей фильтрационный лагерь

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
17-летняя Мария с семьей смогла выбраться из окруженного Мариуполя
17-летняя Мария с семьей смогла выбраться из окруженного Мариуполя
Фото: hromadske.ua

17-летняя бандуристка Мария Вдовиченко вместе с родителями пережила бомбежку в окруженном Мариуполе Донецкой области. Выехав из города, семья попала в фильтрационный лагерь оккупантов. Историю девушки 18 апреля опубликовало hromadske.

Первые дни войны, подвал в Мариуполе

Первое время Вдовиченко с родителями пряталась в ванной своей квартиры, так как подвал их дома был не пригоден для укрытия.

"Бывали дни, когда мы уже знали, в какое время нас будут обстреливать. Только шум, шелест, взрыв – сразу бежали в ванную. Это постепенно надоедало. Исчезала надежда, что все закончится, что нас спасут. Ну и что такое ванна в обычной хрущевке?" – говорит она.

В один из дней их дом сильно пострадал от взрыва. Как вспоминает девушка, верхние этажи дома просто сложились: "Падали куски бетона, мебель, шифер с крыши, летело стекло". Тогда семья решила перебраться в первый попавшийся подвал.

Они добрались до подвала, где уже было 20 человек. Условия были тяжелые: у людей заканчивались продукты, еду не из чего было готовить, воду добывали из льда и снега. А однажды перед дверью в подвал прилетела мина.

Пока семья была в подвале, у матери Марии произошло обострение болезни. Женщина уже шесть лет болеет полинейропатией – это поражение нервной системы.

"На фоне стресса она перестала ходить, у нее дважды останавливалось сердце. Аптеки не работали, лекарства у нас не было. Отделение скорой медицинской помощи, которое было против нашего подвала, разрушили. Отец реанимировал маму, как мог и знал – искусственное дыхание, массаж сердца. Таблетки приходилось искать под обстрелами", – рассказывает девушка.

После 12-го дня пребывания в подвале Мария перестала считать дни. Она говорит, что российские солдаты ходили по подвалам, проверяли, кто там сидит, бросали бомбы. Когда к ним стучали, никто не отвечал.

Побег из Мариуполя, фильтрационный лагерь оккупантов

В один из дней семья услышала от соседей, что можно уехать на Мелекино (Донецкая область). У отца девушки была машина, потому им удалось добраться до села. Там стоял пост боевиков "ДНР".

"Нас остановили на блокпосте, спросили о месте регистрации. "Мариупольское? Вам направо". Что за "право" мы не знали. Оттуда нас направляли дальше и дальше. Так постепенно сформировалась большая колонна из автомобилей и даже людей, шедших пешком. Впоследствии военные "ДНР" сказали ехать вниз. Мы тронулись, а они просто стреляли по машинам и людям", – говорит Мария.

Впоследствии семья доехала до оккупированного поселка Ялта (Донецкая область). Две недели они жили в пансионате без тепла и воды. Как говорит девушка, боевики "ДНР" пытались показать себя с хорошей стороны: приглашали приходить к ним, называть свое имя, фамилию, чтобы получить гуманитарную помощь. Люди шли, но никаких пайков там не давали – их получали местные, а затем продавали их на базаре по завышенным ценам.

"Еще тогда же в Ялте была "денационализация": солдаты ходили по домам, искали "националистов", "фашистов", как они говорят. Людей увозили в неизвестных направлениях, кого-то убивали", – вспоминает она.

Семья решила уехать из Ялты и попала в фильтрационный лагерь в Мангуше. Лагерь представлял собой колонны из тысяч автомобилей, которые осматривали оккупанты. Также отдельно был лагерь и для тех, кто шел пешком. Ожидая своей очереди, семья Марии пробыла в машине двое суток.

"Вот как устроена фильтрация: у них есть блокпост. Туда заезжает машина, где проверяют каждый карман, бардачок, багажник, каждую сумку. У людей – одежда, и что под ней. Мужчин раздевают на улице возле машин. Ищут татуировки, какие-то отметины, одним словом, "националистов". Случалось, что не все пассажиры из машины проходили фильтрацию: они могли забрать отца или мать, а машина должна была двигаться дальше", – говорит Мария.

Фильтрацию проходила она и отец. Неходящей матери и малолетней сестре разрешили остаться в машине. Девушка вспоминает, что слышала разговоры солдат о том, как они расстреливали не прошедших фильтрацию.

В фильтрационной комнате у Марии сняли отпечатки пальцев, отсканировали документы, проверили телефон, задавали провокационные вопросы о власти, Украине и ее позиции. Девушку отпустили, но еще 40 минут они ждали возвращения отца. Когда его выпустили, мужчина не мог нормально идти и постоянно падал. Как выяснилось, его избивали и давили морально. Из-за ударов по голове мужчина в последствие начал терять зрение. В лагере ему выдали "документ", подтверждающий прохождение фильтрационного лагеря.

Выезд на подконтрольную Украине территорию

Семья доехала до Бердянска, а затем поехала в сторону Запорожья. По дороге они прошли еще 27 постов оккупантов. На каждом проверяли документы, машину, спрашивали, профильтрован ли. У людей забирали еду, теплые вещи, просили сигареты, спрашивали даже о наркотиках и алкоголе.

Марии с семьей удалось доехать до Орехового, где уже стоял украинский блокпост. Затем они отправились в Запорожье, где обратились в центр помощи беженцам. Матери девушки оказали медицинскую помощь, потому что она тогда еще не ходила. Отцу было очень плохо: он не видел. 

"Волонтеры помогли нам доехать до Днепра. В городе отца обследовали два врача, заключили, что у него травма в результате контузии. На одном глазу полная потеря зрения, а другое видит сквозь целлофановый пакет. Чтобы получить качественную медицинскую помощь, волонтеры отправили нас во Львов. Здесь отец еще раз прошел обследование. Нам сказали, что его лечение будет долгим, сложным и дорогим, возможно придется выехать за границу", – отметила девушка.

Война России против Украины. Главное (обновляется)

Контекст:

Мариуполь – крупнейший портовый город на берегу Азовского моря. Бои за Мариуполь идут с 24 февраля, когда началось масштабное вторжение российских войск в Украину. Оккупанты не смогли взять город штурмом и начали сбрасывать на него авиабомбы, обстреливать из артиллерийских орудий и реактивных систем залпового огня. Жители осажденного Мариуполя из-за российских оккупантов остались без воды, света, тепла, связи и продуктов.

Около трех недель – до 14 марта – эвакуация из города не проводилась из-за постоянных обстрелов со стороны россиян. Затем у жителей появилась возможность покинуть город по специальному коридору, но только на частном транспорте. 12 апреля глава Донецкой областной военной администрации Павел Кириленко сообщил, что этот способ россияне также заблокировали.

Часть города контролируют оккупанты, часть – украинские военные. Бои продолжаются.

6 апреля горсовет Мариуполя сообщил, что в городе начали работать российские мобильные крематории, чтобы "уничтожить любые свидетельства преступлений своей армии".

19 апреля заместитель командира полка "Азов" Святослав Паламар (позывной Калина) сообщил, что завод "Азовсталь" в Мариуполе практически полностью уничтожен в результате бомбежек российских оккупантов. Он напомнил о призыве полка "Азов" к мировым политикам с просьбой организовать эвакуацию мирного населения и раненых из Мариуполя, а также сообщил, что пока нет такого решения.

Ольга БЕРЕЗЮК
журналистка
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 

Нажмите «Нравится», чтобы читать
Gordonua.com в Facebook

Я уже читаю Gordonua в Facebook

 
 
 
 
 

Публикации

 
все публикации